Цитаты из книги «Последний кабан из лесов Понтеведра» Рубина Дина

9 Добавить
Мир содрогался в вечных муках ежесекундного проталкивания бытия сквозь родовые ходы Вселенной.
Люсио был прирожденным вожаком, любимым атаманом желких, наглых, жестоких и несчастных существ, какими бывают, как правило, подростки от двенадцати до восемнадцати лет.
Перед этим-то милая, все художники руки опускали - перед всеядностью толпы.
Странной казалась только ее безадресно блудливая улыбка, откровенная настолько, что дорого и со вкусом одетая женщина выглядела непристойно.
Продолжая стоять с голыми грудями, которые, как два молочных поросёнка, выпавших из мешка и ослепших от света Божьего, тихо шевелятся, поводят замшевыми розовыми пятачками сосков, но уже готовы вскочить и хрюкая разбежаться в стороны, Таисья любовно и задумчиво рассматривала новый бюстгальтер.
- Двести восемьдесят шекелей, - похвасталась она, - положение обязывает. Всё-таки я руковожу людьми, у меня семнадцать педагогов, двести пятьдесят учеников...Пора прилично одеваться.
...Люсио был прирожденным вожаком, любимым атаманом жалких, наглых, жестоких и несчастных существ, какими бывают, как правило, подростки от двенадцати до восемнадцати лет
Великий художник ведет на ниточках, как послушных марионеток, не только своих героев, но и... собственную смерть.
Нет, я не ленива. Я глубоко и безнадежно бездеятельна. Это единственно естественное для моей психики, любимое и, к сожалению, недоступное времяпрепровождение. Поэтому всю жизнь я ишачу и произвожу впечатление гудящей пчелы.
Так что, дружочек, умейте любоваться жизнью, как бы по идиотски она ни выглядела, каким бы потом и пошлостью от нее не разило..