Андре Моруа - Жизнь Александра Флеминга

Жизнь Александра Флеминга

4.2
3 хотят послушать 10 рецензий
12 часов 21 минуту
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Известный всему миру британский бактериолог, открывший пенициллин, был удостоен Нобелевской премии. Пресса предрекала, что это открытие "изменит ход истории" и называла Флеминга "ученым, победившим смерть", включая в число ста самых важных людей двадцатого столетия. Но легок ли был путь ученого к великому открытию? Его унижали и осмеивали. Ему не верили, и его гениальные научные прозрения считали шарлатанством. От него отвернулись даже самые близкие друзья. Что же помогло ученому выдержать все испытания? О жизни и борьбе Александра Флеминга рассказывает в своем потрясающем биографическом романе Андре Моруа…

Лучшая рецензияпоказать все
peccatrice написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Для разгрома фашизма он сделал больше целых дивизий.

Двадцатый век был оглушающим: лучшие и худшие из нас за сотню лет поменяли человеческий облик планеты, одновременно поднимая человечество на ступень выше, чем когда-либо ранее, и откинув его же назад. Двадцатый век - век двух Мировых войн, уничтоживших так и не прозвеневшие имена, он же - век расцвета науки, человечности, знания.
Двадцатый век дал нам в руки людей, говоривших с Вселенной на ты, он дал нам великих писателей, которые уничтожают и дают нам дышать до сих пор, он подарил нам художников и поэтов, актеров, превращающих зрителей в раба, музыкантов, играющих на наших оголенных нервах. Он дал нам великих врачей и биологов: это Уотсон, Крик, Розалинд Франклин и их главное слово жизнь - дезоксирибонуклеиновую кислоту, Мечникова и его иммунную теорию, Листера и антисептику, Пирогова и военную хирургию. Десятки фамилий, которые на небосклоне науки заняли свои законные места, связанные между собой невидимыми нитями, создавая целые созвездия, освещая залитую кровью землю, побеждая созиданием разрушение.
Двадцатый век дал Александра Флеминга.
Смотреть на него глазами Моруа непривычно и как-то неловко. Небольшая книга написана рукой не ученого - писателя, и от того - немного интимна, но при этом абсолютно прекрасна. Лишенная высокой научной точности, строгости изложения и совсем не напоминающая протокол исследования, она откровенно кричит о какой-то мягкой симпатии и глубоком уважении Моруа к тому, о ком он пишет. Полная выдержек и цитат людей, с которыми Флеминг жил и работал, книга руками Моруа создает будто бы небольшой алтарь, куда сам он принес цветы.
Из-за ограниченности доступной информации и, наверняка, довольно своеобразной натурой Флеминга, Моруа выделяет одну идею и вьется вокруг нее, не отходя слишком далеко, поэтому "Жизнь Александра Флеминга" лишена серьезных сюжетных поворотов или удивленных вздохов, там нет напыщенной лести или пафосных излишек, которыми часто грешат биографии великих людей, но она - мягкая, очень аккуратная, немногословная, может, от этого так близко принятая к сердцу - книга очень похожа на самого Флеминга.
Я медицинский микробиолог, и Александр Флеминг, конечно, для всех нас стал культовой фигурой. Флеминг и пенициллин, наверное, то же самое, что для генетиков -Уотсон и Крик и ДНК, а для физиков - Эйнштейн и теория относительности. Флеминг - это что-то близкое, двадцатый век, еще осязаемое и не превращенное в легенду, и при этом мощное и все изменившее. Узнать о том, что такое пенициллин глазами Флеминга, можно, поискав в Сети старые издания журнала The Lancet, но кто такой Флеминг - для этого нужно просто взглянуть на него глазами Моруа.
