Цитаты из книги «Скрытое пламя» Ирина Котова

7 Добавить
Королевская кровь вернулась на трон… Сёстры Рудлог входят в силу и обеспечивают приключениями себя и окружающих. Принцесса и дракон. Что выйдет, если принцесса – как лёд, сковавший своё пламя, а дракон – не зря же он Владыка своего народа! – равен ей по силе духа или даже превосходит её? Спрашивается, зачем ему такая холодная гордая женщина? Пусть найдёт другую. Но что делать, если только союз со старшей из потомков Красного бога может вернуть драконьему племени будущее, сохранить жизнь? Другая...
1– Я рад, что ты наконец-то приняла мой дар, – пророкотал он с удовольствием. Очарование исчезло, сменившись гневом, будто ее обманули, как ребенка, и принцесса, глядя ему в глаза, перевернула чашку, выливая терпко пахнущий напиток на пол. Схватила мешочек, роняя розетки и рассыпая цукаты и сахар, и швырнула его в сторону окна. В комнате похолодало, затрепетали легкие занавески, пальцы стало покалывать, и она усилием воли загоняла силу внутрь, не позволяя себе сорваться. Удавалось с трудом, у нее даже голова закружилась от напряжения. Во взгляде красноволосого мелькнул отголосок грозы, но тут же пропал.– Ты же не маленький ребенок, можешь принимать разумные решения.
2– Мое разумное решение, – отчеканила принцесса, – вернуться в свой мир. А вот остаться и стать женой чужого человека, в чужом мне мире, который, кстати, выглядит вполне процветающим и сытым, будет как раз неразумно. Что бы вы делали, если бы вас в нынешней ситуации похитили и вынуждали оставаться в другой стране, жениться на той, которой взбрело бы в голову, что вы можете спасти ее народ? Что бы вы выбрали: свою землю, свой народ, своих родных – или чужих? Как бы вы вели себя, если бы возникла угроза, что вы никогда не вернетесь домой? Нории слушал ее и молчал, ждал, пока она выговорится.
3 Ворота были заперты наглухо, но нанесенный песок почти скрыл стены, и она взошла по нему, проваливаясь, и остановилась. Огромный город был высушен, заполнен песком и мертв. Кое-где видны крыши домов, шпили и купола храмов – все серовато-грязные, иссеченные ветрами. Вдали – большой купол; видимо, там дворец. Было так тихо, что она слышала дыхание стоявшего позади Нории.– Тафия стояла на реке Неру, которая впадала в Южное море. Здесь ходили корабли, множество кораблей, а в порту было не протолкнуться от народа. Здесь был основан первый в мире университет. Здесь можно было услышать речь всех народов мира, и в окрестностях этого города жило больше всего драконов, помогающих местным Владыкам поить силой землю.
4 Я видел это всего четыре луны назад, принцесса. Четыре луны назад для меня эта земля была живой и влажной, до горизонта стояли леса и пастбища и везде была вода. Люди не голодали и не умирали от солнца. А наш род не был практически уничтожен. А теперь все, ранее живущие здесь, мертвы, и город тоже давно погребен под песком. И нет реки, и нет порта, и нет драконов. Это все сделал Седрик, чьей кровью ты являешься. И ты можешь спасти нас. Теперь ты понимаешь, почему я не могу тебя отпустить? Ангелина молча отвернулась и пошла вниз со стены. Молча шел за ней дракон, остановился, перекинулся, подставил крыло.
5 Вернулись они во дворец часам к четырем, под палящим зноем. У Ангелины разболелась голова, ей хотелось плакать.– Так ты станешь моей женой, принцесса? – спросил Нории, внимательно глядя на нее.– Я не меняю своих решений, – сказала она. – Никогда.– Никогда – слишком долго для однозначности, – пророкотал он и ушел.К вечеру стала понятна причина ее плаксивости и агрессивности – пришли ежемесячные женские неприятности. Жара просто убивала, отсутствие нормальных и привычных средств гигиены раздражало, еда казалась слишком острой, запах цветов вызывал мигрень, служанки были очень навязчивыми, сладости – сладкими, кровать – мягкой. И никого из родных не было рядом – не для того чтобы пожаловаться, а чтобы просто ощутить, что она не одна. Принцесса подняла мешочек с чаем, так и лежавший у окна, заварила и выпила чашку. Потом еще и еще. И этот домашний вкус наконец-то ее успокоил.
6 Потянул носом воздух: – У тебя лунные дни? Тебе из-за этого плохо? Я могу помочь. Такта в нем было хоть отбавляй. Он с неодобрением покачал головой, как-то перехватил ее, поднял на руки и уложил на постель спиной вверх.и– Кажется, только силой можно заставить тебя не вредить себе, – говорил он, через одежду больно и умело нажимая на какие-то точки на спине, – до чего же упрямая женщина. Красный щедро отпустил вам силы духа, но забыл добавить благоразумия. Спину отпускало, перестал дергать болью живот, и Нории поднялся выше, к сочленению между шеей и плечом, нажал большими пальцами так, что у нее чуть не брызнули из глаз слезы. Но она молчала – кричать и вырываться было глупо. И недостойно.
7– Женщина должна уметь плакать, – проговорил он, проворачивая пальцами на болезненных точках, – должна уметь просить о помощи, должна быть мягкой, а не подобной холодной скале. У тебя плечи, как камень, потому что ты несешь на себе целый мир и не хочешь никому доверить эту ношу. Спи, принцесса. Повоюешь со мной потом. Будь сейчас слабой, никто не узнает, обещаю.