Рецензии на книгу «Сад» Марина Степнова

Алексей Багдасаров 12 часов 53 минуты
Середина девятнадцатого века. У князя и княгини Борятинских рождается поздний и никем нежданный ребенок – девочка, которая буквально разваливает семью, прежде казавшуюся идеальной. Туся с самого начала не такая, как все. В строгих рамках общества, полного условностей, когда любой в первую очередь принадлежит роду, а не себе самому, она ведет себя как абсолютно – ненормально даже – независимый человек. Сама принимает решения – когда родиться и когда заговорить. Как вести себя, чем увлекаться,...
ElenaSeredavina написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мое восхищение Вам, Марина Степнова!
Это было стилистически ярко, это было эмоционально высоко и это интересно (от корки до корки!)
Перед вами исторический роман, написанный в современное время. И как написано! Таким нашим, самобытным русским языком. Красиво, грамотно и до неприличия драматично (в хорошем смысле!) Текст не только передает атмосферу 19 века, но и окутывает тебя, - пьянит, дурманит своими словами. Словами, которые хочется читать, перечитывать, запоминать. Словами, которые могут перенести тебя из настоящего, туда, в пару веков назад. И это прекрасно.
Были моменты, которые не то чтобы до слёз, нет, сильнее, гораздо сильнее.. ранили меня. Да так, что ком в горле ещё долго стоял. Ну, к примеру, вот вам отрывок: "..а Нюточка, пряча лицо в тёплые юбки, думала - мамой пахнет, это мама шила, мама, мамочка моя, - и все терлась щекой о плотную ткань, все прижималась судорожно, так что дыхания не хватало. Простимамапростимамапростимама."
По сюжету вы попадаете в поместье близ Воронежа, Анна зовётся. И вот там, немолодые уже князь и княгиня ждут нежданного/долгожданного ребенка. Дочку. Которая ещё до появления на свет изменила весь житейский уклад, потом уже и семью, а в будущем, судьбы нескольких героев.
Красивый, многослойный, многогранный роман обязательно стоит прочитать. Вот именно сейчас, в начале осени, когда сад отдает свои последние плоды. Очень тонкая параллель с названием (нуу, это я так подвела, если что)
А ещё, он о свободе, о долге, о любви к родителям и не любви, об уважении и нет, о жизненных ценностях, о воспитании.
Читать и аплодировать автору!

Arlett написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Все смешалось в доме Барятинских...

Все смешалось в доме Барятинских.

Княгиня Надежда Александровна, счастливо прожившая в браке с князем и генерал-фельдмаршалом Владимиром Анатольевичем двадцать пять лет, родившая от него двоих детей, о которых порой забывала в вихре бурной светской жизни, в результате внезапного порыва страсти оказалась беременна. В её-то возрасте! В сорок четыре года, когда, по мнению высшего общества, в котором некогда блистала княгиня, пристало заниматься благотворительными приемами, а не любовью.

Родилась девочка. Ту, что поначалу приняли за чахотку, нарекли Тусей. Наташей. Должно быть, в честь Ростовой, которую княгиня, страстно увлеченная литературой, находила прелестной.

Брак Барятинских до этого приторно благополучный, роскошный, как картинка в модном каталоге, легкий и веселый, как музыкальная шкатулка, которая умеет играть, хоть и красивую, но только одну мелодию, дал опасный крен под этим неожиданным обстоятельством. Туся, как снаряд, пробила уклад дома, изменив его бесповоротно и навсегда, еще находясь в утробе матери. А после рождения и вовсе ошеломила княгиню, пробудив в ней любовь такой силы, к которой правила хорошего тона, принятые тогда в большом свете, её просто не готовили. Первые дети Надежды Александровны выросли среди нянек и гувернанток без участия её материнского инстинкта, а теперь он набросился на нее с тройной силой, спеша отыграться за прошлые годы, терзая и без того измученную трудными родами княгиню паническим страхом за своё дитя.

И это было только начало.
Туся была рождена, чтобы завести в имении новые порядки. Свои. И для победы в этой домашней революции у нее в руках было самое безотказное оружие - слепая, безоговорочная любовь.

