Цитаты из книги «Лизонька и все остальные» Галина Щербакова

9 Добавить
Книги Галины Щербаковой вновь и вновь заставляют задуматься о превратностях судьбы. Человек слаб и одинок в этом мире. Судьба играет им, как поток - случайной щепкой. Порой нет уже ни надежды спастись, ни желания бороться. И тогда мелькает впереди луч света. Это Любовь - или то, что ею кажется. И вновь рождается надежда. Роман "Лизонька и все остальные" - история одной семьи. Прежде всего он о любви - реальной или придуманной, угаданной или непонятой. Ее хотят и ждут все, но не каждый достоин...
Это давно не нами замечено: когда никто из живых не может нас научить добру и разуму, в игру вступают неодушевлённые предметы, после чего очень и очень надо задуматься, так ли уж неодушевлённо неодушевлённое и где начинается-кончается та самая пресловутая разумность, которой мы в своей жизни придаём сверхъестественное значение, выделяя её и даже обожествляя? Ведь потом выясняется, что, идя по пути, начертанному разумом, мы ломаем ногу о лежачий камень, не доходим до того самого конца пути, куда нас так продуманно отправила мысль, и именно это – сломанная о камень нога – спасло от того, что нас ждало в конце пути, – ничего хорошего, между прочим. О, засевшие в скважинах ключи, о, ставшие поперек дороги стулья, оторванные пуговицы, непишущие ручки – вы наши хранители!
...кто знает, кто там на вратах? Если тут полный бардак и всякое дерьмо при орденах и почёте, то с чего там быть порядку? Отсюда же идём туда или…? Это всё равно, что посадить лук, а ждать, что вырастет картошка.
И вообще, что такое судьба? То с чем ты рождаешься, как с родинкой, или то, что ты сегодня делаешь на завтра? Если первое, то каково назначение человеческого поступка, если он ничего не меняет? Тогда не трепыхайся, не суетись, налейся философским спелым соком и жди того, что давно подошло и стоит за дверью. Но человек так не может, он по перышку, по травиночке приносит и лепит, лепит жизнь.
Мы ведь умираем не потому, что перестали делиться клетки, мы умираем оттого, что все вокруг нас из жизни выталкивает. Смерть - это тоже, если хотите, роды, отторжение, завершение цикла. И если тебе пришла пора, то есть ты созрел, то можно и при здоровых клетках - тю-тю... Такая вот штука.
Мир, в котором человек изначально определён как распоследняя мелочь, уже не человечий мир, так что нам после этого война?
Ум в человеке- сильная вещь, но к нему бы хорошо приделать и направление. Иначе все может уйти в трубу.
Его еще в прошлом столетии правильно читать научил его первый учитель. Вот тогда были учителя так учителя. Он объяснил им,малолеткам на всю их последующую жизнь, что читать надо медленно, насыщаясь не только смыслом, но и звучанием, музыкой слова. Что чтение должно проникать в человека повсеклеточно, и только тогда от слова- толк. А толк -это когда слово способно сотворить чудо и душа твоя вострепещет. Поэтому слово должно быть единственным из всех, а не первопопавшим в рук.
Мы все завтрашние покойники, все в жизни под большим вопросом, а это под восклицательным знаком.
Хорошие получились именины. Эдик оказался замечательным человеком, все шутил на тему, что самое слабое место в организме человека – самое твердое. Зубы. А, извиняюсь, то, что мягкое, сносу тому нет. Улавливаете, что имею в виду?