Цитаты из книги «Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо» Лион Фейхтвангер

20 Добавить
Роман о великом просветителе Жан Жаке Руссо. В романе изображены события Великой Французской революции.
Свобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого.
Величие без безумия немыслимо.
«Человек рожден свободным, а между тем он везде в оковах». -(Руссо).
– Все вы, вероятно, читали Иосифа Флавия и, бесспорно, помните то место, в котором рассказывается, как во время осады Иерусалима какой-то человек только и делал, что ходил по валу и целыми днями стенал: «О, горе Иерусалиму! О, горе мне!» Выстрел одного из осаждавших прикончил его.
Робеспьер и Сен-Жюст поехали в Эрменонвиль, на могилу учителя, почерпнуть силы для предстоящей борьбы во имя его.
- Пусть тело его покоится под его любимыми деревьями – jaceat, ubi jacet (пусть покоится там, где покоится).
Какое благо быть одному! Издали слабости людей бледнеют; когда люди далеко, от них не требуешь качеств, которыми они не обладают. … Как быстро в тишине природы уходят тревога и отчаяние! Глупые люди говорят, что только злодеи бегут от своих ближних. Верно обратное. Для дурного человека остаться наедине с собой ,должно быть ,адская мука , а для доброго одиночество – рай.
- Боюсь, друг мой, что я к вам привыкну,- сказал он. - Я не могу позволить себе заключить новую дружбу: новое разочарование мне теперь не под силу.
Не задумываясь, месье Гербер ответил:
- Жан-Жак вещал правду, а есть ли правда в реальной жизни - не знаю. Он имел право кроить свой мир по собственному разумению. Его книга честна - мир его неподделен.
Гербер повторил эту мысль по-немецки, упиваясь музыкой слов.
- Мир Жан-Жака более реален, непреложен и вечен, чем так называемая действительность. Действительности придется равняться по нему.
- Я охотнее поговорю с вами о деревьях и цветах. Вы увидите, друг мой, что ботаника приятнейшая из наук.
Без философии нельзя заниматься практической деятельностью, но одной философии мало, одной теории мало. Ее постоянно нужно мерить масштабами окружающей действительности, постоянно шлифовать о реальную действительность. Нужно руками прощупывать суровую живую жизнь, непрестанно приходить с ней в соприкосновение, получать от нее толчки и пинки. Нужно из собственного доброго и злого опыта делать выводы, что полезно и что вредно.
Люди, пожалуй, не имеют твердых очертаний: они меняются в зависимости от того, кто их окружает.
Но даже самое полное слияние двух тел никогда до конца не удовлетворяло меня. Мне всегда страстно хотелось слияния двух душ в одном теле.
К сожалению, все произошло именно так, как напророчил проклятый мосье де Гримм: народовластие, о котором мечтал Жан-Жак, выродилось именно в ту форму господства черни, которая была так ненавистна учителю, – в охлократию. Человек был и остался варваром.
Существенно одно – смерть Людовика политически необходима. Если содержать его в заточении, он будет служить постоянным центром всякого антиреспубликанского движения в самой Франции и за границей.
– Нельзя свергнуть монархию и оставить в живых ее наиболее действенный символ – короля, – сказал Лепелетье своим спокойным, приятным, высоким голосом. – В ту самую минуту, когда мы свергали Людовика, его физическое уничтожение было предрешено. От последней ступеньки, ведущей с трона вниз, и до первой, ведущей вверх, на эшафот, – путь очень короток.
Жить по-человечески вы, «бывшие», не научились, но умирать – это вы умеете.
… чувствительная душа – это роковой дар небес. Тот, кто наделен ею, становится игрушкой стихий, солнце или туман определяют его бытие, направление ветра решает, счастлив он или несчастлив.
«Если в демократическом государстве горсточка людей владеет во много раз большими богатствами, чем средний гражданин, то либо это государство гибнет, либо перестает быть демократией».
- Боюсь, друг мой, что я к вам привыкну,- сказал он. - Я не могу позволить себе заключить новую дружбу: новое разочарование мне теперь не под силу.
Люди, пожалуй, не имеют твердых очертаний: они меняются в зависимости от того, кто их окружает.