Цитаты из книги «Александрийская гемма» Еремей Парнов

5 Добавить
Остросюжетный роман затрагивает глубокие социально-психологические и морально-нравственные проблемы. При таинственных обстоятельствах со своей дачи исчезает профессор-химик Солитов. Сотрудники прокуратуры и уголовного розыска ведут расследование, в ходе которого они сталкиваются с людьми честными, искренними, убежденными и с теми, кто считают себя выше общечеловеческой морали, не останавливается ни перед чем для достижения своих целей. В 1987 году сокращенный вариант романа под названием...
Вздор! Никогда не повторяй прописных истин. Когда я переходил по Карлову мосту через Влтаву, то всякий раз ловил себя на мысли, что прошлое не исчезает. Оно ждет, словно мир духов у Гете, куда всегда открыта дверь. Стоит лишь по-настоящему захотеть, душевно настроиться. Деревья помнят о минувшем, небо, вода. И камни помнят.
Хоть великий Дюма и говорил, что для него история только гвоздь, на который можно навесить любые одежды, вколачивал он свои гвоздики намертво, не подкопаешься. Для настоящей фантазии необходима достоверная стартовая площадка.
- Вы мне очень помогли, Гордей Леонович. На многое я смотрю теперь иными глазами. Некоторые прежде совершенно непонятные вещи раскрылись с самой неожиданной стороны. Поэтому попробуем возвратиться к нашим баранам.
- К драконам!.. Лично я предпочитаю драконов, коль скоро заходит речь об алхимии. Красный дракон, черный дракон... Зеленый, если угодно, змий, - Баринович заливисто рассмеялся. - Вам не приходилось напиваться до зеленого змия?
- Не приходилось, - сознался Люсин, - хотя я и ходил на БМРТ за треской и сельдью в студеные моря... В молодости. Однако ваше пожелание насчет драконов целиком принимаю. Тем более что мне действительно хочется проконсультироваться с вами относительно чертовщинки.
Мы меняемся не только потому, что стареем. Беднеет наш мир, когда из него уходят близкие люди.
Дрожь вселенского одиночества. Так назвал осень один мой друг. Она особенно остро переживается в городе, где природа зажата прямоленейностью камня.