Томас Манн - Признания авантюриста Феликса Круля

Признания авантюриста Феликса Круля

3.9
5 хотят послушать 11 рецензий
16 часов 9 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Роман "Признания авантюриста Феликса Круля" привлекает внимание читателя острым сюжетом, блистательным стилем и, прежде всего ярким образом антигероя - обаятельного юного циника, свято верящего в силу обстоятельств, преступника-интеллектуала, который, несомненно, нарушает закон, но тем не менее удерживает авторские симпатии благодаря своему противостоянию унылой законопослушности буржуазного общества, которое он отвергает и которому противопоставляет свой принцип личной свободы. Феликс Круль - ангельски красив, умён, талантлив. От него исходит сияние. История Феликса Круля повествует не только о том, как такой человек покоряет мир. И не только о том, как, шагая по ступеням вверх, он не придаёт значения тому, что этими ступенями являются живые люди, но и как сами люди, опьянённые талантами Круля, не замечают, что становятся игрушками в его руках.

Лучшая рецензияпоказать все
Nicholas_Stark написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Вот ведь сук…кулент этот Томас Манн. Взял и помер от невиданной болячки — не удосужился даже дописать книгу, над которой работал несколько десятилетий, остановившись буквально на самом интересном месте и только подразнив нас тюремным заключением и прочими прелестями и перипетиями жизни неисправимого авантюриста. Но — обо всём по порядку.

Итак, после самоубийства отца, не выдержавшего бремени банкротства, Феликс — молодой человек широких взглядов с далеко идущими планами и глубоко безнравственными устремлениями — отправляется в столицу мира, дабы там приступить к осуществлению своих масштабных, но пока туманных планов по улучшению собственного материального благополучия. Предварительно откосив от армии, он оказывается в штате фешенебельного парижского отеля, понемногу продвигаясь по служебной лестнице и не гнушаясь никакими средствами для достижения своих целей, будь то флирт с постояльцами или банальное воровство. Ведь его крёстный (тоже человек с весьма смутными представлениями о морали) доходчиво объяснил ему, что кривые дорожки предпочтительнее, если они ведут к конечной цели быстрее, а таланты и дарования следует пестовать и поощрять, пусть это даже талант подделывать почерк или умение симулировать болезнь.

Всё бы так и продолжалось: юноша, находясь в ожидании того самого “большого дела”, всё так же продолжал бы отвергать предложения сбежать с дочкой коммерсанта (а вдруг papa так и не выделит наследство?) или устроиться личным камердинером знатного стареющего содомита (как же так, на него будут косо смотреть!). Но вот в один прекрасный день он встречает юного маркиза, перед которым стоит, казалось бы, неразрешимая дилемма: как оказаться в двух местах одновременно, а точнее, в предместье Парижа в любовном гнёздышке со своей гризеткой из оперетки и в кругосветном путешествии, организованном рачительными родителями с единственной благородной целью — избавить неразумное дитя от влияния этой самой гризетки. Всегда жаждущий помочь ближнему (особенно если эта помощь подразумевает переодевания и использование чужого имени) Феликс, для виду поломавшись, ничтоже сумняшеся соглашается выступить маркизом для всего цивилизованного света, пока сам маркиз останется маркизом в постели своей гризетки. Распрощавшись с ливреей и работой кельнера, Феликс приступает к своей пока что самой масштабной афере.

И вот тут в сознание читателя закрадывается подозрение — а не “Признаниями авантюриста Феликса Круля” вдохновлялась Патриция Хайсмит, создавая своего обаяшку Тома ? Судите сами, сходство налицо: молодой человек стеснённых средств и бисексуальных наклонностей, не обременённый моральными принципами и с радостью примеряющий маски других жизней (да-да, уважаемые сценаристы “Забирая жизни”, вы далеко не оригинальны), отправляется в дальнее путешествие под чужим именем со всеми вытекающими. В оправдание ещё одной создательницы талантливого авантюриста, способного всегда выйти сухим из воды, можно привести два довода: первый роман о Рипли и “Феликс” Манна вышли примерно в одно и то же время, да и лукавство и полуулыбка плутовского романа в “Талантливом мистере Рипли” уступают место интриге и саспенсу триллера.

И, конечно, нельзя отрицать, что при всей их кажущейся одинаковости Том и Феликс, эдакие братья по обману, как и все братья одновременно похожи и нет. Да, оба они с младых ногтей проявляли недюжинные таланты в области подделки подписей и копирования манер других людей. Подмигнув дедушке Фрейду, можно даже пойти дальше: да, оба они всегда чувствовали и знали — они отличаются от остальных людей вокруг, сделаны из другого теста или, говоря словами Феликса, “из более благородного материала”. Неважно, связана эта роднящая их непохожесть на остальных с особой душевной тонкостью и щепетильностью, призывающей восторгаться прекрасным и стремиться к нему пусть и нечестными путями, с их тщательно скрываемой ориентацией или даже с фазами луны — приходится признать, что как Том Рипли, так и Феликс Круль — птицы редкого полёта, а потому действительно уникальны. Но если Том всегда словно стыдится чего-то: своих манер, происхождения, совершённых им преступлений, то Феликс искренне верит в свою особенность, избранность — в своё особенное положение “любимца судьбы”, а потому и совершает все свои махинации с улыбкой на лице, улыбкой, которая словно говорит: “А что в этом такого” (ну, или, на крайний случай: “Цель оправдывает средства”). И поэтому, возможно, он не опускается до самого ужасного преступления — убийства. В конце концов, ведь даже у самого завзятого авантюриста должен быть свой кодекс чести!

