Цитаты из книги «Зелёные холмы Африки» Эрнест Хемингуэй

10 Добавить
«Зелёные холмы Африки» (англ. Green Hills of Africa) — Это автобиографичная повесть Эрнеста Хемингуэя, вышедшая в 1935 году. Повествует об охоте писателя и его жены в африканских саваннах. В книге описано всё то, что происходило с Хемингуэем во время его двух сафари. События описаны не последовательно, автор слегка изменил их чередование. Сама книга повествует о волнениях, удачах и неудачах охоты, о жизни туземцев и окружающей природе. На этом фоне герои произведения размышляют о современной...
Каждый день под горячими лучами солнца я обливался потом, теряя таким путем всю жидкость, которую вечером, у костра, выпивал в обществе друзей, а в жаркую дневную пору я лежал с книгой в тени, овеваемый ветерком, радуясь, что не нужно ничего писать и в четыре часа мы снова пойдем на охоту. Я даже писем никому не писал. Единственный человек — не считая детей, — который мне по-настоящему дорог, был здесь со мной, и мне не хотелось делиться впечатлениями этой чудесной жизни с теми, кто был где-то далеко; хотелось просто жить, радоваться, испытывать блаженную усталость.
Now, looking out the tunnel of trees over the ravine at the sky with white clouds moving across in the wind, I loved the country so that I was happy as you are after you have been with a woman that you really love, when, empty, you feel it welling up again and there it is and you can never have it all and yet what there is, now, you can have, and you want more and more, to have, and be, and live in, to possess now again for always, for that long, sudden-ended always; making time stand still, sometimes so very still that afterwards you wait to hear it move, and it is slow in starting. But you are not alone, because if you have ever really loved her happy and untragic, she loves you always; no matter whom she loves nor where she goes she loves you more. So if you have loved some woman and some country you are very fortunate and, if you die afterwards it makes no difference.
Потому что мы были там и в книгах, и не в книгах,- а там, где бываем мы, если только мы чего-нибудь стоим, там вслед за нами удаётся побывать и вам.
...и пальмовые ветви наших побед, перегоревшие лампочки наших открытий и пустые презервативы наших великих любовей плывут, маленькие, ничего не значащие по сравнению с единственным непреходящим — с потоком Гольфстрима.
Мне вспомнилась старая пословица индийских охотников: «Один выстрел-есть мясо. Два выстрела-ничего нельзя знать. Три выстрела-на-ка выкуси»
Наши предки увидели эту страну в лучшую ее пору, и они сражались за нее, когда она стоила того, чтобы за нее сражаться.
...я так любил эту страну, что был счастлив, как бываешь счастлив после близости с женщиной, которую любишь по-настоящему, когда, опустошенный, чувствуешь, что это готово опять нахлынуть на тебя, и вот уже нахлынуло, и ты никогда не сможешь обладать всем целиком, но то, что есть, это твое, а тебе хочется больше и больше – хочется обладать этим всем, в этом быть, и жить этим, и снова познать обладание, которое длится вечность – бесконечную, внезапно обрывающуюся вечность; и время идет тихо, иной раз так тихо, что кажется, оно совсем остановилось, и потом, уже после, ты вслушиваешься, пришло ли оно снова в движение, а оно все медлит и медлит. Но чувства одиночества у тебя нет, потому что, если ты любил ее радостно и без трагедий, она будет любить тебя всегда; кого бы она ни любила, куда бы ни ушла, тебя она любит больше всех. И если ты любил в своей жизни женщину или страну, считай себя счастливцем, и хотя ты потом умрешь, это ничего не меняет.
"Когда-нибудь" можно сделать почти всё, что хочешь.
Некоторые писатели только затем и рождаются, чтобы помочь другому написать одну-единственную фразу.
- Значит, вы счастливы? - Да, пока не думаю о других людях.