Всеволод Овчинников - Ветка сакуры

Ветка сакуры

4.4
6 хотят послушать 10 рецензий
Год выхода: 2021
Читает Игорь Гмыза
9 часов 12 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Всеволод Владимирович Овчинников - журналист-международник, писатель, много лет проработавший в Китае, Японии, Англии. С его именем связано новое направление в отечественной журналистике - создание психологического портрета зарубежного общества. Творческое кредо автора: «Убедить читателя, что нельзя мерить чужую жизнь на свой аршин, нельзя опираться на привычную систему ценностей и критериев, ибо они отнюдь не универсальны, как и грамматические нормы нашего родного языка». В 1985 году за эти произведения автор был удостоен Государственной премии СССР. В 2010 году Президент РФ вручил Всеволоду Овчинникову орден «За заслуги перед Отечеством» четвертой степени. «Ветка сакуры» и «Корни дуба» - были и остаются поистине шедевром отечественной публицистики. Поражающая яркость и образность языка, удивительная глубина проникновения в самобытный мир английской и японской национальной культуры увлекают читателя и служат ключом к пониманию зарубежной действительности. В Японии «Ветка сакуры» стала бестселлером, и англичане, скептически относящиеся к попыткам иностранцев разобраться в их национальном характере, встретили «Корни дуба» весьма благосклонно.

Лучшая рецензияпоказать все
nastena0310 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Путевые заметки интересного человека. Япония.

За семь лет журналистской работы в Токио я постоянно писал о текущих проблемах, которые становились злобой дня. Однако чем глубже я вживался в японскую действительность, тем острее чувствовал потребность более обстоятельно рассказать о самой атмосфере страны, о характере ее жителей – обо всем том, что поневоле остается за рамками газетных репортажей, но составляет немаловажную подоплеку событий. Авторский замысел состоял, стало быть, в том, чтобы нарисовать – разумеется, в своей личной, может быть, в чем-то спорной интерпретации – психологический портрет японского народа. Хотя, повторяю, судить о характере человека и тем более целого народа дело весьма субъективное. Так что я смог поделиться лишь своими личными впечатлениями о японцах и опять-таки личными размышлениями о них.

Впервые наткнувшись на эту книгу, я пришла в некоторое замешательство. С одной стороны, она была издана достаточно давно, чтобы успеть устареть, да еще сильнее чем год выпуска смущала аннотация, отдающая советской агиткой, что-то вещающая про угнетенный пролетариат. С другой стороны, высокий рейтинг и сплошь хвалебные рецензии не позволяли просто взять и откинуть ее в сторону. Слегка посерфив интернет, я обнаружила, что авторские произведения переиздаются и поныне, причем с обновлениями, правками и, как говорит сам писатель в аннотации, в первозданном варианте, который ему приходилось раньше сокращать и править в угоду советской цензуре. И по итогу могу точно сказать, что эта книга меня просто покорила. Приятный слог образованного человека, который с интересом, и не гнушаясь обращаться к самым разнообразным источникам, рассказывает о стране, в которой он жил, работал и которую искренне полюбил.

Большим плюсом стало для меня и то, что автор не старается сконцентрироваться только на одном аспекте жизни японцев. В небольших главах он успевает затронуть самые разнообразные темы - от истории, культурных обычаев и семейных традиций до образовательной системы и экономической обстановки в стране на протяжении всей второй половины 20 и частично 21 веков. Практически каждую такую главу он еще и заканчивает выдержками и цитатами из трудов людей также писавших о Японии. И тут снова сплошное разнообразие, начиная от путевых заметок первых европейцев, побывавших в Стране Восходящего Солнца и заканчивая научными статьями американских, европейских и российских авторов, писавших в самое разное время. Обязательно теперь попробую найти некоторые из этих книг, многие смогли заинтересовать.

Вообще, это та книга, о которой сложно рассказывать, не начиная цитировать ее большими кусками, а то я и так в цитаты чуть всю не утащила, но вовремя ударила себя по рукам, поняв, что проще ее иногда понемногу перечитывать. Так вот, это тот случай, когда лучше один раз прочесть самому, чем сто раз услышать. Искренне рекомендую не только тем, кто увлекается Японией, но и тем, кому интересны другие страны, обычаи и качественная публицистика.

P.S.: Отдельным изданием я современную дополненную версию не нашла, так что, если заинтересовало, ищите вот это сборник Всеволод Овчинников - Сакура и дуб (сборник) .

Прочитано в рамках игры:
"Нон-фикшн 2019"
и клуба "Чарующая Азия"

Ланочка Lanafly , лови привет)

Доступ к аудиокниге заблокирован по запросу правообладателя.
1 слушателей
0 отзывов


nastena0310 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Путевые заметки интересного человека. Япония.