Разумеется, у Феликса есть ещё одно преимущество перед своим американским коллегой — его создал гений Томаса Манна. Ничуть не умаляя заслуг госпожи Хайсмит, я не могу не упомянуть едкий, неторопливый, головокружительный — иными словами, просто невозможный язык Томаса Манна. Пронизанная томной дымкой затаённой сексуальности и откровенной распущенности, манера автора описывать события, мысли, философские думы главного персонажа не может оставить равнодушным. Будь то размышления о глубоко укоренившихся классовых различиях общества или многочисленные описания театральных постановок и прочих “зрелищ”, посещённых жадным до впечатлений Феликсом — автору удаётся преподнести это живо, ярко и нескучно.

И, напоследок, несколько рекомендаций, которые помогут определиться сомневающимся. Must read, если: а) Вы поклонник жанра плутовского романа, в котором харизматичный мошенник повествует о своей нелёгкой судьбине и о том, как он ступил на долгий, скользкий и опасный путь авантюриста; б) Вы поклонник несравненного мастерства Томаса Манна; в) Вам нужны инструкции “Как затащить в постель первого встречного” (собственно, все инструкции сводятся к двум непреложным пунктам: смазливая рожица + лучезарная улыбка — и то, и другое у Феликса имеется в достатке).

Вам не стоит брать в руки эту книгу, если: а) Вы ненавидите неоконченные книги (нет, вот прямо так неоконченные — события обрываются в самой кульминационной точке, а Манн только и успел за эти несколько сотен страниц, что покормить нас обещаниями будущих авантюр и приключений, не отправив своего собравшегося в кругосветное путешествие мошенника даже за пределы Европы); б) Вы противник несравненного мастерства Томаса Манна; в) Вы гомофоб/ханжа/ещё кто-то упоротый в этом духе.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
5 слушателей
0 отзывов


Nicholas_Stark написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Вот ведь сук…кулент этот Томас Манн. Взял и помер от невиданной болячки — не удосужился даже дописать книгу, над которой работал несколько десятилетий, остановившись буквально на самом интересном месте и только подразнив нас тюремным заключением и прочими прелестями и перипетиями жизни неисправимого авантюриста. Но — обо всём по порядку.

Итак, после самоубийства отца, не выдержавшего бремени банкротства, Феликс — молодой человек широких взглядов с далеко идущими планами и глубоко безнравственными устремлениями — отправляется в столицу мира, дабы там приступить к осуществлению своих масштабных, но пока туманных планов по улучшению собственного материального благополучия. Предварительно откосив от армии, он оказывается в штате фешенебельного парижского отеля, понемногу продвигаясь по служебной лестнице и не гнушаясь никакими средствами для достижения своих целей, будь то флирт с постояльцами или банальное воровство. Ведь его крёстный (тоже человек с весьма смутными представлениями о морали) доходчиво объяснил ему, что кривые дорожки предпочтительнее, если они ведут к конечной цели быстрее, а таланты и дарования следует пестовать и поощрять, пусть это даже талант подделывать почерк или умение симулировать болезнь.

Всё бы так и продолжалось: юноша, находясь в ожидании того самого “большого дела”, всё так же продолжал бы отвергать предложения сбежать с дочкой коммерсанта (а вдруг papa так и не выделит наследство?) или устроиться личным камердинером знатного стареющего содомита (как же так, на него будут косо смотреть!). Но вот в один прекрасный день он встречает юного маркиза, перед которым стоит, казалось бы, неразрешимая дилемма: как оказаться в двух местах одновременно, а точнее, в предместье Парижа в любовном гнёздышке со своей гризеткой из оперетки и в кругосветном путешествии, организованном рачительными родителями с единственной благородной целью — избавить неразумное дитя от влияния этой самой гризетки. Всегда жаждущий помочь ближнему (особенно если эта помощь подразумевает переодевания и использование чужого имени) Феликс, для виду поломавшись, ничтоже сумняшеся соглашается выступить маркизом для всего цивилизованного света, пока сам маркиз останется маркизом в постели своей гризетки. Распрощавшись с ливреей и работой кельнера, Феликс приступает к своей пока что самой масштабной афере.

