Цитаты из книги «Сокровища Империи» Егор Чекрыгин

8 Добавить
Идти по следам древних сокровищ… Что может быть опаснее и увлекательнее? Смертельно опасное путешествие по диким степям, поиски по библиотекам и хранилищам редкостей столичных университетов. Происки врагов, интриги спецслужб и ловушки, пережившие время. Все это придется преодолеть главному герою и его друзьям, чтобы найти Амулет — одну из Священных Реликвий Старой Империи.
— Было принято ходить или ездить по правой стороне дороги. Иначе именуемой — «полосой». Так что левая полоса — идет навстречу.
— Очень интересный обычай… — Это было как-то связанно с религией?
— Не совсем… Хотя нарушившего, ожидала страшная кара от жадного демона с полосатой палочкой в руках.
Полагаю Вам известно знаменитое мооскаавское пожелание — «пойти к чертогам собачьим»?
Это доброе пожелание обрести здоровье и благополучие.
И да... Не подумайте чего — но с моей стороны, было бы просто невежливо, не установить за вами слежку! Вы были бы вправе счесть это за знак неуважения, и вызвать меня на дуэль… А у меня и так врагов более чем достаточно. Может быть они и не столь грозные воины, как вы, но зато — весьма многочисленны. Так что…
Что такое к примеру «Kranty», «Abzac», и что за сверхъестественные существа «pozhirateli chuzhogo sala». Признаться я не встречал упоминания о подобных, в демонологии ни одного известного народа.
Если бы знал, что меня разделают под орех, в промежутке между научными беседами и обедом — вообще бы не выходил из свой комнаты.
классические «морские уши» — сырую рыбу, нарезанную небольшими кусочками, на комочке пропитанной соусами каши.
Тот самый городской плебс… смешение всех кровей. Он наверняка погибнет, оказавшись в степи или в лесу, но вывернется из любых политических катаклизмов и катастроф городской жизни. Пусть горят города, бушуют войны, рушатся Империи и меняются боги… Этот — пролезет в любые щели, пройдет сквозь огонь, грязь, и смерть, да еще и сумеет по пути набить карманы. Это — особая порода, выведенная искусственно для жизни среди большого скопления людей. И пока будет кого обобрать и обмануть — представители этой породы, своего не упустят.
Осторожно начал Ренки, чувствуя однако, как Долг верноподданного борется в его душе с неким свербящим чувством в весьма конкретной области его анатомии, обычно толкающим молодых и полных энергии людей, навстречу приключениям и прочим необдуманным поступкам.