4.3
5 хотят послушать 10 рецензий
Год выхода: 2020
12 часов 53 минуты
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Середина девятнадцатого века. У князя и княгини Борятинских рождается поздний и никем нежданный ребенок – девочка, которая буквально разваливает семью, прежде казавшуюся идеальной. Туся с самого начала не такая, как все. В строгих рамках общества, полного условностей, когда любой в первую очередь принадлежит роду, а не себе самому, она ведет себя как абсолютно – ненормально даже – независимый человек. Сама принимает решения – когда родиться и когда заговорить. Как вести себя, чем увлекаться, кого любить или ненавидеть.

Лучшая рецензияпоказать все
ElenaSeredavina написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мое восхищение Вам, Марина Степнова!
Это было стилистически ярко, это было эмоционально высоко и это интересно (от корки до корки!)
Перед вами исторический роман, написанный в современное время. И как написано! Таким нашим, самобытным русским языком. Красиво, грамотно и до неприличия драматично (в хорошем смысле!) Текст не только передает атмосферу 19 века, но и окутывает тебя, - пьянит, дурманит своими словами. Словами, которые хочется читать, перечитывать, запоминать. Словами, которые могут перенести тебя из настоящего, туда, в пару веков назад. И это прекрасно.
Были моменты, которые не то чтобы до слёз, нет, сильнее, гораздо сильнее.. ранили меня. Да так, что ком в горле ещё долго стоял. Ну, к примеру, вот вам отрывок: "..а Нюточка, пряча лицо в тёплые юбки, думала - мамой пахнет, это мама шила, мама, мамочка моя, - и все терлась щекой о плотную ткань, все прижималась судорожно, так что дыхания не хватало. Простимамапростимамапростимама."
По сюжету вы попадаете в поместье близ Воронежа, Анна зовётся. И вот там, немолодые уже князь и княгиня ждут нежданного/долгожданного ребенка. Дочку. Которая ещё до появления на свет изменила весь житейский уклад, потом уже и семью, а в будущем, судьбы нескольких героев.
Красивый, многослойный, многогранный роман обязательно стоит прочитать. Вот именно сейчас, в начале осени, когда сад отдает свои последние плоды. Очень тонкая параллель с названием (нуу, это я так подвела, если что)
А ещё, он о свободе, о долге, о любви к родителям и не любви, об уважении и нет, о жизненных ценностях, о воспитании.
Читать и аплодировать автору!

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
94 слушателей
0 отзывов
ElenaSeredavina написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мое восхищение Вам, Марина Степнова!
Это было стилистически ярко, это было эмоционально высоко и это интересно (от корки до корки!)
Перед вами исторический роман, написанный в современное время. И как написано! Таким нашим, самобытным русским языком. Красиво, грамотно и до неприличия драматично (в хорошем смысле!) Текст не только передает атмосферу 19 века, но и окутывает тебя, - пьянит, дурманит своими словами. Словами, которые хочется читать, перечитывать, запоминать. Словами, которые могут перенести тебя из настоящего, туда, в пару веков назад. И это прекрасно.
Были моменты, которые не то чтобы до слёз, нет, сильнее, гораздо сильнее.. ранили меня. Да так, что ком в горле ещё долго стоял. Ну, к примеру, вот вам отрывок: "..а Нюточка, пряча лицо в тёплые юбки, думала - мамой пахнет, это мама шила, мама, мамочка моя, - и все терлась щекой о плотную ткань, все прижималась судорожно, так что дыхания не хватало. Простимамапростимамапростимама."
По сюжету вы попадаете в поместье близ Воронежа, Анна зовётся. И вот там, немолодые уже князь и княгиня ждут нежданного/долгожданного ребенка. Дочку. Которая ещё до появления на свет изменила весь житейский уклад, потом уже и семью, а в будущем, судьбы нескольких героев.
Красивый, многослойный, многогранный роман обязательно стоит прочитать. Вот именно сейчас, в начале осени, когда сад отдает свои последние плоды. Очень тонкая параллель с названием (нуу, это я так подвела, если что)
А ещё, он о свободе, о долге, о любви к родителям и не любви, об уважении и нет, о жизненных ценностях, о воспитании.
Читать и аплодировать автору!

