Цитаты из книги «Танцующая с лошадьми» Джоджо Мойес

20 Добавить
«Танцующая с лошадьми» – это история о том, что даже в самой трудной ситуации нельзя опускать руки и сдаваться. Действительно актуальная тема! Ведь у каждого из нас в жизни хоть раз был такой период, когда казалось, будто весь мир против и света в конце тоннеля совсем не видно. И было бы отлично, если бы все мы помнили, что даже в самый тяжелый момент нужно оставаться человеком, не становясь равнодушным к проблемам других. Роман насыщен различными перипетиями в судьбах главных героев. Но его...
Только казалось, все в порядке, и вдруг какая-нибудь песня разрывает душу.
Молодым проще, их надежда может еще возродиться. Иногда всего пара ободряющих слов способна вселить уверенность в прекрасное будущее, которое сменит бесконечную череду препятствий и разочарований.
Иногда, если сказать правду, станет ещё хуже, а не лучше.
Видите ли, я наблюдаю это неделю за неделей, год за годом. Я вижу, как мир этих детей разбивается вдребезги, их привычная жизнь распадается, а их даже не спросили. У них нет права выбирать, где жить, с кем проводить время, кто будет их новой мамой или новым папой. Да что там, иногда даже какая у них будет новая фамилия. А мы, учителя, так называемые образцы для подражания, должны говорить им: все нормально, это жизнь, им просто придется свыкнуться с этим. И конечно, чтобы они не запускали учебу. Но это не так. Это предательство. Это предательство, а мы все молчим. Молчим, потому что жизнь тяжела, и иногда детям приходится этому учиться, так? Это просто жизнь! Но если бы вы были на моем месте, вы бы увидели этих потерянных детей, таких одиноких, что и представить нельзя… опустошенных… Вы попросили меня принять в этом участие, поэтому вот что я вам скажу. С ними все будет в порядке. – Она кивнула саркастически. – Как, не сомневаюсь, вы и сами знаете, они повзрослеют чуть быстрее, станут чуть мудрее. Но знаете, что еще? Они перестанут доверять. Они станут циничнее. Всю оставшуюся жизнь они станут ждать, что все будет разваливаться на куски снова и снова. Потому что мало кому удается, очень мало кому, испытывать собственную боль и давать ребенку поддержку и понимание, которое ему необходимо. На собственном опыте знаю, что у большинства родителей не хватает для этого ни времени, ни сил. Возможно, они слишком эгоистичны. Но откуда мне знать? У меня нет детей. Я даже не замужем. Я одна из тех несчастных, кому платят за то, чтобы они собирали осколки.
Когда ты один, кажется, у всех других есть спутник.
Сколько людей получают возможность исполнить свою мечту? Сколько людей вообще знают, чего хотят?
Оборотная сторона роли родителя - полная ответственность за чье-то счастье.
-Я немного разбираюсь в фотографии. -Это говорит женщина... -Которая однажды отщелкала целую пленку, не сняв крышку с объектива. Я знаю.
Если тебе кажется,будто теряешь что-то ,трудно вести себя по-умному.
Нет другого счастья, кроме того, которое дает любимое дело. <...> Нельзя лишить человека его мира и ждать, что он будет счастлив.
Думаете, если дать вам свободу, вы станете счастливее?
Это будет кошмар, только если мы сами его создадим.
Счастье за деньги не купишь, но для жизни со своим горем можно подобрать местечко поприятнее.
Есть вещи, на которых не стоит экономить.
Все хотят накормить Сару, подумала Наташа, будто еда могла заполнить чудовищные пустоты, которые образовала жизнь.
Оба так боялись быть оскорбленными или, еще больше, отвергнутыми, что было проще не общаться вовсе.
Возможно, лошади формируются человеком в большей степени, чем другие создания. Они могут быть от природы пугливыми или строптивыми, но их реакция на окружающий мир определяется исключительно тем, как с ними обращаются. Ребенок даст вам второй шанс, потому что хочет быть любимым. Собака подойдет к вам, поджав хвост, даже если вы побили ее. Лошадь же не позволит приблизиться ни вам, ни кому-нибудь другому.
«Он любил ее.» Ее слова прозвучали для Наташи почти как упрек. Неужели все так просто? Если кого-то любишь, все остальное перестает иметь значение, принесенные жертвы остаются в прошлом. Лошади были страстью старика, которая не исчезла, когда он отправил себя в добровольную ссылку. Но как он примирился с потерями?
Приступ гнева? Ты думаешь, что, если швырнуть все псу под хвост, кто-то вмешается и изменит для тебя правила? Если в этом дело, поверь, никто ничего не будет менять.
«Однажды моя Нанá сказала мне, что надеется, Папá умрет первым. Не потому, что не любила его: она беспокоилась, как он справится без нее. Она считала, ей будет легче справиться, чем ему.»