Роман Степновой - это Сад Наслаждений. Его можно рассматривать через разную оптику: микроскоп исторической достоверности, монокль традиции большого русского романа или линзы современной повестки, где рядом с сильной женщиной есть слабый мужчина, а двери к образованию и финансовой независимости приходилось открывать с ноги, расталкивая локтями предрассудки и оставляя за собой след из сплетен и шепотков. Или можно просто блаженно отдаться на волю текста и следить за сменой сезонов в этом саду жизни.


Прочитано в Книжном бункере.

majj-s написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сад земных наслаждений

И как черти вы злы, и как ветер - отходчивы,
И, скупцы, до чего ж вы бываете щедрыми.
Галич

Послереформенная Россия. Сказочно богатая и родовитая супружеская пара приезжает осмотреть только что купленное имение под Воронежем. Оба совершенные комильфо в своей предыдущей жизни. В беззаботном счастливом и в высшей степени благопристойном браке больше двадцати лет. Вырастили сына и дочь, посодействовав в первом случае карьере, во втором идеальной партии. Счастливы прохладным светским счастьем, княгиня икона стиля, князь едва не конфидент государя. Единственное достоинство имения замечательный сад, устроенный прежней владелицей так, что плодоносить начинает с конца весны и радует до поздней осени. Впрочем, изрядно запущенный наследниками.

Роскошь земного изобилия будит в княгине неожиданную страсть, на которую супруг откликается. Плодом безрассудства станет младенец Туся, чье рождение едва не стоило матери жизни (старородящая, не в лучшей физической форме, тяжелый первый триместр, уровень акушерства - все в комплекте) и фактически стоит разрыва отношений с детьми (стыд какой!), привычным светским окружением (неловко), а после и с мужем (князь видит в новорожденной едва ли не крошку Цахес, и то сказать, до пяти лет девочка не разговаривает).

Обязанности мамки и няньки, а после воспитателя, тутора и идеального наставника берет на себя земский доктор Мейзель, привязавшийся к девочке как к родной. Туся же больше всего на свете любит лошадей и растет маленькой разбойницей, пока княгиня не берет на воспитание осиротевшую дочь портнихи Нюточку. Тихий ангел в сочетании с жесткими воспитательными мерами, на которые вынужденно пойдет в отношении любимицы Майзель, смягчат буйный нрав дьяволенка княжны. Экспозиция, дальше пересказывать не стану, но!

Сказать. что это хорошо, значит ничего не сказать. Дивно. Волшебно. Именины сердца. После рецензии Галины Юзефович, признаюсь, чуть побаивалась окончания и общего финального впечатления. С "Женщинами Лазаря" так было: умирала от счастья, читая, но закончив, осталась со смутным ощущением нехватки: ты с трепетно распахнутым сердцем, а тебе Молоховец, камнем в протянутую руку. Еще и потому опасалась, что от начала, в точности, как сказано в рецензии, был чистый восторг, но, оставив позади две трети, заскучала (доктор, у меня та же симптоматика). Однако нет, последняя четверть книги словно обрела второе дыхание и полетела на рысях. Что на рысях - в галоп, вихрем увлекла за собой и: Дороти, мы уже не в Канзасе.

Последнее не для красного словца, к окончанию книга переживает буквальную трансмутацию из любовного романа и романа воспитания, по рельсам которых резво влечется от начала, отдавая дань современности разве чуть более выраженной феминистической повесткой (мужчин почти нет, а какие есть, слабы или следуют традиционно женским паттернам поведения). Так вот, финал не только разрешает загадки, вроде таинственного греха Мейзеля, что на поверку оказывается простой невозможностью для порядочного человека жить с грузом однажды совершенной подлости. Под давлением обстоятельств и такой, какую девять из десяти таковой и не сочли бы, а все же. Но выводит повествование в день сегодняшний.