Шотландец, сдержанный и скромный, вся его жизнь представляла сплошную случайность. Один из восьми детей в семье, в четырнадцать лет он переехал в Лондон к старшим братьям и работал в доставке, его старший брат - врач-офтальмолог, сильно повлиял на него, и так Флеминг оказался в медицинской школе госпиталя Святой Марии - случайно, потому что состоял в шотландском полке, и состязался со студентами этой школы, и она была ближе к дому. Потом держал экзамен в хирургическом колледже - просто потому что внес пять фунтов оплаты, и, конечно, блестяще. А потом в колледже появился Алмрот Райт.
Алмрот был известным бактериологом своего времени, он разрабатывал вакцины, но его подход - и его личность, громкая, обожающая фееричные выступления и ораторство - оказались неверными, и его собственный ученик его превзошел. Но до самого конца Флеминг яростно оберегал его имя от нападок, говоря о нем в каждом своем докладе и отдавая дань началу своего пути, который он бы не выбрал без Райта.
У Флеминга не было страшных трагедий или препятствий, которые он бы храбро преодолевал, но это был человек невероятного ума, бесконечного трудолюбия и великого таланта. Разработавший свою методику исследований, выглядевшую для незнающего как беспорядочный хаос в лаборатории, Флеминг всегда был очень внимателен к спонтанным маленьким открытиям, так или иначе возникающих в этом беспорядке. Чашки с культурами бактерий, куда из-за этого самого бардака попала спора плесени, перевернувшей весь мир, посев слизи из носа во время насморка, неожиданные мутации Proteus - все это бесконечная нить случайностей, которая, казалось бы, прямое следствие удачи, но без внимательности и беспредельного интереса ко всему неизвестному, ничего бы не могло произойти.
В книге будто бы очень много о пенициллине - главном открытии Флеминга, но на самом деле это история его жизни голосами людей, которые любили его, которые оставались с ним до конца, которые понимали и принимали его. Это мелочи, которые очень сдержанно, но очень тепло и немного размыто изобразили его силуэт, будто бы аккуратно расставляя границы, за которые Флеминг никому не позволял заходить.
Флеминговские опыты мы еще студентами пытались повторить в лаборатории: с тем же лизоцимом, пытались получить те же результаты на тех же бактериальных культурах, что и он, смазывая веки перцем и собирая пипеткой слезы, и когда у нас получалось - это был неописуемый восторг еще совсем юных и только - только встающих на путь, и каждому из нас мечтается до сих пор найти свой пенициллин. И поэтому нам далеко до Флеминга: не гонящийся за славой, этот человек всю свою жизнь посвятил тому, чтобы спасти миллионы людей, и когда сделал это - до самого последнего момента в своей жизни, до самой минуты смерти никогда не придавал себе большего значения, чем делал это в самый первый день, вступив на порог медицинской школы, до последнего дня он был предан лаборатории, которая его вырастила, предан своему учителю, каким бы жестоким тот ни был и предан своей семье. Пенициллин сделал Вторую Мировую войну менее кровавой, чем она могла бы быть без Флеминга, он спас миллионы детей, чьих-то отцов, матерей, сестер. История его открытия невероятна: маленькая случайность, долгий перерыв и тишина, потом Оксфорд и люди, которые, наконец, невероятным усилием научились выделять его, и только сильно потом - имя Флеминга зазвучало на весь мир, и он сам, наслаждаясь этим, всегда помнил о том, что на фоне бесконечного природного разноообразия каждый из нас всего лишь маленькая точка. Вслед за Флемингом поднялась эра антибиотикотерапии. Ермольева, бактериолог из СССР, добилась тех же результатов и самостоятельно выделила пенициллин и наладила его производство. Потом появился стрептомицин, и эра открытий тянется до сих пор. За нашей спиной век великого прошлого: созидание в конце концов победило разрушение, и Флеминг принял не последнее в этом участие.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов


peccatrice написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Для разгрома фашизма он сделал больше целых дивизий.

