Цитаты из книги «Возвращение к вершинам» Артем Каменистый

10 Добавить
Злой рок отдалил их от дома. Расстояние между двумя мирами измеряется не километрами или часами, а пока неизведанными единицами. О масштабах новой реальности можно только догадываться – местные туземцы немногословны, правдивые карты отсутствуют. Составлять географические наброски приходится путем экспериментов, проб и ошибок, все дальше исследуя рискованные просторы. Здешние земли не напоминают дружелюбную страну – опасность таится везде, а дефицит элементарных вещей сказывается на качестве...
... и с разворота так махнуть щитом, что Рогову должно было от души врезать углом прямо в лицо. Красоту следует беречь, он успел уклониться вправо, но слишком резко: уже не до изящества исполнения, лишь бы физиономию сохранить. И, естественно, потерял равновесие, повело дальше. Если при этом попытаться удержаться, опасно потеряешь время и не сможешь контролировать действий врага, а он вряд ли будет настолько благороден, что не использует твоей беспомощности. В таких случаях — лучше добровольно помочь гравитации. Так что Рогов чуть сгруппировался и сделал падение управляемым, уйдя в перекат.
— Ты там вроде с ваксами этими говорил. О чем? — Ну вот о чем мне с ними говорить? Тем более что не силен я в лингвистических познаниях. Так что тема у нас с ними всего одна — высказывал им все, что думаю по поводу их позорной ничтожности. В чем силен, в том и изгалялся. Дескать, вы нечаянные сыновья венерических гомосексуалистов и привокзальных проституток, а я — бог.
- Рогов, мне надо кое-что от тебя узнать. Прямо сейчас. Голос девушки, до этого весьма самоуверенный, резко изменился чуть ли не до просительного, чего за ней до сих пор не замечалось. <...> - Спрашивай, конечно, - ответил заинтригованный Рогов. - Мне надо точно знать, как ты ко мне относишься. - Прекрасно отношусь. <...> - Я для тебя объект, на котором можно неудачно пытаться демонстрировать мужское превосходство, или женщина, с которой ты хочешь прожить всю жизнь, воспитывая ораву детей?
Ну-ну, герой-любовничек, вам и одной жены со скалкой за глаза хватит, а если это будет Кэт, так и скалка не понадобится. Она, если захочет, в пять минут из тебя рыболовную сеть свяжет. И это будет первая в мире улыбающаяся сеть. Сеть с мелкой ячеей и улыбкой убогого подкаблучника.
— Может, знают другую дорогу, покороче, обошли уже, — мрачно предположил Грач. — А известно ли тебе, юноша, что кратчайшим расстоянием до цели является прямая? Именно по прямой мы шагали последние часов пять. Если ваксы знают путь короче, значит, они знакомы с альтернативной геометрией и прочими искривлениями пространства. Каким образом необразованные дикари познали учение Лобачевского и прочих великих умов, мысливших неортодоксально? А? — Не грузи. — Головой думать надо, а не седалищем. Понимаю, что так привычнее, но это плохая привычка.
— Киря, не гони. Никто в Европе не станет тухлятину есть. Это тебе не какие-нибудь папуасы из джунглей.
— Дитя ты великовозрастное и печальная жертва оболванивающего телевидения. Едят да причмокивают и называют это вовсе не тухлятиной, а сюрстреммингом. Так сказать, имеет место ярко выраженный случай подмены понятий. Дошло до того, что банки с этой гадостью у них запрещено в самолет проносить, потому как это не что иное, как биологическое оружие страшной силы. Если рванет — всем хана, задохнутся как в закупоренной заднице. Но, не заходя на трап, уплетай это дерьмо сколько влезет. Так вот, вернемся к вопросу Рогова. Даже в случае с сюрстреммингом совсем без соли обойтись не удалось. Ее хоть чуть-чуть, жадной рукой, но добавляют, иначе получится такая бурда, что даже всеядный европеец может отказаться употреблять. Кстати, есть предположение, что жаргонное слово «стремный», или «стремно», произошло как раз от сюрстремминга.
Куча зернистого снега зашевелилась, из нее показалась физиономия Кири. Корча душераздирающие гримасы, он заунывным речитативом перечислял все непечатные слова во всех вариациях и комбинациях, отчаянно при этом барахтаясь в попытках вызволить свое тело из белого плена. Рогов протянул руку, выдернул товарища, тот, почуяв под собой твердую почву, перешел на литературный язык...
— А просто часть ушла куда-нибудь по важным делам. Ваксов наловить или еще что-нибудь учудить. И по всемирному закону тяготения подлостей к неудачникам вернуться они могут как раз под твои великие полководческие замыслы. — Какие замыслы? — Рогов, не смотри на меня чистым взглядом невинной гимназистки. У тебя все на морде аршинными буквами написано, завязывай дурачка включать, при отсутствии актерского дарования это дурно смотрится.
Главное, чтобы все раны достались врагам.
Уважение само по себе не возникает, его взращивать надо.