Цитаты из книги «Коммандос из демиургов» Екатерина Казакова

10 Добавить
Бывших Избранных не бывает, а пятилетний отпуск - это не повод расслабляться. Чужие проблемы и звон монет снова зовут меня и моего верного оруженосца в погоню за наживой. Только ставки в моём новом квесте вовсе не деньги, да и миссия состоит совсем не в победе над силами зла. И в нагрузку нам дали десять избалованных, ни на что не годных отпрысков демиургов. Но ничего, нет таких крепостей, которые бы мы не взяли с моим другом, тем более когда ставка в игре Ткань Мироздания. А я же не могу...
Гуманизм — это когда сначала делаешь контрольный в голову, потом отрезаешь бензопилой конечности, а не наоборот! Из «Памятки киллеру»
— Я таки дико извиняюсь, но что такой уважаемый человек забыл в нашем суровом краю, где дрова выдают по талонам?
Диверсия — это западло, которое нужно первым кинуть противнику. Из напутственной речи Сосискина
Пожиратель колбасы и нервов.Информация и связи, а не булыжник и террор, — вот оружие современного пролетария!«Сегодня вам крупно повезло, у нашей компании рекламная акция. При покупке двух одноразовых вещей по цене крыла от самолета третья вам презентуется за половину стоимости нефтяного месторождения в Кувейте».Настоящий старый интеллигент никогда не скажет: «…мать!» Он скажет: «Да я вам в отцы гожусь!» Вот она, культура!!!Я, конечно, дико извиняюсь, но мы таки будем делать налет и сеять в городе анархию или интеллигентно все решим через беспорядки?Отдохнем, товарищи, в тюрьме! Если вы еще не сидите, то это не ваша заслуга, а наша недоработка!
Ф. Э. Дзержинский— Не надо мне капать на мозги, они у меня только что напудрены!— Давайте поговорим как самостоятельные люди, пока мы не огорчились. А то, когда огорчимся, вы от нас заплачете!Гуманизм — это когда сначала делаешь контрольный в голову, потом отрезаешь бензопилой конечности, а не наоборот!
Из «Памятки киллеру»— Я таки дико извиняюсь, но что такой уважаемый человек забыл в нашем суровом краю, где дрова выдают по талонам?Диверсия — это западло, которое нужно первым кинуть противнику.
Из напутственной речи Сосискина
Я, конечно, дико извиняюсь, но мы таки будем делать налет и сеять в городе анархию или интеллигентно все решим через беспорядки?
Мстить надо тоньше и изящнее, да так, чтобы противник потом очень долго приходил в себя и вспоминал вашу проделку как самый большой ужас в жизни.
Если меня не смогли удержать, значит, спутник жизни не так уж и надежен.
- Хочешь, открою часть именно твоей судьбы? - Нет, не надо. Иначе мне будет неинтересно жить и трепать нервы окружающим.
Пожиратель колбасы и нервов.
Отпуск… как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось. И ведь правда, друзья мои, разве может какой-нибудь немец, англичанин или японец несколько дней в году отрываться так, чтобы потом приходить в себя одиннадцать месяцев? Кто из нас с вами не пил водку под палящим солнцем Египта или не просил турецких аниматоров спеть «Подмосковные вечера» душной антальской ночью? А рыцарские турниры на родине корриды, где мы дружно вопим: «Шайбу, шайбу»? А несчастные католические священники в Ватикане, которые лихорадочно начинают молиться, когда мы, дыхнув на них перегаром, нетрезвым голосом требуем подвести нас к иконе «Неупиваемая чаша»? А бедные жители Канарских островов, которых, как дятлы, долбим: «Где у вас тут канарейки гнездятся?» Что, нахлынули воспоминаньица? Потянуло на отдых?