Цитаты из книги «Океан в конце дороги» Нил Гейман

20 Добавить
Повествование, меняющее очертания современного фэнтези: подвижное, пугающее и элегическое — чистое как мечта, хрупкое как крыло бабочки, опасное как нож из тьмы, в руках такого гениального рассказчика как Нил Гейман. Для нашего героя все началось сорок лет назад, когда квартирант украл их семейную машину и покончил в ней жизнь самоубийством, разбередив древние силы, которые лучше было бы оставить не побеспокоенными. Темные создания сбежали из загробного мира и герою пригодится буквально все,...
Меня занимал вопрос, в ту пору я частенько об этом думал, кто я и что за существо стоит по эту сторону зеркала. Если лицо, которое я видел там, было мною, а я знаю, что оно мною не было, потому что я - это я, что бы с моим лицом ни случилось, тогда что же такое я? И что за существо стоит и смотрит?
«Я сейчас скажу тебе кое-что важное. Взрослые тоже изнутри не такие уж взрослые. Снаружи они большие и безрассудные, и всегда знают, что делают. А изнутри они нисколько не поменялись. Остались такими же, как ты сейчас. А вся правда в том, что и нет никаких взрослых. Ни единого в целом огромном свете. <...>»
Взрослые идут нахоженными тропами. Дети разведывают новые. Взрослый довольствуется привычным, он идет одним и тем же путем сотни, тысячи раз; и, может, ему никогда не придется свернуть, проползти под кустами рододендрона, найти дырки в заборе.
Все выглядит иначе, чем изнутри. И ты. И я. Люди гораздо сложнее. Все-все.
<...> когда взрослые выступают против детей, взрослые всегда побеждают.
Ребенок, не каждый, конечно, думает, что он бог, и ни за что не успокоится, если остальные смотрят на мир как-то иначе.
Когда знаешь, чего бояться, оно как-то легче.
Извинения всегда запаздывают, хорошо, хоть сожаление есть.
Вот ведь она, какая беда с живыми. Не живут долго. Сегодня котенок, завтра старая кошка. А потом лишь воспоминания. Да и они тускнеют, стираются, затираются...
«А сколько тебе лет на самом деле?» — спросил я. «Одиннадцать». Я подумал немного. Потом снова спросил: «И сколько уже лет тебе одиннадцать?» Она улыбнулась мне.
Жить и быть человеком - это не то, что пройти или провалить экзамен.
У разных людей воспоминания разные, не найдется и двух человек, которые хоть что-то помнят одинаково, пусть даже и видели это собственными глазами. Вот вы стоите рядом, а вполне может быть, вы бесконечно далеки и друг от друга, и от самой истины
Я не скучаю по детству, но мне не хватает своего тогдашнего умения наслаждаться малым, даже когда рушится то, что внушительнее по значению и больше. Я не мог управлять миром, в котором жил, не мог отрешиться от вещей, людей и событий, причиняющих боль, но я черпал радость в том, что приносило мне счастье.
Детские воспоминания иногда скрываются и меркнут под грузом того, что приходит позже, как детские игрушки, забытые взрослыми на самом дне переполненной кладовки, но они всегда начеку и ждут своего часа.
Мы стареем и превращаемся в своих родителей; живем-живем и видим, как со временем лица повторяются.
Взрослые идут нахоженными тропами. Дети разведывают новые.
Я забылся в чтении. Я бежал от реальности, когда жизнь была слишком тяжкой или вовсе заходила в тупик.
Взрослые тоже изнутри не такие уж взрослые. Снаружи они большие и безрассудные, и всегда знают, что делают. А изнутри они нисколько не поменялись. Остались такими же, как ты сейчас. А вся правда в том, что нет никаких взрослых. Ни единого в целом огромном свете.
Ничто не остается прежним. Пройдет ли секунда или одна сотня лет. Все беспрестанно бурлит и клокочет. И люди меняются так же сильно, как океаны.
Читать мне нравилось. Как ни крути, книги были надежнее людей.