Двадцатый век был оглушающим: лучшие и худшие из нас за сотню лет поменяли человеческий облик планеты, одновременно поднимая человечество на ступень выше, чем когда-либо ранее, и откинув его же назад. Двадцатый век - век двух Мировых войн, уничтоживших так и не прозвеневшие имена, он же - век расцвета науки, человечности, знания.
Двадцатый век дал нам в руки людей, говоривших с Вселенной на ты, он дал нам великих писателей, которые уничтожают и дают нам дышать до сих пор, он подарил нам художников и поэтов, актеров, превращающих зрителей в раба, музыкантов, играющих на наших оголенных нервах. Он дал нам великих врачей и биологов: это Уотсон, Крик, Розалинд Франклин и их главное слово жизнь - дезоксирибонуклеиновую кислоту, Мечникова и его иммунную теорию, Листера и антисептику, Пирогова и военную хирургию. Десятки фамилий, которые на небосклоне науки заняли свои законные места, связанные между собой невидимыми нитями, создавая целые созвездия, освещая залитую кровью землю, побеждая созиданием разрушение.
Двадцатый век дал Александра Флеминга.
Смотреть на него глазами Моруа непривычно и как-то неловко. Небольшая книга написана рукой не ученого - писателя, и от того - немного интимна, но при этом абсолютно прекрасна. Лишенная высокой научной точности, строгости изложения и совсем не напоминающая протокол исследования, она откровенно кричит о какой-то мягкой симпатии и глубоком уважении Моруа к тому, о ком он пишет. Полная выдержек и цитат людей, с которыми Флеминг жил и работал, книга руками Моруа создает будто бы небольшой алтарь, куда сам он принес цветы.
Из-за ограниченности доступной информации и, наверняка, довольно своеобразной натурой Флеминга, Моруа выделяет одну идею и вьется вокруг нее, не отходя слишком далеко, поэтому "Жизнь Александра Флеминга" лишена серьезных сюжетных поворотов или удивленных вздохов, там нет напыщенной лести или пафосных излишек, которыми часто грешат биографии великих людей, но она - мягкая, очень аккуратная, немногословная, может, от этого так близко принятая к сердцу - книга очень похожа на самого Флеминга.
Я медицинский микробиолог, и Александр Флеминг, конечно, для всех нас стал культовой фигурой. Флеминг и пенициллин, наверное, то же самое, что для генетиков -Уотсон и Крик и ДНК, а для физиков - Эйнштейн и теория относительности. Флеминг - это что-то близкое, двадцатый век, еще осязаемое и не превращенное в легенду, и при этом мощное и все изменившее. Узнать о том, что такое пенициллин глазами Флеминга, можно, поискав в Сети старые издания журнала The Lancet, но кто такой Флеминг - для этого нужно просто взглянуть на него глазами Моруа.
Шотландец, сдержанный и скромный, вся его жизнь представляла сплошную случайность. Один из восьми детей в семье, в четырнадцать лет он переехал в Лондон к старшим братьям и работал в доставке, его старший брат - врач-офтальмолог, сильно повлиял на него, и так Флеминг оказался в медицинской школе госпиталя Святой Марии - случайно, потому что состоял в шотландском полке, и состязался со студентами этой школы, и она была ближе к дому. Потом держал экзамен в хирургическом колледже - просто потому что внес пять фунтов оплаты, и, конечно, блестяще. А потом в колледже появился Алмрот Райт.
Алмрот был известным бактериологом своего времени, он разрабатывал вакцины, но его подход - и его личность, громкая, обожающая фееричные выступления и ораторство - оказались неверными, и его собственный ученик его превзошел. Но до самого конца Флеминг яростно оберегал его имя от нападок, говоря о нем в каждом своем докладе и отдавая дань началу своего пути, который он бы не выбрал без Райта.
У Флеминга не было страшных трагедий или препятствий, которые он бы храбро преодолевал, но это был человек невероятного ума, бесконечного трудолюбия и великого таланта. Разработавший свою методику исследований, выглядевшую для незнающего как беспорядочный хаос в лаборатории, Флеминг всегда был очень внимателен к спонтанным маленьким открытиям, так или иначе возникающих в этом беспорядке. Чашки с культурами бактерий, куда из-за этого самого бардака попала спора плесени, перевернувшей весь мир, посев слизи из носа во время насморка, неожиданные мутации Proteus - все это бесконечная нить случайностей, которая, казалось бы, прямое следствие удачи, но без внимательности и беспредельного интереса ко всему неизвестному, ничего бы не могло произойти.
В книге будто бы очень много о пенициллине - главном открытии Флеминга, но на самом деле это история его жизни голосами людей, которые любили его, которые оставались с ним до конца, которые понимали и принимали его. Это мелочи, которые очень сдержанно, но очень тепло и немного размыто изобразили его силуэт, будто бы аккуратно расставляя границы, за которые Флеминг никому не позволял заходить.
Флеминговские опыты мы еще студентами пытались повторить в лаборатории: с тем же лизоцимом, пытались получить те же результаты на тех же бактериальных культурах, что и он, смазывая веки перцем и собирая пипеткой слезы, и когда у нас получалось - это был неописуемый восторг еще совсем юных и только - только встающих на путь, и каждому из нас мечтается до сих пор найти свой пенициллин. И поэтому нам далеко до Флеминга: не гонящийся за славой, этот человек всю свою жизнь посвятил тому, чтобы спасти миллионы людей, и когда сделал это - до самого последнего момента в своей жизни, до самой минуты смерти никогда не придавал себе большего значения, чем делал это в самый первый день, вступив на порог медицинской школы, до последнего дня он был предан лаборатории, которая его вырастила, предан своему учителю, каким бы жестоким тот ни был и предан своей семье. Пенициллин сделал Вторую Мировую войну менее кровавой, чем она могла бы быть без Флеминга, он спас миллионы детей, чьих-то отцов, матерей, сестер. История его открытия невероятна: маленькая случайность, долгий перерыв и тишина, потом Оксфорд и люди, которые, наконец, невероятным усилием научились выделять его, и только сильно потом - имя Флеминга зазвучало на весь мир, и он сам, наслаждаясь этим, всегда помнил о том, что на фоне бесконечного природного разноообразия каждый из нас всего лишь маленькая точка. Вслед за Флемингом поднялась эра антибиотикотерапии. Ермольева, бактериолог из СССР, добилась тех же результатов и самостоятельно выделила пенициллин и наладила его производство. Потом появился стрептомицин, и эра открытий тянется до сих пор. За нашей спиной век великого прошлого: созидание в конце концов победило разрушение, и Флеминг принял не последнее в этом участие.