То есть, буквально, из девятнадцатого века, перепрыгнув через двадцатый, в двадцать первый - в день сегодняшний. В Тусе не стоит видеть неудачную феминистку или, тем более, квази-лопахина. Она совершенный миллениал, выросла в соответствии с установками, ставшими воспитательной нормой в последние четверть века, в ее личности, характере, стиле поведения фактически оттиснуты наиболее яркие черты непоротого поколения, о̶ ̶н̶е̶о̶б̶х̶о̶д̶и̶м̶о̶с̶т̶и̶ ̶к̶о̶т̶о̶р̶о̶г̶о̶ ̶т̶а̶к̶ ̶д̶о̶л̶г̶о̶ ̶т̶в̶е̶р̶д̶и̶л̶и̶ ̶б̶о̶л̶ь̶ш̶е̶в̶и̶к̶и.

Зачеркнутый текст подводит к части Радович-Ульянов и к социально-политической повестке книги. Говоря, что с определенного момента заскучала, имела в виду эту линию: что за повальная мода на псевдоисторию - думала - зачем вводить в повествование юношу нежного с взором горящим, неужто только затем, чтобы завуалированной гомоэротикой потрафить меньшинствам? Нет, вовсе даже не за тем. Невозможно жить в социуме и быть от него свободным, а писатель по самой своей сути не может не выражать отношения к происходящему. Теми инструментами, какими сподручнее работать. Быков одним способом, Акунин другим, Сальников, Идиатуллин, Веркин, Захаров, Поляринов третьим, четвертым, etc. Марина Степнова пишет, как она дышит, предоставив интерпретировать свое отношение читателю. И правильно делает. Мы сюда не только языком наслаждаться пришли, а и головой иногда подумать.

Спихнув с плеч неприятную социальную повестку, можно вернуться к читательским радостям. Да, стилистически чистое наслаждение, какое очень немногие способны подарить. От начала, от темных кругов в подмышках полосатого Наденькиного платья, такого явного и сладостного оммажа ВВ, и до самого конца. О Степновой все говорят как о замечательном стилисте, но ее дар не того мимикрического свойства, как у Сорокина, Быкова, раннего Лазарчука, иногда Чижовой, в ее повествовательной манере наиболее полно воплотился набоковский дух - тут и не поклонник теории инкарнаций не усомнится.

Чувственность, вот только, трансформируется в соответствии с повесткой эпохи Водолея. Уж и не знаю, замечали ли вы, но современность куда меньше тяготеет к сексу и вопросам телесного низа. Нормально: влажная экспансивная эпоха Рыб, у которой Бог есть любовь все сильнее отступает под нажимом сатурнианского холодно-отстраненного дружелюбия. Имеющий уши, слышит, а у хорошего писателя слух по определению хорош. Асексуальность в тренде, прежнее "плодитесь и размножайтесь" все больше приравнивается к скотству (да простит меня демографическая политика).

Завершая: "Вишневого сада" в связи с финалом не вспомнит только страдающий амнезией, но нет. Здесь рубят не ради сиюминутной выгоды, помните эпизод с яблоней? Помните, чем заменят плодовые деревья и для чего, для кого? На самом деле это погружение в глубокие пласты коллективного бессознательного и выход на метауровень: от второй природы к первой; от свифтовых еху к гуингмам; да, в конце-то концов, Лошадь тотемное животное Водолея. И России. Как-то так.

Покоя нет, степная кобылица несется вскачь.

Источник

NatalyaShumelka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Ради красного словца...

