Цитаты из книги «Американский претендент» Марк Твен

10 Добавить
«– Неужели вы не знали, что раненого оленя обычно добивают его же друзья и товарищи?» «Ну вот, дом этот представляет собой своего рода республику, где все свободны и равны, если люди вообще могут быть свободны и равны где-либо на земле; значит, я попал именно в такое место, которое стремился найти, здесь я – такой же человек, как и все остальные, большего равенства быть не может. И однако, стоило мне переступить порог этого дома, как я столкнулся с неравенством. За этим самым столом сидят люди,...
– Ваш сообщник… извините, я хотел сказать, сотоварищ, без сомнения, великий колорист. – Oh, danke schön! – …Действительно необычайный колорист, не имеющий себе подражателей ни здесь, ни за границей; его талант пробивает новые пути с мощной силой тарана, а его манера так оригинальна, так романтична и невиданна, так прихотлива, так говорит сердцу, что… я полагаю… его можно назвать импрессионистом. – Нет, – наивно возразил капитан, – он пресвитерианец.
– Могу по совести сказать, что никогда не видал ничего подобного.
– Schön! – с восторгом воскликнул сапожник. – Слышите, капитан? Вот этот шентльмен хвалит наше искусство.
Капитан пришел в восторг и сказал:
– Нам очень лестно слышать вашу похвалу, хотя теперь, создав свою репутацию, мы отовсюду получаем одобрение.
– Да, репутация – самое важное во всяком деле, капитан.
– Совершенно верно. Надо не только уметь взять риф, но и показать шкиперу, что ты умеешь сделать это. Вот вам и репутация. «Вовремя сказанное доброе слово создает нам славу, а зло пускай падет на того, кто умышляет злое», – сказал пророк Исай.
– Это очень возвышенно и вполне определяет вашу мысль, – заметил Трэси. – Где вы обучались живописи, капитан?
– Я нигде не обучался ей; это – природное дарование.
– Он так и родился с этой пушкой в голове. Капитан ничего не делает сам по себе; его гений руководит им. Дайте ему сонному кисть в руки, и у него выйдет пушка. Клянусь честью, если бы он мог нарисовать фортепиано, гитару или лоханку, мы были бы богаты.
– Как жаль, что трудовая жизнь помешала развиться его таланту и ограничила круг его деятельности!
Когда человек весел, он всякий раз становится здоровее.
- Как это странно: метить на пост посланника в Англии с окладом в двадцать тысяч фунтов и спуститься до места приемщика ружейных кремней на жалованье... - По три доллара в неделю. Такова человеческая жизнь, Вашингтон, с её честолюбивыми стремлениями, борьбой и конечным результатом: метишь во дворец и очутишься в канаве.
Действительно, почёт — могущественный двигатель и страшное орудие. Если вам удастся внушить человеку почтение к вашим идеалам, вы поработитте его себе.
С чем соглашался ум, против того восставала натура.
Невольно кажется, что что равенство не более как пустой звук в стране, где в таком ходу кастовые клички.
Без роскоши, богатства и аристократического общества ещё можно обойтись, несмотря на укоренившуюся привычку, но без уважения - нет.
Вовремя сказанное доброе слово создает нам славу, а зло пускай падает на того, кто умышляет злое.
О, только бы работать! В работе жизнь. В чем бы не состоял труд, это все равно; он сам по себе служит благословением, когда человек жаждет деятельности.