Цитаты из книги «Создания света, создания тьмы» Роджер Желязны

10 Добавить
Диковинный мир, где рядом с величайшими достижениями технократической цивилизации соседствует волшебство, где оживают боги Древнего Египта — Анубис, Гор, Тифон, Сет — создает Роджер Желязны. Удивительный мир переплетающихся реальностей, мир грез, заставляет читателя не только следить за динамикой сюжета и приключениями героев, но и задуматься над вечными вопросами Смерти и Бессмертия, смысла существования Вселенной, над вопросами сущности Добра и Зла. Другие названия: Creatures of Light and...
Это жизнь и смерть. Это - величайшее благословение и величайшее проклятие Вселенной.
– Какая трогательная встреча, – заполняет комнату голос, – наконец-то три братца собрались вместе!Гор отдергивает руку как от змеи – тень черной лошади лежит между ним и Принцем. Он закрывает глаза рукой и опускает голову.– Я забыл, – говорит он, – из того, что я сегодня узнал, следует, что я – и твой… родственник.– Не принимай слишком близко к сердцу, – произносит голос, – ведь я знал это тысячу лет и ничего, прожил и с этим.
Он тот, кого называют Стальным Генералом. Нет, он не закован в стальные латы, само его тело из стали. И пока он скачет так, отринув все человеческое, его взгляд устремлен в пустоту, а рука лежит на бронзовой чешуе, покрывающей шею его скакуна. Он держит четыре повода, тонких, как шелковые нити, на кончиках пальцев левой руки. На мизинце он носит кольцо из выдубленной человеческой плоти, ибо для него было бы бессмысленным и странным носить украшения из металла. Плоть эта некогда была его плотью.
Куда бы он ни ехал, он возит в себе складное пятиструнное банджо - там, где когда-то давно было его сердце. Когда он играет на нем, то превращается как бы в Орфея наоборот, и люди послушно следуют за ним в ад.
Жизнь достаточно дурацкая игра, а дурацких игр я не люблю.
Положите в основу бесконечность - остальное просто.
Мы здесь, сэр, потому что нас нет в других местах.
Может ли жизнь сама ограничивать себя? Нет. Она есть бессмысленное стремление двоих стать бесконечностью. Может ли смерть сама ограничить себя? Никогда. Ибо она - столь же бессмысленное усилие нуля поглотить бесконечность.
Неприятности часто приобретаются дешево, но счет за них может оказаться выше, чем вы смогли бы оплатить.
Жизни слишком много и жизни не хватает
Сама по себе мудрость есть продукт знания; ну а знание, к несчастью, обычно является продуктом дурацких поступков.