Romawka20 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Меня обвинили в том, что я изобрел пенициллин. Ни один человек не мог изобрести пенициллин, потому что еще в незапамятные времена это вещество выделялось природой из определенной плесени... Нет, я не изобрел пенициллиновое вещество, но я обратил на него внимание людей и дал ему название.

Пенициллин – лекарственный препарат из группы антибиотиков, получаемый специальным способом из пенициллиума - плесневого гриба. - как говорит всемирная паутина. Сложно представить, что какая-то там плесень может помочь вылечиться от каких-либо болезней. Это что же, надо специально оставлять еду портиться до состояния заплесневения, а потом употребить, как приём пищи и всё пройдёт? Если бы всё было так легко, то человечество не страдало бы от многих непонятных болезней и самое главное, не было бы Александра Флеминга, открывшего это чудо и получившего Нобелевскую премию. Об этом выдающемся бактериологе и написал Андре Моруа - вовсе не коллега-ученый, а писатель. Может это и к лучшему, так как роман хоть и биографический, но читался довольно-таки легко и увлекательно, а медицинские термины и всякие химические процессы, лично для меня, человека не сведущего в этой области, были вполне понятно описаны.

Этот роман можно считать действительно больше биографическим, чем художественным, так как у Моруа были разные документы, дневники Александра Флеминга. Также автор встречался с окружавшими и знавшими бактериолога людьми, в романе даже есть реальные цитаты этих людей. Так что можно сказать, то Андрэ Моруа провел глубочайшую и сложнейшую работу и как историк, и как писатель, собрав все имеющиеся данные воедино и написав не сухой, научный текст, а красивое художественное произведение.