Это было очень гнусное чтиво! Будь эта книга в бумажном варианте, свой дом я бы от нее избавила. В идеале - прямиком в какую-нибудь навозную кучу, где ей самое место.
Художественную литературу я читаю для удовольствия, а не для пытки, - и поднимите руку, у кого по другому - ,и все же допускаю, что иной раз со страниц на меня будут прыгать тараканы из головы не особо адекватного автора. Но НЕ В ТАКОМ ЖЕ КОЛИЧЕСТВЕ!!!
Про собственно САД нам напишут лишь в самом начале,и весьма неплохо. А вот дальше - какой то невменяемый сюр, словно на красивую картинку вылили ведро помоев. Роман отравит сознание бесчисленными описаниями крови, рвоты, дерьма. Слово мошонка встречается намного чаще, чем малина-слива-яблоко вместе взятые. Угу, такой вот себе сад. И почему такие ужасные персонажи, противоречащие собственному описанию? Борятинский, благородный аристократ, проживший душа в душу с женой, ни разу за всю жизнь ей не изменивший, настолько не любит собственную дочь??? Ну а зачем он вообще после размолвки живет? Только не надо плести, про его отъезды, про попытки измены... Для верного и благородного, да и просто для живого мужчины нужны причины повесомее закрытой двери и кислой рожи жены, чтобы не любить дочку. Ах, потому что немая? Ну так не у(п)ирайтесь, расписывая его благородство!
Почему Туся, рожденная от таких породистых родителей, столь некрасива? Вот уж нонсенс. Они точно аристократы? Уж написала бы тогда, что у нее лицо олигофрена например. Было бы ближе к правде. А то из *богатых, как Крез* (цитата) семейства, а так страшна, что на балу никто не позарился. Я помню, помню про ужасные манеры... Это вы не забывайте про богатство! Ведь чушь же!
Почему о старших детях ни слуху, ни духу? Отчего Тусю отправили к какой то неизвестной читателю тетке? Какие то они очень лишние, эти старшие дети, нет? Ок, промолчу, на фоне рвоты, дерьма и прочей чернухи это просто несущественно.
Высокохудожественны находки автора про ноздри города, по которые он полон чего-то там. Повторяется аж два раза! Сначала про Москву,потом про Симбирск. Спасибо, мне и с первого раза не понравилось... И про обломки *сочной белой кости*. А предложения, длиной в абзац как вам? Это писалось, чтобы подчеркнуть обморочную спутанность сознания Нюты, как я понимаю. Но господи, какой же это убогий, тошнотворный прием

А потом град отстучал, закончился, и ее опять повели, только уже далеко, долго, и под ногами не чавкало, а пылило мягко, хорошо было, тепло, сухо, даже сквозь веки всё сияло, переливалось – алое, черное, золотое, как пасхальные яички, так и остались дома, одно всего и съела украдкой, и кулича всего кусочек, жалко, хороший вышел у монашек кулич, вкусный, и все такое было весеннее, радостное, что она забыла даже, откуда идет, куда, и улыбалась, потому что пахло листиками молодыми, липкими, и горячей землей, и цветочками первыми, желтыми, а потом перестало пахнуть, и она просто легла на землю и заснула, крепко-крепко, очень спать хотела все время – мама кашляла сильно, особенно ночью, спать не давала, и она сердилась, забранилась даже спросонья один раз, заплакала, устала потому что очень – да уймись наконец, проклятая, я спать хочу, – и мама зашептала виновато – простидочапростидочапростидоча – и все равно кашляла, давилась, только тихонько, в подушку, а потом перестала, стихла, огонечками пасхальными исцелилась, потому как она все огонечки до дому донесла, вот и вышло чудо – мама поправилась, сажает малиновые кустики под окном, напевает про матушку и красный сарафан, а дом такой беленький-беленький, круглый, гладкий, вот как яичко вареное облупили, и ставни на нем голубые, и платочек у мамы – тоже праздничный, голубой.

Ура! Точка. Очередной таракан автора. Или несколько?
*на кол сажаю (я про оценку) за обманутые ожидания после Женщин Лазаря. Эх, Степнова...

Bookngriller написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сад вырубят

Тогда деревья не жалели.

Но это будет в самом конце романа, а завязка «Сада» Марины Степновой разворачивается вокруг усадьбы князей Борятинских. Княгиня неожиданно беременеет, жизнь матери и ребенка спасает подвизавшийся семейным доктором пришлый мещанин из немцев, а много лет спустя повзрослевшая и Наталья Борятинская, страстная наездница с мечтой построить конный завод и основать свою породу лошадей, встречает бежавшего из Петербурга после покушения на царя бывшего студента Радовича. Столкновению судеб, надежд и предрассудков, прошлого и будущего и посвящен роман.