Arlett написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Все смешалось в доме Барятинских...

Все смешалось в доме Барятинских.

Княгиня Надежда Александровна, счастливо прожившая в браке с князем и генерал-фельдмаршалом Владимиром Анатольевичем двадцать пять лет, родившая от него двоих детей, о которых порой забывала в вихре бурной светской жизни, в результате внезапного порыва страсти оказалась беременна. В её-то возрасте! В сорок четыре года, когда, по мнению высшего общества, в котором некогда блистала княгиня, пристало заниматься благотворительными приемами, а не любовью.

Родилась девочка. Ту, что поначалу приняли за чахотку, нарекли Тусей. Наташей. Должно быть, в честь Ростовой, которую княгиня, страстно увлеченная литературой, находила прелестной.

Брак Барятинских до этого приторно благополучный, роскошный, как картинка в модном каталоге, легкий и веселый, как музыкальная шкатулка, которая умеет играть, хоть и красивую, но только одну мелодию, дал опасный крен под этим неожиданным обстоятельством. Туся, как снаряд, пробила уклад дома, изменив его бесповоротно и навсегда, еще находясь в утробе матери. А после рождения и вовсе ошеломила княгиню, пробудив в ней любовь такой силы, к которой правила хорошего тона, принятые тогда в большом свете, её просто не готовили. Первые дети Надежды Александровны выросли среди нянек и гувернанток без участия её материнского инстинкта, а теперь он набросился на нее с тройной силой, спеша отыграться за прошлые годы, терзая и без того измученную трудными родами княгиню паническим страхом за своё дитя.

И это было только начало.
Туся была рождена, чтобы завести в имении новые порядки. Свои. И для победы в этой домашней революции у нее в руках было самое безотказное оружие - слепая, безоговорочная любовь.

Роман Степновой - это Сад Наслаждений. Его можно рассматривать через разную оптику: микроскоп исторической достоверности, монокль традиции большого русского романа или линзы современной повестки, где рядом с сильной женщиной есть слабый мужчина, а двери к образованию и финансовой независимости приходилось открывать с ноги, расталкивая локтями предрассудки и оставляя за собой след из сплетен и шепотков. Или можно просто блаженно отдаться на волю текста и следить за сменой сезонов в этом саду жизни.


Прочитано в Книжном бункере.

majj-s написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сад земных наслаждений

И как черти вы злы, и как ветер - отходчивы,
И, скупцы, до чего ж вы бываете щедрыми.
Галич

Послереформенная Россия. Сказочно богатая и родовитая супружеская пара приезжает осмотреть только что купленное имение под Воронежем. Оба совершенные комильфо в своей предыдущей жизни. В беззаботном счастливом и в высшей степени благопристойном браке больше двадцати лет. Вырастили сына и дочь, посодействовав в первом случае карьере, во втором идеальной партии. Счастливы прохладным светским счастьем, княгиня икона стиля, князь едва не конфидент государя. Единственное достоинство имения замечательный сад, устроенный прежней владелицей так, что плодоносить начинает с конца весны и радует до поздней осени. Впрочем, изрядно запущенный наследниками.

Роскошь земного изобилия будит в княгине неожиданную страсть, на которую супруг откликается. Плодом безрассудства станет младенец Туся, чье рождение едва не стоило матери жизни (старородящая, не в лучшей физической форме, тяжелый первый триместр, уровень акушерства - все в комплекте) и фактически стоит разрыва отношений с детьми (стыд какой!), привычным светским окружением (неловко), а после и с мужем (князь видит в новорожденной едва ли не крошку Цахес, и то сказать, до пяти лет девочка не разговаривает).