За семь лет журналистской работы в Токио я постоянно писал о текущих проблемах, которые становились злобой дня. Однако чем глубже я вживался в японскую действительность, тем острее чувствовал потребность более обстоятельно рассказать о самой атмосфере страны, о характере ее жителей – обо всем том, что поневоле остается за рамками газетных репортажей, но составляет немаловажную подоплеку событий. Авторский замысел состоял, стало быть, в том, чтобы нарисовать – разумеется, в своей личной, может быть, в чем-то спорной интерпретации – психологический портрет японского народа. Хотя, повторяю, судить о характере человека и тем более целого народа дело весьма субъективное. Так что я смог поделиться лишь своими личными впечатлениями о японцах и опять-таки личными размышлениями о них.

Впервые наткнувшись на эту книгу, я пришла в некоторое замешательство. С одной стороны, она была издана достаточно давно, чтобы успеть устареть, да еще сильнее чем год выпуска смущала аннотация, отдающая советской агиткой, что-то вещающая про угнетенный пролетариат. С другой стороны, высокий рейтинг и сплошь хвалебные рецензии не позволяли просто взять и откинуть ее в сторону. Слегка посерфив интернет, я обнаружила, что авторские произведения переиздаются и поныне, причем с обновлениями, правками и, как говорит сам писатель в аннотации, в первозданном варианте, который ему приходилось раньше сокращать и править в угоду советской цензуре. И по итогу могу точно сказать, что эта книга меня просто покорила. Приятный слог образованного человека, который с интересом, и не гнушаясь обращаться к самым разнообразным источникам, рассказывает о стране, в которой он жил, работал и которую искренне полюбил.

Большим плюсом стало для меня и то, что автор не старается сконцентрироваться только на одном аспекте жизни японцев. В небольших главах он успевает затронуть самые разнообразные темы - от истории, культурных обычаев и семейных традиций до образовательной системы и экономической обстановки в стране на протяжении всей второй половины 20 и частично 21 веков. Практически каждую такую главу он еще и заканчивает выдержками и цитатами из трудов людей также писавших о Японии. И тут снова сплошное разнообразие, начиная от путевых заметок первых европейцев, побывавших в Стране Восходящего Солнца и заканчивая научными статьями американских, европейских и российских авторов, писавших в самое разное время. Обязательно теперь попробую найти некоторые из этих книг, многие смогли заинтересовать.

Вообще, это та книга, о которой сложно рассказывать, не начиная цитировать ее большими кусками, а то я и так в цитаты чуть всю не утащила, но вовремя ударила себя по рукам, поняв, что проще ее иногда понемногу перечитывать. Так вот, это тот случай, когда лучше один раз прочесть самому, чем сто раз услышать. Искренне рекомендую не только тем, кто увлекается Японией, но и тем, кому интересны другие страны, обычаи и качественная публицистика.

P.S.: Отдельным изданием я современную дополненную версию не нашла, так что, если заинтересовало, ищите вот это сборник Всеволод Овчинников - Сакура и дуб (сборник) .

Прочитано в рамках игры:
"Нон-фикшн 2019"
и клуба "Чарующая Азия"

Ланочка Lanafly , лови привет)

Aedicula написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Прежде чем судить о зарубежной действительности, надо постараться понять, почему люди в других странах порой ведут себя иначе, чем мы.


Книга, которая будет интересна не только японистам, а и простому обывателю, интересующемуся, чем же "дышат" японцы. Давно мечтала прочитать книгу, которая по существу расскажет о самых характерных чертах японской нации и объяснит их. И желательно, чтобы это была книга, без выделения - чтобы не восхваляла Японию, сетуя на свой образ жизни, и не с целью доказать, что Япония не права, а мы верной дорогой шагаем. Вот книга Овчинникова "Ветка сакуры" оказалась именно такой, какой хотелось бы - только факты, а эмоции каждый оставляет при себе.

В принципе, книга состоит из небольших фрагментов, на основе выдержки, с воспоминаний Марко Поло о своем путешествии у берегов древней Японии, с записок московского посла в Пекине Николая Сафария, с различных японских литературных источников и львиная доля приходится на «Записки капитана В. М. Головнина в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах». Информации в себе книга содержит обилие - и особенности национальной жизни японцев, в сфере их работы, семьи, досуга и образования, их моральных ценностей, их искусства, "древнем, как мир, и современном, как электроника", о неповторимой японской кулинарии, и даже немного о промышленности, экономике, политике и небольшие очерки Японии в военные годы. Изучать Японию невероятно интересно, ведь их мировоззрение такое необычное для европейского человека, и тем не менее, оно вызывает симпатию и даже уважение. Япония, страна, которая через века сохранила свое историческое наследие, которое с масштабной эволюцией технологий, сохраняет за собой неотъемлемое место в жизненном укладе каждого японца. До сих пор там люди измеряют помещение в татами, по вечерам женщины наряжаются в кимоно и делают себе высокие прически, в точности, которые раньше делали их прабабки, до сих пор вечером на каком-ни будь приеме можно увидеть гейшу.

