Цитаты из книги «Смиренные сёстры Элурии» Стивен Кинг

9 Добавить
Небольшое вступление перед длинным циклом Темной башни, которое будет интересно прочитать ценителям саги. Стрелок Роланд отправляется на знаменитые поиски, цель далека, Темную башню найти нелегко. Путь его лежит сквозь жаркую пустыню, неприветливую и опасную, парню придется натерпеться ужасов бытия. Одна из урановых шахт населена кошмарными мутантами, зеленый цвет которых повергает в шок непосвященных. Твари нападают на Стрелка, но получают жесткий отпор, успевая нанести серьезные повреждения....
Какое же это счастье, подумал он, стоять на своих ногах.
Вера, как и все остальное в этом мире, сдвинулась с места.
Катберт, его закадычный друг, не раз говорил, что соображает Роланд медленно, зато всегда принимает правильное решение.
Собака Иисуса, может, пришедшая к дневной проповеди.
Он подумал (как и о псе), что ему следует их перебить, вытащить второй револьвер и положить одного за другим. На это, при его умении стрелять, ушло бы несколько секунд. Но он не мог заставить себя. Он еще не стал хладнокровным убийцей… пока еще не стал.
Если меня и ждет проклятие, пусть это будет мой выбор не их.
С точки зрения Роланда, Бог Креста стоял в длинном ряду равных себе, а учил он тому, что любовь и убийство неразрывно связаны, чтобы в итоге Бог мог напиться крови. На груди пса Роланд увидел полоску грязно-белой шерсти. А на ней — крест из черной шерсти. Собака Иисуса, может, пришедшая к дневной проповеди. Не называй красоткой женщину, которую еще не разглядел. Врунов в этом мире хватало с лихвой. А вот честность стала редким товаром. Только не надо льстить. Лесть долго не живет. Разве можно злиться после столь сытной трапезы.
Сестра Мэри наклонилась над ним, подол ее рясы коснулся плеча стрелка. Волна идущего от нее запаха, сухости и гнили окатила Роланда. Его чуть не вывернуло наизнанку.– Сними эту золотую штуковину, когда силы вернутся к тебе… и брось в писсуар под кроватью. Там ей самое место. От одного взгляда на нее у меня начинает болеть голова и перехватывает дыхание.– Если медальон так тебе не нравится, сними его сама, – собравшись с последними силами, ответил Роланд. – Как я могу помешать тебе, сука?Вновь сестра Мэри злобно оскалилась. Роланд подумал, что она влепила бы ему затрещину, если б не боялась поднести руку так близко к медальону. Видать, касаться его выше пояса она не решалась.
Единой религии в Срединном мире не было. Там поклонялись и Баалу, и Асмадею, и сотням других богов. Вера, как и все остальное в этом мире, сдвинулась. Так что, с точки зрения Роланда, Бог Креста стоял в длинном ряду равных себе, а учил он тому, что любовь и убийство неразрывно связаны, чтобы в итоге Бог мог напиться крови