Цитаты из книги «Точка орбитального удара» Алекс Орлов

10 Добавить
Далекое будущее... В городской полиции Томас Брейн не прижился. Слишком уж хорошо подготовлен, и еще неизвестно, кто он на самом деле — энергичный инициативный варвар или агент ИСБ? Чтобы разобраться, высокие покровители городской наркомафии настояли на переводе выскочки в свои вотчины — уж там-то его тайные связи всплывут наружу. И вот Брейн в далеком приморском захолустье, в долине, где правят банды, где держат власть джунгарские наместники, где в его гарнизоне всего один подчиненный, да и...
Он был опытным солдатом, а потому засыпал быстро.
Это были особенные существа, которые жили на льду и вели какой-то малопонятный образ жизни. В мнении о них ученые разделились. Одни считали «снежных мошек» эффектом погрешности спиновых индукций электронов, другие писали жалобы на неадекватность своих коллег.
Это в городах люди покупали еду в магазинах. А деревенские считали это расточительством: чего покупать, если само растет?
– Много предлагали? Батон вздохнул и признался: – Очень много. – Так чего ж не попытался? Шанс есть всегда. – Нет должной мотивации и есть кое-какие долги. Их нужно раздать. А деньги не решат всех моих проблем. – Деньги никогда не решают всех проблем.
Аккумуляторщики получали ее, перегоняя в деструкторных блоках обычную коричневую плесень, которой на сырых стенах нижних резервных галерей было предостаточно.
Конечно, мальвазия эта была та еще дрянь, но внутренний распорядок запрещал употребление любых расслабляющих препаратов, а потому перегонка из плесени шла на ура.
Продуктом тайных аккумуляторных гениев не брезговали ни рядовой состав, ни унтер-офицерский, ни даже младшие офицеры, которых устав заставлял бороться с подобными безобразиями.
Старшие офицеры относились к безобразиям строже, поскольку получали всё необходимое соответствующей фабричной очистки. Им было легко оставаться принципиальными, в то время как младший офицерский состав полностью зависел от милостей аккумуляторного цеха.
– Ноль-пятый опять стуканет начальнику смены. – Пусть стучит, тварь. Это его планида такая, стучать на высших существ.
Ну, механики, что с них взять? «Соединение инженерного интеллекта и пролетарской сущности» – как говорил про них лейтенант Кроустерн
– В остаток пойла ты высыпешь весь оставшийся порошок с присадками. – Остатки в остаток? Логика есть. – Что, кстати, за присадка? – Не знаю. Я у наших три месяца понемногу приворовывал, но у каждой бригады свои присадки, вот и получилась помойка какая-то. – Отставить «помойка», – возразил пилот, которого эффект присадки вполне устраивал. – Отставить наименование «помойка», предлагаю именовать это – «купаж». – Согласен, камрад. Купаж – это по-нашему.
– Наши дела идут хорошо. – Почему не отлично? – спросил тот, что сидел слева. Под Штуцером скрипнул стул. – Потому, что у нас очень специфический бизнес, сэр. Мы делаем свою работу на отлично, однако агрессивная среда вносит свои поправки. – Что же это за среда? – уточнил тот, что был справа. – Полиция, конкуренты, клиенты.
... Нет налогов – низкие цены. Низкие цены – много клиентов. Много клиентов – все блюют, но пострадавших не бывает.