Особенно восхитила способность японцев жить в гармонии с природой, ведь они связали с ней не только свои философские и религиозные взгляды, а и искусство и образ жизни. Японская архитектура призвана вписываться в окружающую среду (а не так, как принято в наших странах: вырубим лес - проведен магистраль!), становится ее составляющей формы, а материал, из которого будет выстроено здание, должен подчеркивать свою истинную сущность. Японские сады хоть и рукотворны, они также должны соблюдать первостепенный дух природы, "дерево в руках садовника должно расти так, как его вырастила бы сама природа". Только в Японии существует праздник Любования Сакурой и он считается выходным.

В общем, в книге великое множество интересных моментов из жизни японцев и описаний их великолепного колорита. Прочитать все это было невероятно интересно, но уверена, увидеть это своими глазами было бы еще интересней.

gurenovitz написал(а) рецензию на книгу
Оценка:
Книжка советского журналиста, прожившего долгое время в Японии, о японцах и их менталитете.

Первая половина текста очень интересная: он пишет об их привычках, поведении, типичных мыслях и реакциях - почему они вежливы и учтивы только со знакомыми, как они относятся к природе, почему они не могут сказать "нет", о боязни "потерять лицо", в каких домах они живут и чем является их быт, как организованы их города. Определяющая черта всего японского, по мнению автора, - это двойственность, разделение мира на внутренний и внешний, грубо говоря. Соответственно, во внутреннем мире - семье, своем доме, круге знакомых - японцы ведут себя разительно иначе, чем в мире внешнем, где они толкаются, мусорят и вообще как-то фигово себя ведут.
Короче говоря, эта часть текста являет собой зарисовки о культуре повседневности, написанные хорошим языком и поэтому легко и с большим интересом читающиеся.

Вторая половина текста очень "советская": повседневность заканчивается, начинаются проблемы трудового населения, ужасные капиталисты, дьявольские американцы и прочее идеологическое противостояние. Всё понятно, книга написана издана в 70-х годах, без этого никуда, но осилить это невозможно.
fullback34 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Не раз уже помянутый Никита Сергеевич Хрущев сказал как-то перед визитом в Индию, что наши знания об Индии были на уровне арии индийского гостя из "Садко". К слову сказать, это было произнесено в середине ХХ века.

Япония - а чё Япония? В 70-х знали "Сони", знали, что там миллионы таких приблуд, что не могли даже вообразить, что у них там есть. А это есть? И это - есть, - отвечает кто надо. А это? И это то же есть. А что это? А какая разница - всё равно есть.

Блин, оказалось, что помимо монголоидных лиц, у японцев есть ещё просто человеческое лицо! О чём нам так талантливо, занимательно и просто чертовски интересно рассказал автор.

Который проводит параллели с Англией: разные там правосторонние движения транспорта. Не, левостороннее. Короче - правый руль.

Разницу между китайской и японской кухней объясняет. Разумеется, разница - философская, а не хухры-мухры: накидали всего в котёл и палками едим.

Камень тринадцатый, который, "как друзья вы не садитесь", а всё равно ни фига вы его не увидите. В саду Рёанзю (если навигатор не выведет, так, на всякий случай).

Книжка оказалась - про людей. Про страну людей, а не абстрактных японцев. Которые у нас Сахалин хотели, а сейчас ещё и Курилы, и вообще - почему-то нас не переваривающие. Да и ... фиг с ними и с их несварением русскими. Переживем. И книжку обязательно про народ удивительный прочитаем: есть - о ком, есть - что читать. Автор-то - большой-большой умница.

И напоследок: в книжке нет той истории, истории про японских волейболисток, которые то ли две олимпиады, то ли три подряд были непобедимы. Почему? Хреначили как русские бабы: были простыми девчонками, молодыми женщинами, работали прачками, служащими, на конвейере. Хреначили до поздней ночи (у них там не забалуешь), а рано утром - на тренировку. И так - годами. Потому и непобедимые были.

Что-то это мне напоминает... Не красную ли машину в хоккее? Спорт высших достижений. Где ты либо жертвуешь собой, либо ты - просто жертва. Недотренированная, недоработавшая чего-то там.

А в целом российско-японский диалог, хоть и с трудом, но имеет тенденцию к развитию. И сакура тут, между прочим, уже зацвела. Пора в Японию. На Фудзи.

