Цитаты из книги «Джерри-островитянин» Джек Лондон

9 Добавить
Это одно из самый любимых читателями произведений выдающегося американского писателя Джека Лондона - роман "Джерри-островитянин". Рассказ о невероятных приключениях ирландских терьеров Джерри и Майкла, об их благородстве, верности, бесстрашии в самых сложных ситуациях, никого не оставляет равнодушным. Сколько в мире собак, названных Майклами и Джерри в честь героев Джека Лондона, сколько людей завели себе четвероногого друга под впечатлением этого уникального произведения...
Миллион лет, отделявший варварство от цивилизации, зиял между ними в этом узком пространстве в сорок футов.
Но Башти отчетливо улавливал разницу между абстрактным понятием «племя» и конкретнейшим из понятий — «индивид». Племя остается. Члены его исчезают
Он жил не ради куска хлеба, не ради пристанища, не ради уютного местечка в мире, окутанном мраком. Он жил ради любви. И за любовь он готов был умереть с такою же радостью, с какою жил ради любви.
Современному, развитому человеку труднее всего позабыть древние привычки. И насколько ему легче забыть все нормы цивилизации и скользнуть назад — в прошлые века! Наглая ложь, удар в лицо, укол ревности в сердце могут в одну секунду превратить философа двадцатого века в обезьяноподобного жителя лесов, бьющего себя в грудь, скрежещущего зубами и жаждущего крови.
Ты весь клубочек натянутых нервов с золотым сердцем, и все это обернуто снаружи в золотую шкурку. Джерри, ты золото, чистое золото, и во всем мире нет второй такой собаки. Сердце у тебя золотое, золотой мой пес.
— Ах ты, дорогой мой Певчий песик-дурачок! — прошептала Вилла на ухо Джерри. — Если бы не ты…
Только любовь может изгладить память о любви, или, вернее, боль утраченной любви.
Люди давно стали придумывать бога из камня, из глины, из огня и поселять его в лесах, или в горах, или среди звезд. Случилось это оттого, что они поняли: человек умирает и оказывается вне своего племени или рода, — словом, вне своей привычной кучки, как бы там она ни называлась, эта человеческая стая. А человек не хотел оставаться вне стаи. И он создал в своем воображении новую, вечную стаю...
Жестокость как искусство пышным цветом расцвела в среде дрессировщиков.