Обязанности мамки и няньки, а после воспитателя, тутора и идеального наставника берет на себя земский доктор Мейзель, привязавшийся к девочке как к родной. Туся же больше всего на свете любит лошадей и растет маленькой разбойницей, пока княгиня не берет на воспитание осиротевшую дочь портнихи Нюточку. Тихий ангел в сочетании с жесткими воспитательными мерами, на которые вынужденно пойдет в отношении любимицы Майзель, смягчат буйный нрав дьяволенка княжны. Экспозиция, дальше пересказывать не стану, но!

Сказать. что это хорошо, значит ничего не сказать. Дивно. Волшебно. Именины сердца. После рецензии Галины Юзефович, признаюсь, чуть побаивалась окончания и общего финального впечатления. С "Женщинами Лазаря" так было: умирала от счастья, читая, но закончив, осталась со смутным ощущением нехватки: ты с трепетно распахнутым сердцем, а тебе Молоховец, камнем в протянутую руку. Еще и потому опасалась, что от начала, в точности, как сказано в рецензии, был чистый восторг, но, оставив позади две трети, заскучала (доктор, у меня та же симптоматика). Однако нет, последняя четверть книги словно обрела второе дыхание и полетела на рысях. Что на рысях - в галоп, вихрем увлекла за собой и: Дороти, мы уже не в Канзасе.

Последнее не для красного словца, к окончанию книга переживает буквальную трансмутацию из любовного романа и романа воспитания, по рельсам которых резво влечется от начала, отдавая дань современности разве чуть более выраженной феминистической повесткой (мужчин почти нет, а какие есть, слабы или следуют традиционно женским паттернам поведения). Так вот, финал не только разрешает загадки, вроде таинственного греха Мейзеля, что на поверку оказывается простой невозможностью для порядочного человека жить с грузом однажды совершенной подлости. Под давлением обстоятельств и такой, какую девять из десяти таковой и не сочли бы, а все же. Но выводит повествование в день сегодняшний.

То есть, буквально, из девятнадцатого века, перепрыгнув через двадцатый, в двадцать первый - в день сегодняшний. В Тусе не стоит видеть неудачную феминистку или, тем более, квази-лопахина. Она совершенный миллениал, выросла в соответствии с установками, ставшими воспитательной нормой в последние четверть века, в ее личности, характере, стиле поведения фактически оттиснуты наиболее яркие черты непоротого поколения, о̶ ̶н̶е̶о̶б̶х̶о̶д̶и̶м̶о̶с̶т̶и̶ ̶к̶о̶т̶о̶р̶о̶г̶о̶ ̶т̶а̶к̶ ̶д̶о̶л̶г̶о̶ ̶т̶в̶е̶р̶д̶и̶л̶и̶ ̶б̶о̶л̶ь̶ш̶е̶в̶и̶к̶и.

Зачеркнутый текст подводит к части Радович-Ульянов и к социально-политической повестке книги. Говоря, что с определенного момента заскучала, имела в виду эту линию: что за повальная мода на псевдоисторию - думала - зачем вводить в повествование юношу нежного с взором горящим, неужто только затем, чтобы завуалированной гомоэротикой потрафить меньшинствам? Нет, вовсе даже не за тем. Невозможно жить в социуме и быть от него свободным, а писатель по самой своей сути не может не выражать отношения к происходящему. Теми инструментами, какими сподручнее работать. Быков одним способом, Акунин другим, Сальников, Идиатуллин, Веркин, Захаров, Поляринов третьим, четвертым, etc. Марина Степнова пишет, как она дышит, предоставив интерпретировать свое отношение читателю. И правильно делает. Мы сюда не только языком наслаждаться пришли, а и головой иногда подумать.

Спихнув с плеч неприятную социальную повестку, можно вернуться к читательским радостям. Да, стилистически чистое наслаждение, какое очень немногие способны подарить. От начала, от темных кругов в подмышках полосатого Наденькиного платья, такого явного и сладостного оммажа ВВ, и до самого конца. О Степновой все говорят как о замечательном стилисте, но ее дар не того мимикрического свойства, как у Сорокина, Быкова, раннего Лазарчука, иногда Чижовой, в ее повествовательной манере наиболее полно воплотился набоковский дух - тут и не поклонник теории инкарнаций не усомнится.