Меня всегда интересовал вопрос: как ученые приходят к тому или иному открытию. Ну не верю я, что шел Ньютон, увидел падающее яблоко или оно ему на голову свалилось и вдруг ни с того, ни с сего осенило, почему оно упало. Или Архимед залез в ванну, вода вылилась и с криком: "Эврика" выбежал из ванны записывать гидростатический закон. Как и Менделеев, увидев сон, едва проснувшись, не успев позавтракать, стал таблицу рисовать. Естественно, что это лишь красивые истории, а на деле всё было далеко не так. Может яблоко и упало на Ньютона, оставив на его голове большую шишку, вода вылилась из ванны в то время, как туда залез Архимед, а таблица приснилась Менделееву, но наверняка все трое до этого долго и упорно работали над этими проблемами. То есть законы были открыты не с бухты-барахты, а в результате многочисленных опытов, возможно даже неудачных, обдумываний, вычислений и т.п. Так многое было открыто совсем не запланировано. Например, проводили опыт, желая добиться одного, а получили совсем другое, но что-то новое. Так и пенициллин мог быть не открыт, если бы Александр Флеминг не был бы ученым, занимавшимся бактериологией. На меня хоть 10 яблок упади, я не придам этому значения. А люди-науки, умеют замечать и анализировать любые мелочи.


— Не представляю себе, что они еще придумают. Меня не удивит, если в продажу будет выпущена губная помада с пенициллином.
— Очень возможно, а реклама будет такая: "Целуйте кого хотите, где хотите, как хотите, и вы избежите неприятных последствий (за исключением брака), если будете пользоваться нашей пенициллиновой губной помадой."



К сожалению, цитата выше, очень правдива. Реклама в настоящее время творит невозможное. Главное на флаконе/баночке/тюбике написать, что это "чудо средство", провести пиар-компанию, распространив отзывы от вылечившихся покупателей в СМИ и волшебную пилюлю будут готовы купить все. Хорошо, если она не принесет никакого эффекта, а ведь может и навредить. Например, принимая тот же пенициллин без надобности, может образоваться устойчивость организма к нему и в нужный момент лекарство просто не сможет помочь.

В первую очередь эту книгу стоит читать тем, кто связан с медициной или любителям/специалистам по биографиям. Признаюсь про свой стыд, посыпая голову пеплом, что до того, как стала выбирать какую книгу Андрэ Моруа прочитать в игре, вообще не знала ни кто открыл пенициллин, ни кто такой этот самый Александр Флеминг. И честно говоря, совсем не жалею, что выбор пал именно на эту биографию. Мои знания в области науки и нобелевских лауреатов пополнились, а это уже замечательно. Новые знания = прогресс.

Книга прочитана в рамках игры "Долгая прогулка 2017". Команда "Пердимонокль": Balbeska , laurelinchik , LinaSaks .

violet_retro написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

При слове «пенициллин» я сразу же представляю крупные красные буквы, складывающиеся в данное слово, на моей детской больничной карте. Аллергия. Что ж, нужно познакомиться с данным лекарством поближе теоретически, раз уж практически знакомиться - смерти подобно. Так наивно подумала я, а потом случайно (правда-правда) открыла книгу с конца и в глаза мне бросились строки из послесловия:

И поэтому прощаешь автору отдельные медицинские неточности, например когда речь идет о механизме действия пенициллина (стр. 208) и несколько поверхностное в историко-биологическом плане освещение открытия пенициллина.

Потом я вгляделась уже специально:

Не все удалось автору в одинаковой мере. А. Моруа, не будучи специалистом, не смог показать до конца, раскрыть всю серьезность и последовательность глубоких исследований Флеминга.

Оцепенев, я смотрела на страницу, теряя надежду:

В книге, к сожалению, эта решающая фаза исследований, научная, техническая сторона, не получила яркого и эрудированного освещения; в основном все сводится к общим фразам.