Что лучше всего удается Степновой, так это собрать новый образ России конца XIX века, широкому читателю знакомой либо по штампам из учебников литературы, либо по ураганным приключениям Фандорина, — то есть незнакомой вовсе. Расколдовывая эпоху от духа Толстого и Достоевского, автор создает неожиданно актуальный текст: женская эмансипация, столкновение традиции и нового образа будущего, стремление к мечте, невзирая на препоны, — оказывается, чтобы роман был по-настоящему современным, вовсе необязательно писать его о коронавирусе или протестах в Беларуси. И даже роды, которые вроде бы с такой убедительной точностью описал классик, внезапно оказываются ангажированы: нет, все было не так, и для женщин той эпохи жизнь выглядела совсем по-другому, как бы Лев Николаевич и не хотел быть объективным.

Психологическая глубина, однако, затормаживает сюжет, и читателям, привыкшим к динамичной прозе, «Сад» может показаться статичным. Однако это — лишь вопрос оптики: стоит настроиться на внутренний мир персонажей, как сюжет их жизни, в общем-то обыкновенных людей, насыщается драмой и увлекает до самого конца.

Да, люди — обыкновенные. Но ведь такие люди и берегут прошлое и делают будущее. Совершают выбор. И это — правильно. Даже если в выбранном будущем не будут цвести сады.

Literaturno

JackieReed47 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Скучный сад

Нет, с меня хватит. Чтобы я ещё хоть раз повелась на раскрученный русский современный роман? Ни за что.

Что за болезнь у всех русскоязычных авторов? Почему их произведения так оторваны от современных проблем? Проще написать о событиях столетней давности, сдобрить текст тщательно подкрученными фразами и разбрасывать стройные метафоры, чем написать острый, интересный роман, способный действительно погрузить читателя в психологический портрет героя.

Теперь обо всем по порядку.
1. Приторный слог автора, будто сюсюкащего над своими персонажами. Эти короткие предложения, состоящие из трёх слов. Стиль написания словно выцеживает чувства читателей: бедная княжна, несчастненький доктор, а вот и Туся немая, ах, как ужасно! Придыхания, одергивания, полёты от одного персонажа к другому, излишняя эмоциональность, призванная хоть как-то подогреть накал действия (видимо иначе этого никак не сделать).
2. Что я узнаю о главной героине к 200 странице? Наташа немая и отец ее очень любит. Полагаете, мне будет жутко интересно узнать, что же с ней случится потом? Психологизм забыт и оставлен, роман похож на пьесу, и лучше мы будем бесконечно трясти интеллектом и приплетать олицетворения.
3. Внутренний филолог уныло отмечал: сад как герой, проекции на будущее, сравнения животных и людей... Какой в этом толк? Что скрывается за этими стройными абзацами? Имеют ли смысл постраничные описания садовых веток и чириканья воробья? Да, между делом был поднят список обязательных проблем: народ и власть, женщины и общество. И что? У меня было стойкое ощущение, что автору глубоко наплевать на эти проблемы, на своих героев, а сам роман - будто вылепленное сочинение отличницы на экзамене.

Очередное доказательство: современным авторам важнее показать ладный слог, чем поговорить о том, что волнует и тревожит. Лучше зарыться в библиотеках и писать очередные опусы о 19 веке и ссылках, чем всмотреться в действительность. И это страшно.

Такса Чехова

Bookovski написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Все мы знаем, что в финале Джон умрёт, сад вырубят, а Сашу Ульянова повесят на Ореховом острове. Так что «Сад» – роман для тех, кто ставит во главу угла непосредственно удовольствие от процесса. Не так важно про что он и как закончится, сколько сиюминутная радость от эстетически приятного текста и полученных эмоций.

Люди, не способные полностью отдаваться праздным удовольствиям, бьют себя в грудь, ругают «Сад» и говорят, что он лишён смысла. Такая шкатулочка в стиле рококо с ничем. Кому-то покажется красивой, кому-то избыточно пошлой, но пустая ж внутри, с этим не поспорят ни первые, ни вторые. А вот я бы поспорила.

Толстой, Тургенев и Чехов легко считаются с «Сада» любым прилежным учеником одиннадцатого класса средней школы. Им Степнова подражает, с ними полемизирует (на этом месте я закатываю глаза, потому что в 2020 полемизировать с давно усопшими – это такое себе…) и даже, прости господи, бывает, иронически заигрывает. Через сопоставления с классиками и открывается ответ на вопрос «о чём?». Конечно, в первую очередь о смене эпох. О смерти дворянского гнезда, о нигилизме молодых, о ненужности садов для неспешных послеобеденных прогулок барских отпрысков, о смене роли женщины в обществе. О том, как место «плодовитых самок» Наташ занимают деятельные и подвижные Туси, беременные безумными по тем временам мечтами, типа собственного конного завода.