Чувственность, вот только, трансформируется в соответствии с повесткой эпохи Водолея. Уж и не знаю, замечали ли вы, но современность куда меньше тяготеет к сексу и вопросам телесного низа. Нормально: влажная экспансивная эпоха Рыб, у которой Бог есть любовь все сильнее отступает под нажимом сатурнианского холодно-отстраненного дружелюбия. Имеющий уши, слышит, а у хорошего писателя слух по определению хорош. Асексуальность в тренде, прежнее "плодитесь и размножайтесь" все больше приравнивается к скотству (да простит меня демографическая политика).

Завершая: "Вишневого сада" в связи с финалом не вспомнит только страдающий амнезией, но нет. Здесь рубят не ради сиюминутной выгоды, помните эпизод с яблоней? Помните, чем заменят плодовые деревья и для чего, для кого? На самом деле это погружение в глубокие пласты коллективного бессознательного и выход на метауровень: от второй природы к первой; от свифтовых еху к гуингмам; да, в конце-то концов, Лошадь тотемное животное Водолея. И России. Как-то так.

Покоя нет, степная кобылица несется вскачь.

Источник

NatalyaShumelka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Ради красного словца...

Это было очень гнусное чтиво! Будь эта книга в бумажном варианте, свой дом я бы от нее избавила. В идеале - прямиком в какую-нибудь навозную кучу, где ей самое место.
Художественную литературу я читаю для удовольствия, а не для пытки, - и поднимите руку, у кого по другому - ,и все же допускаю, что иной раз со страниц на меня будут прыгать тараканы из головы не особо адекватного автора. Но НЕ В ТАКОМ ЖЕ КОЛИЧЕСТВЕ!!!
Про собственно САД нам напишут лишь в самом начале,и весьма неплохо. А вот дальше - какой то невменяемый сюр, словно на красивую картинку вылили ведро помоев. Роман отравит сознание бесчисленными описаниями крови, рвоты, дерьма. Слово мошонка встречается намного чаще, чем малина-слива-яблоко вместе взятые. Угу, такой вот себе сад. И почему такие ужасные персонажи, противоречащие собственному описанию? Борятинский, благородный аристократ, проживший душа в душу с женой, ни разу за всю жизнь ей не изменивший, настолько не любит собственную дочь??? Ну а зачем он вообще после размолвки живет? Только не надо плести, про его отъезды, про попытки измены... Для верного и благородного, да и просто для живого мужчины нужны причины повесомее закрытой двери и кислой рожи жены, чтобы не любить дочку. Ах, потому что немая? Ну так не у(п)ирайтесь, расписывая его благородство!
Почему Туся, рожденная от таких породистых родителей, столь некрасива? Вот уж нонсенс. Они точно аристократы? Уж написала бы тогда, что у нее лицо олигофрена например. Было бы ближе к правде. А то из *богатых, как Крез* (цитата) семейства, а так страшна, что на балу никто не позарился. Я помню, помню про ужасные манеры... Это вы не забывайте про богатство! Ведь чушь же!
Почему о старших детях ни слуху, ни духу? Отчего Тусю отправили к какой то неизвестной читателю тетке? Какие то они очень лишние, эти старшие дети, нет? Ок, промолчу, на фоне рвоты, дерьма и прочей чернухи это просто несущественно.
Высокохудожественны находки автора про ноздри города, по которые он полон чего-то там. Повторяется аж два раза! Сначала про Москву,потом про Симбирск. Спасибо, мне и с первого раза не понравилось... И про обломки *сочной белой кости*. А предложения, длиной в абзац как вам? Это писалось, чтобы подчеркнуть обморочную спутанность сознания Нюты, как я понимаю. Но господи, какой же это убогий, тошнотворный прием