Нееееееет! Суть всей жизни Флеминга не освещается в книге про жизнь Флеминга! Впрочем, не стоит отчаиваться, фактов в данном произведении все равно предостаточно. А то, что пригодятся они разве что для какой-то изощренной викторины, не слишком меняет дело. Главное, факты есть.

Как Флеминг ловил кроликов? За задние ноги! Как он ездил в Эдинбург? В багажной сетке! Делал ли Флеминг бесполезную работу? Нет (в отличие от Моруа, бгг)! Какой у него был нос? Как у боксера! Как у боксера! Серьезно, правильный ответ принципиально сказать дважды:

После одного несчастного случая нос у него остался перебитым, как у боксера. Он обегал угол дома, в то время как другой ученик, Джексон, меньше его ростом, бежал ему навстречу, они столкнулись, и Алек Флеминг носом ударился о лоб товарища; у него оказался переломан хрящ. Нос долго кровоточил, а когда опухоль спала, обнаружилось, что лицо у Алека стало другим. Он не жаловался на боль, и поэтому его не стали показывать хирургу. Так Алек Флеминг остался на всю жизнь с переломленным, как у боксера, носом.

Мало богатства тропов? Сам language тоже потрясает! Местами в переводе совершенно обыкновенные words, у которых есть аналог на русском, используются на английском. Всякий time я была впечатлена таким решением, считаю, надо было больше, больше надо было, more, give me more, give me more.

Впрочем, если не придираться, не искать научных знаний в неположенных для этого местах и вообще, испытывать интерес к теме, книга читается легко и скучной не кажется. Черт с ним, с пенициллином, зато будете знать, что с Флемингом всегда можно было выпить пива. Разве не это ценно в человеке? К тому же, общее представление о научной деятельности все равно получить можно, причем, деятельности не только самого Флеминга, но и его коллег, а заодно и знания о науке тех времен в целом, а также войне, спирохетах, газовой гангрене и способах развлечься с помощью монетки и ковра.

Остается, конечно, вопрос, стал бы сам Флеминг, который любил, чтобы все было кратко и по существу, читать про пескарей в ручье у чьего-нибудь дома, но, с другой стороны, если руководствоваться такими соображениями, его биография выглядела бы как список дат в самом конце и не более. Если же вы по какой-то причине считаете, что этой информации вам недостаточно, и хотите все-таки знать, что в ручье были еще и щуки, вот тут и становится ясной польза усилий Моруа.

Книга прочитана в рамках игры ДП-2017 для команды "Кровь Кишки Доброта".

SvetaYa написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сказка о молчаливом и мрачном шотландце

А сейчас мои бриллиантовые, я расскажу вам сказочку...

В некотором царстве, в британском государстве, давным-давно родился необычный ребёнок. Ребёнок появился на свет в многодетной семье мрачных и молчаливых шотландцев, и назвали его Александр. Жил, маленький Алек - не тужил, овец стриг, да в тир ходил, пока не пришла ему пора выбрать жизненный путь. Долго думал Алек, какой же дороженькой пойти и чему свой ум недюжинный подарить, и в конце концов решился отдаться на волю судьбы, а судьба в свою очередь нежданно-негаданно указала ему на знахарство, да не абы какое, а самое что ни наесть "биологическое". Прошёл Алек учёбу не лёгкую, да службу военную и всё-то давалось ему легко да слаженно, потому что был он из рода мрачных и молчаливых шотландцев. После учёбы, устроился помощником архимага Райта и стали они вместе искать зелье волшебное, изобретать "пулю магическую", чтоб людей спасать, да себя прославлять. Потому что время тогда было тяжелое, люди мерли кучами, а лечились только припарками, да кровопусканием ещё иногда... Так годы шли, началась и закончилась война, сменялись помощники, лаборатории, цели и задачи, героев наших, поставленные. А Александр всё не находил свое чудо-чудное, диво-дивное не открывал. И вот однажды, на 48 году своей жизни, мудрый и молчаливый Александр разбирая вещи свои научные, увидел давно забытый бульончик, уж и не помнил он его истинного происхождения, может жена-заботушка сварила ему, может помощник с кухонки принес да доесть забыл, в общем, обнаружил в нем Алек инородную жизнь, проще говоря плесень старую. И сказала ему плесень: "Стану я твоей путеводной звездой, чудом твоим великим, только должен ты сделать для меня вещь одну. Сделаешь - известным станешь, учёные умы тебя будут прославлять, а люди поминать добрым словом много-много лет. А не сделаешь, так и про живёшь в этой каморке своей стафилококки в фекалиях считая. Согласен попробовать?"