Yablochko написал(а) рецензию на книгу
Оценка:
Наш этикет начинается с изучения того, как предлагать человеку веер, и заканчивается правильными жестами для совершения самоубийства. (с)

А новый год у меня начался, что удивительно, не с художественной литературы, а с книги советского журналиста Всеволода Овчинникова, который описал в своей книге "Ветка Сакуры" быт Японии, вкусы японцев, их нравы, их мораль.

Я, честно признаюсь, сама бы взялась за эту книгу очень бы не скоро: с одной стороны я люблю читать про Японию, её народ, традиции, но с другой стороны, я всегда предпочитаю художественную литературу публицистике.

Сперва все пошло очень бодренько, я, читавшая прежде различные статьи про Японию, забрала себе в копилку с десяток интересных фактов. Некоторые цитаты хотела бы привести здесь:

Назначение адзи-но-мото – усиливать присущие продуктам вкусовые особенности. Если, скажем, бросить щепотку этого белого порошка в куриный бульон, он будет казаться более наваристым, то есть более «куриным». Морковь подобным же образом будет казаться более «морковистой», фасоль – более «фасолистой», а квашеная редька станет еще более ядреной.



Для меня это все ощущается описанием какого-то волшебного порошочка, мне сложно представить такое замечательное свойство приправки в реальной жизни, но очень бы хотелось попробовать, ага.

У японских живописцев есть крылатое выражение: «Пустые места на свитке исполнены большего смысла, нежели то, что начертала на нем кисть». У актеров издавна существует заповедь: «Если хочешь выразить свои чувства полностью, раскрой себя на восемь десятых».


Японский минимализм, восхищающий меня до глубины души. С моей-то фантазией, только и нужно, что давать толчок к размышлениям, а не все готовое и на ложечке.

Японский школьник вряд ли ответит, кто из его сверстников первый ученик и кто, наоборот, тянет класс назад. Если педагог хвалит или журит кого-то, он всегда исходит из способностей и прилежания данного ребенка, сравнивая его нынешнюю успеваемость с его же прежней и старательно избегая противопоставления одних учеников другим.


В школьной системе Японии есть многое, что мне, привыкшей к европейскому образованию, сложно принять и понять, но этот пункт я бы боготворила. Сколько детей страдают из-за учительской субъективности, а как бы шикарно было, если бы Идеальный Учитель существовал. Меня всю мою жизнь бьет по больному это самое сравнение с кем-то, а ведь так просто поменять методу - закончить сравнивать с другими.

Нежелание «потерять лицо» подчас мешает японскому врачу отказаться от ошибочного диагноза. По той же причине преподаватели не любят, когда ученики обращаются к ним с вопросами.


Не уверена, конечно, что все из книги соответствует действительности и сейчас, но если эта цитата не пустой факт, а реальная повсеместность, я поражена в негативном смысле этого слова.

Вторая часть книги читалась тяжко и, я заметила, не только мне вторая часть показалась нудноватой. Если в первой части все было коротко, но с изящными примерами, то вторую часть можно сравнить с длинными и нудными статьями по теме. Не хочу кривить душой, скажу, что поставила б и три балла за вторую часть, не позволившую мне дочитать книгу и в три дня, но очень уж тематика по мне.

Так кто же такие японцы?

Японцы – загадка нашего века, это самый непостижимый, самый парадоксальный из народов. Вместе с их внешним окружением они столь живописны, театральны и артистичны, что временами кажутся нацией позеров; весь их мир – как бы сцена, на которой они играют. Легкомысленный, поверхностный, фантастичный народ, думающий лишь о том, чтобы понравиться, произвести эффект. Здесь невозможны обобщения, ибо они столь различны и противоречивы, столь непохожи на все другие азиатские народы, что всякие аналогии отпадают. Это натуры самые чуткие, живые, артистичные и в то же время самые невозмутимые, тупые, примитивные; самые рассудочные, глубокие, совестливые и самые непрактичные, поверхностные, безразличные; самые сдержанные, молчаливые, чопорные и самые эксцентричные, болтливые, игривые. В то время как история объявляет их агрессивными, жестокими, мстительными, опыт показывает их покладистыми, добрыми, мягкими. В те самые времена, когда складывалась изысканная утонченность чайного обряда, проявляли ни с чем не сравнимую жестокость. Те самые люди, которые провели половину жизни в отрешенном созерцании, в сочинении стихов и в наслаждении искусством, посвятили другую половину разрубанию своих врагов на куски и любованию обрядом харакири.

Книга прочитана по Флэшмобу 2013 (1/24) (именной совет от Vinni_v_skafandre ).
Спасибо.

admin добавил цитату 3 месяца назад
Все в Японии: от школьников до престарелых крестьянок - привыкли совершать путешествия коллективно, шествуя стройной колонной за флажком экскурсовода.