А потом град отстучал, закончился, и ее опять повели, только уже далеко, долго, и под ногами не чавкало, а пылило мягко, хорошо было, тепло, сухо, даже сквозь веки всё сияло, переливалось – алое, черное, золотое, как пасхальные яички, так и остались дома, одно всего и съела украдкой, и кулича всего кусочек, жалко, хороший вышел у монашек кулич, вкусный, и все такое было весеннее, радостное, что она забыла даже, откуда идет, куда, и улыбалась, потому что пахло листиками молодыми, липкими, и горячей землей, и цветочками первыми, желтыми, а потом перестало пахнуть, и она просто легла на землю и заснула, крепко-крепко, очень спать хотела все время – мама кашляла сильно, особенно ночью, спать не давала, и она сердилась, забранилась даже спросонья один раз, заплакала, устала потому что очень – да уймись наконец, проклятая, я спать хочу, – и мама зашептала виновато – простидочапростидочапростидоча – и все равно кашляла, давилась, только тихонько, в подушку, а потом перестала, стихла, огонечками пасхальными исцелилась, потому как она все огонечки до дому донесла, вот и вышло чудо – мама поправилась, сажает малиновые кустики под окном, напевает про матушку и красный сарафан, а дом такой беленький-беленький, круглый, гладкий, вот как яичко вареное облупили, и ставни на нем голубые, и платочек у мамы – тоже праздничный, голубой.

Ура! Точка. Очередной таракан автора. Или несколько?
*на кол сажаю (я про оценку) за обманутые ожидания после Женщин Лазаря. Эх, Степнова...

Bookngriller написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сад вырубят

Тогда деревья не жалели.

Но это будет в самом конце романа, а завязка «Сада» Марины Степновой разворачивается вокруг усадьбы князей Борятинских. Княгиня неожиданно беременеет, жизнь матери и ребенка спасает подвизавшийся семейным доктором пришлый мещанин из немцев, а много лет спустя повзрослевшая и Наталья Борятинская, страстная наездница с мечтой построить конный завод и основать свою породу лошадей, встречает бежавшего из Петербурга после покушения на царя бывшего студента Радовича. Столкновению судеб, надежд и предрассудков, прошлого и будущего и посвящен роман.

Что лучше всего удается Степновой, так это собрать новый образ России конца XIX века, широкому читателю знакомой либо по штампам из учебников литературы, либо по ураганным приключениям Фандорина, — то есть незнакомой вовсе. Расколдовывая эпоху от духа Толстого и Достоевского, автор создает неожиданно актуальный текст: женская эмансипация, столкновение традиции и нового образа будущего, стремление к мечте, невзирая на препоны, — оказывается, чтобы роман был по-настоящему современным, вовсе необязательно писать его о коронавирусе или протестах в Беларуси. И даже роды, которые вроде бы с такой убедительной точностью описал классик, внезапно оказываются ангажированы: нет, все было не так, и для женщин той эпохи жизнь выглядела совсем по-другому, как бы Лев Николаевич и не хотел быть объективным.

Психологическая глубина, однако, затормаживает сюжет, и читателям, привыкшим к динамичной прозе, «Сад» может показаться статичным. Однако это — лишь вопрос оптики: стоит настроиться на внутренний мир персонажей, как сюжет их жизни, в общем-то обыкновенных людей, насыщается драмой и увлекает до самого конца.

Да, люди — обыкновенные. Но ведь такие люди и берегут прошлое и делают будущее. Совершают выбор. И это — правильно. Даже если в выбранном будущем не будут цвести сады.

Literaturno

admin добавил цитату 5 дней назад
Каждый обитатель тогдашнего тварного мира был чьим-то рабом – господина или государя. Господа Бога нашего Иисуса Христа, да хотя бы и просто своего дома, поля или ремесла. Это была настоящая лестница, грубая, страшная, ведущая из дерьма до самого неба, но женщины, бедные, были ниже любого дерьма – и служили всем. Даже…