Цитаты из книги «Гражданская Кампания» Лоис Макмастер Буджолд

10 Добавить
Вселенная Лоис МакМастер Буджолд — это Вселенная могущественных супердержав и долгих, жестоких войн. Вселенная тонкой политической игры и изощренных придворных интриг. И, конечно же, — это Вселенная одного из самых запоминающихся персонажей научной фантастики — Майлза Форкосигана, полководца, путешественника, дипломата, придворного и наконец, просто ГЕРОЯ.
- ... Смотреть на это было тяжело. Нельзя заставлять девятилетку сталкиваться с чем-то настолько мерзким и касающиеся его так близко. Каким он после этого станет? - Наверное... десятилетним, - сказал граф. - Ты делаешь то, что должен. Взрослеешь - или ломаешься. Нужно верить, что он повзрослеет.
Откровенность — единственный способ разговаривать с кем угодно, когда вы становитесь настолько близки, что живете в шкуре друг друга.
Дорогая госпожа Форсуассон, мне очень жаль. 
Это уже одиннадцатый вариант письма. И все начинались этими тремя словами, даже чудовищная попытка написать стихи, поэтому я решил так оставить. 
Когда-то вы меня попросили никогда не лгать вам. Ну что же, так тому и быть. Я скажу вам правду, пусть это и не самый разумный поступок. И недостаточно смиренный. 
Я пытался похитить вас, поймать в ловушку, захватить в плен, обрести то, что – я считал – никогда не смогу заслужить или получить. Вы не корабль, чтобы можно было взять вас на абордаж, но я не мог придумать ничего другого, кроме подрывной деятельности и взятия врасплох. Хотя и не настолько врасплох, как это вышло за ужином. Переворот произошел раньше времени, потому что идиот – заговорщик впустую выпустил секретный заряд и осветил все небо своими намерениями. Иногда такие случайности порождают новые нации, но чаще всего заканчиваются плохо – повешением и обезглавливанием. И бегущими в ночь людьми. Я не могу извиняться за то, что просил вас выйти за меня замуж, потому что это – единственная правда за всей дымовой завесой и камуфляжем, но мне чертовски скверно, что я сделал это так неловко. 
Хотя я и скрывал свои намерения от вас, мне следовало бы как минимум оказать вам уважение, скрыв их и от других, чтобы у вас был год на отдых и спокойствие, о котором вы просили. Но я до смерти перепугался, что вы предпочтете другого. 
И я воспользовался садом, чтобы подобраться к вам поближе. Я сознательно и беззастенчиво сделал ловушку из ваших самых дорогих устремлений. И в этом я не просто виноват. Мне чудовищно стыдно. 
Вы заслужили возможность расти. Я хотел бы сделать вид, будто не понимал, что хочу стать для вас тем, кто предоставит вам такую возможность, но это было бы очередной ложью. Но я с ума сходил, видя, как вы вынуждены передвигаться крошечными шажками, когда могли бы опережать время. У большинства людей миг апогея краток. 
Я люблю вас. Но мне нужно куда больше, чем ваше тело. Я хотел бы обладать способностью ваших глаз видеть форму и красоту там, где ее еще нет, и создавать ее из ничего, привнося в реальный мир. Я хотел бы обладать вашей честью, которую не смогли сломить те исполненные ужаса черные часы на Комарре. Я хотел бы обладать вашей храбростью и волей, вашей осторожностью и спокойствием. Полагаю, я хотел обладать вашей душой, то есть хотел, по-видимому, слишком многого. 
Я хотел подарить вам победу. Но триумфы по самой своей сути не могут быть подарком. Их нужно завоевывать, и чем хуже расклад и сильнее сопротивление, тем почетнее победа. И выше честь. Победу нельзя дарить. 
Но подарки могут быть победой, верно? Это вы сами сказали. Сад мог бы быть вашим подарком, приданым – в виде таланта, умения и способностей. 
Я знаю, что теперь уже слишком поздно, но я только хотел сказать, что это была бы победа, более чем достойная нашего дома. 
Весь в вашем распоряжении 
Майлз Форкосиган.
– Родителям долги не возвращают, Марк. Это невозможно. Твой долг перед ними переходит твоим детям, которые передают его дальше. Такая вот цепочка. Но если у тебя нет детей, то он остается как твой долг перед человечеством. Или Богом, если он у тебя есть.
– Не уверен, что это честно.
– Семейные отношения не входят в статистику ВНП планеты. Это единственный известный мне вид сделки, в которой ты, отдавая больше, чем получаешь, не становишься банкротом. А скорее наоборот – становишься намного богаче.
Взрослая жизнь - не награда, которую тебе вручают за то, что ты хорошая девочка. Можно потратить впустую... годы, пытаясь добиться уважения к себе, как добиваются продвижения по службе или повышения желования. Только делай всё как надо, только будь достаточно хорошей. Нет. Ты должна это просто взять. Добыть сама. Скажи "жаль, что вы так считаете" и уходи. Но это тяжело.
Нет ничего хуже, чем стоять с осколками чести у ног, когда общественное мнение носит тебя на руках. Это действительно разъедает душу.
Принципиальная разница между адом и раем в людях, которые тебя окружают.
- По моему собственному опыту, проблема с клятовой типа "скорее смерть, чем бесчестье" в том, что дай достаточно времени и на свете останется толкьо два сорта людей: мертвецы и клятвопреступники.
Репутация - это то, что о тебе знают другие. А честь - это то, что знаешь о себе ты сам.
Пытаться оспаривать любую чушь, в которую верит, основываясь на отсутствии логики и информации, каждый кретин на улице, - верный путь к сумасшествию.