Другой вопрос: на фига нам про всё это сейчас, когда всех господ больше века назад почикали да и коммунизм приказал долго жить ещё в прошлом веке? Нотки феминизма в современном романе о 19 веке никак не отменят и не исправят тот факт, что в русской классике с героинями всё было откровенно плохо. Взгляд на 19 век с позиции знаний о том, что с Россией случилось в веке 20ом, не особо-то ценен, потому что эти знания есть у каждого читателя. Остаётся разве что эскапизм, побег от ужасов дней текущих в ужасы дней минувших. Но и этот вариант с горчинкой, мы ж понимаем, что с Тусей и Нютой случится лет через 20, что княгиня Борятинская не помрёт тихо-мирной в своей огромной усадьбе близь Хренового. Если вдруг ответ на этот вопрос у вас имеется – бегом в комментарии. Остальные – в «Сад»!

Инстаграм про книжечки

Arifmetika написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Современный роман 19 века

До прослушивания аудиоверсии романа не читала никаких рецензий, и правильно сделала. Благо авторитет автора и исполнителя не позволил ни минуты сомневаться: «надо брать!» Упоминание классиков, которым укоряют критики для меня придало особый шарм книге.
Я не буду раскрывать тонкости сюжета, отмечу лишь, что в нём немало сюрпризов, и не всё катится ровно и плавно. Суть главных героев, однако, неизменна и раскрывается последовательно. Мои первые ощущения, например, на протяжении всего повествования лишь укреплялись. Доктор Мейзель, самый яркий из всех - вызывал глубокое уважение, Туся – недоумение, княгиня Барятинская – жалость, Радович – смесь недоумения и жалости. Герои живые, узнаваемые, а значит, всё у автора получилось.
В текст вплетены реальные, но довольно второстепенные исторические объекты, события и люди. Остановлюсь на конном заводе Орловых, эпидемии холеры, Саше Ульянове и архитекторе Петре Бойцове. Было печально, что лошадка, красующаяся на обложке, не удостоилась иного, кроме потребительского и мелодраматического взгляда. Туся любила лошадей, конюшню и конюхов, а сад не любила. А вот если рассказали бы мне о перипетиях разведения орловских рысаков, о хреновских конюшнях, о том, как драматично развивались события, мне было бы куда интереснее, чем романтическая линия Радовича. Упоминание Володеньки, картавого надоеды и вовсе покоробило – конъюнктуры для, что ли? А вот мельком прошедший по краешку сюжета Бойцов – понравился. Удивилась, что был такой, нашла в интернете, посмотрела фотографии его зданий – было интересно. Как интересно и эмоционально описанный приход холеры в Петербург в 1830 году. Словом, на нас, читателей не угодишь…
На вопрос «нафига нам в 21 веке эта мещанская трагедия» можно ответить просто. Вот они истоки современной медицины, отношения к женщинам, природе, обществу, коммерции, семье и чувствам. Вот оно – общечеловеческое, которое никуда не делось, и дай бог, чтоб оно трансформировалось за эти полтора-два века в новое качество.
Слог Марины Степновой по-прежнему великолепен, и подстать ему начитка Алексея Багдасарова (13,5 часов чистого удовольствия). В конце книги он стойко отождествлялся для меня с доктором ГрИвой, а уж его способность к беглому французскому и уверенному русскому матерному добавила ещё звёздочек в личном пристрастии к его творчеству. Советую!

GTudor написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

«Поджатая мошонка», «почечуй» и др.


Прочитал «Сад» Степановой. До сих пребываю в ужасе. 

Как же можно настолько не чувствовать эпоху, не понимать дворянский быт, отличие которое несли на себе представители высшего сословия? Про традиционное «не любить Россию» я умалчиваю в скобках, ведь любить Россию писатель не обязан. 