И согласился Алек на условия плесени, да и как же не согласиться было, если всю жизнь он ждал этого.
Тогда сказала ему плесень: "Заколдована я, чары на мне лежат жидкообразные, не могу я помогать человечеству, пока не снимет с меня добрый молодец заклинание, не превратит меня в кристалл чистенький. Так даю тебе указ, сперва на перво написать и раструбить на весь свет обо мне следует, всем расскажи, всем покажи способность мою тайную. Потом найди человека верного, химию знающего, который превратить меня в кристалл сможет, тогда и увидите вы силу мою великую и перевернется мир с ног на голову. Но только помни, Алек, что бы не случилось в жизни твоей, ты не должен отворачиваться от меня. Не будет веры твоей и жизни твоей не будет. И поклялся тогда Александр в верности плесени старой и пошёл трубить на весь свет о её магической силе.

Здесь я, конечно, не всю правду рассказываю, мои бриллиантовые, потому что деткам малым, не стоит знать об отношениях взрослых мужей лобастых со старой плесенью, но дальше было примерно так...

Говорил, писал, да рассказывал мудрый Александр о магической силе подруженьки своей, от сердца чистого, да со свойственной ему лаконичностью, но только не верили люди ему, презрительно фыркали, да взгляд в сторону отводили. Решил тогда Алек найти человека, что кристаллы делать умеет и поможет рассколдовать плесень, дабы силу магическую выпустить. Обратился сперва он с заданием этим к помощнику своему, бился помощник бился, да так и не смог снять чары, сам заболел и уехал в тредивятое царство здоровье поправлять. Погоревал Алек, погоревал, да нашёл ещё пару мужей учёных, что стали пытаться рассколдовать плесень старую. Но и им не удалось чары жидкообразные снять, совсем тогда отчаялся наш герой. Но помня последний наказ несчастной, не отворачивался он от клятвы своей, продолжал писать о силе её животворящей, да выход искать. Уж десять лет минуло, как познакомился он с жизнью инородной на бульоне своем, да только успеха все не было. Пока не вмешалась прежняя помощница Алека, сама Судьба Судьбинушка. Нашла она двух добрых молодцов в институте магии Оксфордском, и смогли они в кристалл превратить плесень старую и увидели они силу её необычайную. И все люди увидели её целительную силу, стали восхвалять шотландца молчаливого и мрачного, который принес науке и обществу "пулю волшебную" и назвал он её ПЕНИЦИЛЛИН.

Многие болезни смогли вылечить после, в разные страны приглашали сэра Александра, ордена ему вручали королевские представители, даже дарили супницы и половники, чтобы подчеркнуть важную роль бульончика в его жизни. Ну, а мораль сей сказки, такая же очевидная, как и вся биография Андре Моруа. Не болтай зазря, всегда будь готов изучать новое и никогда не отказывайся от мечты своей, тогда жизнь непременно вознаградит тебя великим открытием, главное смотри в оба глазика, чтобы во время разглядеть его.

Прочитано в рамках игры "Долгая прогулка" 2017, команда "Книжная полиция S.K.N.A": SvetaYa , Kaia_Aurihn , Nastena0807 , Catarrina .

Lookym написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"Государственные деятели трудятся изо дня в день над устройством мира, но лишь люди науки своими открытиями создают условия для их деятельности".

