Цитаты из книги «Здесь мертвецы под сводом спят» Брэдли Алан

20 Добавить
Весенним утром 1951 года одиннадцатилетняя любительница химии и одаренная сыщица Флавия де Люс вместе с родными отправляется на вокзал встречать свою давно пропавшую мать Харриет. За несколько мгновений до прибытия поезда на платформу английской деревушки Бишоп-Лейси высокий незнакомец из толпы шепчет на ухо девочке некое загадочное сообщение, а в следующую секунду погибает под колесами паровоза, причем очевидно: кто-то нарочно столкнул его на рельсы… Кем был этот человек? Почему он решил...
Она уже преподала мне один урок: никогда нельзя недооценивать старую женщину -- и старую кровь.
Юное сердце не может долго быть угрюмым, и я уже чувствовала, что мышцы моего лица устали скорбеть.
«Я хотела прикоснуться к нему [отцу], но знала свое место. Любовь на расстоянии вытянутой руки – таким должен быть наш семейный девиз, а не вымученная игра слов Dare Lucem».
Всегда произношу имя человека, если прошу у него что-то. Благодаря этому ситуация выглядит намного более - что ж, намного более просительной.
Что я очень в себе люблю, так это способность оставаться открытой к предложениям.
Я выяснила, что одна из примет поистине великого ума - это способность изображать глупость в случае необходимости.
В мифах тот, кто охотно брал на свои плечи тяжесть земли, был обречен держать ее вечно: безысходное проклятье.
Не отвечай вопросом на вопрос, если не хочешь выглядеть болваном.
Я выяснила, что одна из примет поистине великого ума - это способность изображать глупость в случае необходимости.
В жизни бывают моменты, когда несмотря ни на что приходится проглотить гордость и действовать самостоятельно.
Сочиняя ложь, очень важно придумать правильное количество подробностей: слишком много или слишком мало - и тебя выведут на чистую воду.
Некоторые вещи слишком ужасны, чтобы описывать их простыми словами.
Почему, подумала я, мы так часто не замечаем то, что у нас под самым носом?
Молчание - это знак вопроса, который нельзя проигнорировать.
Есть некоторые звуки, которые не должны слышать дети, пусть я даже уже не ребенок, и самый главный звук - плач родителя.
- Что мы будем делать, Доггер?
Этот вопрос показался мне разумным. После всего, что ему довелось пережить, Доггер разбирается в безнадежных ситуациях.
- Ждать завтрашнего дня, - сказал он.
- Но что, если завтра будет еще хуже, чем сегодня?
- Тогда мы подождем до послезавтрашнего дня.
- И так далее? - уточнила я.
- И так далее.
Как по мне, если бы природа хотела, чтобы у нас были ярко-красные ногти, она бы сделала так, чтобы мы рождались с кровью наружу.
Жизнь такая штука - как лодка, нажмешь слишком сильно, и вот она пошла ко дну. Однако если не грести, никуда не попадешь. Бесит, не так ли?
В секретах есть странная сила, которую никогда нельзя получить, если болтать обо всем подряд.
- Жизнь такая штука, – продолжала тетушка Фелисити. – Нажмешь слишком сильно, и вот она пошла ко дну. Однако если не грести, никуда не попадешь. Бесит, не так ли?