Но знать и чувствовать историю, коль взялся за 19 век – очень даже обязан! И недостаточно изучить по верхам Википедию или статьи на Яндекс дзене.

Почитайте, если пожелаете, про то как  граф Витте нашел бомбу в собственном камине (легко гуглится). Примерно так вели себя аристократы той поры. (Тот же министр любил ругаться матом, даже при домашних, но это все из той присказки которую так любит Татьяна Полякова: «Чтобы нарушать правила – нужно их знать». ) Есть масса свидетельств того, как вели себя представители высшего сословия в ссылке, тюрьме, каторге, концлагере и тп. Эти люди умели сохранять достоинство даже в самых страшных ситуациях.

Возвращаясь к «Саду», скажу, что целом, стиль который отлично подходит для описания советского быта, тот самый, который обаял нас в «женщинах Лазаря», в описании 19 века смотрелся чудовищно. Фальшь в каком слове, как будто смотришь американский фильм про Россию и не знаешь куда от стыда деться. Например, позабавило, что княгиня сетует, что дочь не любит мороженого приготовленное из «своего» молока. В деревне 19 века любое молоко, было, как вы понимаете – своё. Самое, что ни на есть organic. этот пример – мелочь, но даёт понять насколько автор далеко находится от героев своего романа и от его эпохи.

Отдельная беда всех романов Степновой – неожиданные совпадения достойные индийского кино и «мистика». В кавычках. То, что у Людмилы Улицкой бывает один раз на сто страниц и представляется парадоксом который «двигает» сюжет – у Степновой через страницу. «И тут случилось»,  да «Вдруг приключились», а ещё «совершенно неожиданно». 

В сочетании с избыточным натурализмом, матерной бранью (да, книга о княжеской семье приближенной к императору) и языком которым дамы пост-бальзаковского возраста рассказывают истории в очереди у поликлинику, так вот со всем этим, разного рода душераздираюшие совпадения дают особый контраст.

По поводу натурализма, развивая тему. «Поджатая ощетиненная мошонка» вот что чувствовал в гневе, чопорный лютеранский доктор. Хочется сказать, что получилось «ниже пояса», но выйдет каламбур-с.

Дальше, княгиня делится со своей портнихой подробностями родов и беременности, а также упоминает о «почечуе» (для тех кто не в курсе – это старинное наименование геморроя). 

В такие минуты ощущаю испанский стыд за всех: за автор, за героев и за себя. 

Знаете, что мне все это напоминает? Тему которая была страшно модной в семейных комедиях 90-х-2000-х годов, начиная от «Как стать принцессой» и заканчивая «Шреком». (Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что начал тренд все-таки Марк Твен с его «Принцем и Нищим». )

Так вот, тема эта заключается в том, что короли, оказывается, тоже люди! И больше всего на свете им хочется выпить холодной Балтики на шашлыках или сходить на сельскую дискотеку. Но не могут, этикет, проклятый запрещает! 

Для пролетариев такие мысли очень утешительны.

В завершение хочу сказать, что самой светлой частью «Сада», мне кажется отрывок про Ульяновых (конечно, я не очень глубоко знаю тему, поэтому могу упускать какие-то подробности). Правда, интересный персонаж, молодой аристократ из обнищавшей семьи, быстро преображается в героя-любовника для того, чтобы стать частью традиционного для Степановой скомканного и слащавого финала.

Midolya написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Для меня романы Марины Степновой как хлопковая ткань серовато-синего оттенка. Прочная, незамысловатая, без изысков. Похожая на такие же полотнища коллег: немного от Рубиной, чуток от Улицкой, сильно от Яхиной.

Потом автор на этой ткани расшивает узоры словесных оборотов, метафор, ужимочек, притоптываний с прихлопываниями. Хорошо получается, красиво даже.

Пусть всегда похоже, пускай основные сюжетные нити какие-то диковатые - персонажи книг Степновой постоянно на грани нервного срыва, а хорошие люди проявляются в однобокой и болезненной любви к науке, лошадкам, девочкам, книге Молоховец - но смотреть приятно, читать тоже.

Добротная вещица без затей. Вторничная как 95% современной русской литературы.