Всемирная известность, повышенный интерес журналистов, вспышки фотокамер, официальные приемы у высокопоставленных чиновников и званые обеды в обществе королевских особ, вручение Нобелевской премии… Все это будет много позже.

Сначала маленькому Александру предстоит определиться с выбором жизненного пути. Во многом помогла школа, а также жизнь на ферме - интерес к природе, сослуживший ему добрую службу, был у Флеминга с детства.
Но ключевым фактором при выборе профессии, как это ни странно, стала игра в водное поло, которая и определила выбор университета.
Практика во время учебы показала, что Александр Флеминг может стать прекрасным хирургом, но он стал блестящим лаборантом, ученым.

Личность доктора Флеминга Моруа рисует деликатно, не пренебрегая мелкими деталями, забавными подробностями (чего стоит история о том, как его встречали в аэропорту журналисты, и, не зная языка этой страны, Флеминг дезориентировал акул пера и случайно выдал за себя совершенно другого человека, который, по мнению большинства, был больше похож на ученого).

Все это незаметно располагает читателя к доктору, не смотря на его замкнутость и видимую строгость. Он не избегает шумных собраний и дружеских встреч, не говорит лишнего и к месту шутит. И постоянно, не жалея времени и сил, работает в лаборатории, проводит новые и новые опыты.

Как это часто бывает, все самое замечательное происходит случайно. Так было и с пенициллином. Толчок исследовательской мысли дала чашка, потерявшаяся в творческом беспорядке лаборатории, в которой появилась плесень. Ее-то и стал пристально изучать Флеминг – с этого началось победоносное антивоспалительное шествие антибиотиков по миру. Хотя нет, это слишком громко сказано. Прежде чем в силу пенициллина поверили, Флемингу пришлось много убеждать, доказывать, действовать на свой страх и риск.

Однако ученый всегда отрицал тот факт, что он открыл пенициллиновое вещество. Это было бы не под силу ни одному человеку, говорил он, ведь это вещество встречается в природе. Нужно было лишь понаблюдать за природными процессами, вовремя заметить и дать название новому веществу.

Конечно, все было непросто – не хватало оборудования, нужно было придумать, как получать пенициллиновое вещество в промышленных масштабах, но дело пошло, врачи могли спасать от смерти больных, считавшихся безнадежными.

Конечно, пенициллиновое вещество – не единственное достижение неутомимого ученого. Он плотно занимался проблемой бактериальных инфекций, которая обострилась в период Первой мировой войны. Люди гибли от зараженных ран.
Открыл лизоцизм (все подробности у Моруа или в специальных энциклопедиях).

К слову, это было наиболее сложным во время чтения – попытаться понять все, касающееся опытов, медицины, микробиологии, химических процессов, что терпеливо объяснял автор биографии. Я очень далека от этой тематики, но что-то все-таки отложилось в моей безнадежно гуманитарной голове.

Личная жизнь ученого сложилась также удачно, как и профессиональная. Он был дважды женат, любил своих супруг беззаветной и чистой любовью. Ухаживая за второй женщиной своей жизни, которая стала его женой, он открывается с другой, трогательной стороны. Читатель видит перед собой влюбленного человека, способного на милые глупости ради любимой.

Смерть ученого была внезапной, и оттого еще более неправдоподобной. Подаривший миру антибиотик, умер, не дождавшись врачебной помощи. Нелепо и страшно, но в тоже время очень обыденно. "Я стану старым, когда жизнь потускнеет", - говорил он, но до старости так и не дожил, не смотря на то, что умер в возрасте 73 лет. Ему было интересно жить и каждый день дарил ему новые краски впечатлений и эмоций.

Впрочем, больше фактов из биографии Флеминга можно найти непосредственно в книге Моруа. Я не мастер рассказывать столь же интересные истории: без занудства, легко и на одном дыхании.

admin добавил цитату 1 месяц назад
«Я стану старым, – говорил он, – когда жизнь потускнеет»