И вот тут в сознание читателя закрадывается подозрение — а не “Признаниями авантюриста Феликса Круля” вдохновлялась Патриция Хайсмит, создавая своего обаяшку Тома ? Судите сами, сходство налицо: молодой человек стеснённых средств и бисексуальных наклонностей, не обременённый моральными принципами и с радостью примеряющий маски других жизней (да-да, уважаемые сценаристы “Забирая жизни”, вы далеко не оригинальны), отправляется в дальнее путешествие под чужим именем со всеми вытекающими. В оправдание ещё одной создательницы талантливого авантюриста, способного всегда выйти сухим из воды, можно привести два довода: первый роман о Рипли и “Феликс” Манна вышли примерно в одно и то же время, да и лукавство и полуулыбка плутовского романа в “Талантливом мистере Рипли” уступают место интриге и саспенсу триллера.

И, конечно, нельзя отрицать, что при всей их кажущейся одинаковости Том и Феликс, эдакие братья по обману, как и все братья одновременно похожи и нет. Да, оба они с младых ногтей проявляли недюжинные таланты в области подделки подписей и копирования манер других людей. Подмигнув дедушке Фрейду, можно даже пойти дальше: да, оба они всегда чувствовали и знали — они отличаются от остальных людей вокруг, сделаны из другого теста или, говоря словами Феликса, “из более благородного материала”. Неважно, связана эта роднящая их непохожесть на остальных с особой душевной тонкостью и щепетильностью, призывающей восторгаться прекрасным и стремиться к нему пусть и нечестными путями, с их тщательно скрываемой ориентацией или даже с фазами луны — приходится признать, что как Том Рипли, так и Феликс Круль — птицы редкого полёта, а потому действительно уникальны. Но если Том всегда словно стыдится чего-то: своих манер, происхождения, совершённых им преступлений, то Феликс искренне верит в свою особенность, избранность — в своё особенное положение “любимца судьбы”, а потому и совершает все свои махинации с улыбкой на лице, улыбкой, которая словно говорит: “А что в этом такого” (ну, или, на крайний случай: “Цель оправдывает средства”). И поэтому, возможно, он не опускается до самого ужасного преступления — убийства. В конце концов, ведь даже у самого завзятого авантюриста должен быть свой кодекс чести!

Разумеется, у Феликса есть ещё одно преимущество перед своим американским коллегой — его создал гений Томаса Манна. Ничуть не умаляя заслуг госпожи Хайсмит, я не могу не упомянуть едкий, неторопливый, головокружительный — иными словами, просто невозможный язык Томаса Манна. Пронизанная томной дымкой затаённой сексуальности и откровенной распущенности, манера автора описывать события, мысли, философские думы главного персонажа не может оставить равнодушным. Будь то размышления о глубоко укоренившихся классовых различиях общества или многочисленные описания театральных постановок и прочих “зрелищ”, посещённых жадным до впечатлений Феликсом — автору удаётся преподнести это живо, ярко и нескучно.

И, напоследок, несколько рекомендаций, которые помогут определиться сомневающимся. Must read, если: а) Вы поклонник жанра плутовского романа, в котором харизматичный мошенник повествует о своей нелёгкой судьбине и о том, как он ступил на долгий, скользкий и опасный путь авантюриста; б) Вы поклонник несравненного мастерства Томаса Манна; в) Вам нужны инструкции “Как затащить в постель первого встречного” (собственно, все инструкции сводятся к двум непреложным пунктам: смазливая рожица + лучезарная улыбка — и то, и другое у Феликса имеется в достатке).

Вам не стоит брать в руки эту книгу, если: а) Вы ненавидите неоконченные книги (нет, вот прямо так неоконченные — события обрываются в самой кульминационной точке, а Манн только и успел за эти несколько сотен страниц, что покормить нас обещаниями будущих авантюр и приключений, не отправив своего собравшегося в кругосветное путешествие мошенника даже за пределы Европы); б) Вы противник несравненного мастерства Томаса Манна; в) Вы гомофоб/ханжа/ещё кто-то упоротый в этом духе.

olastr написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Последняя авантюра Томаса Манна

«Признания авантюриста Феликса Круля» прошли легко. Это все тот же старый, добрый Томас Манн, но только немножко заболтался. Главный недостаток книги – роман незаконченный, и это не дает возможности оценить его как целое. Кто знает, что бы еще вытворил Феликс, если бы Томас Манн не умер и не оставил его посреди всей интриги. Хотя, впрочем, это не так уже важно. Этот автор всегда хорошо читался из-за его неподражаемого языка.

Манн – мастер стилизации, и его последний роман не стоит воспринимать за чистую монету. Это стилизация под авантюрную биографию в духе Казановы, только в современный автору период. Хотя мы не знаем, как все закончилось. Судя по всему, герой преуспел и с важностью многомудрствует, изображает интеллектуала, выдает сентенции о природе человека и тому подобное – самоутверждается, одним словом.

Написано это, как и все у Манна, бесподобно. Он создает такой обаятельный образ героя, который, по сути, последняя сволочь, что прямо сочувствуешь ему во всех начинаниях. Так красив и мечтателен образ той дорогой шикарной жизни, что ты начинаешь верить в то, что Феликс берет все, что ему не принадлежит, по праву. По праву желания. Чужие бриллианты, стареющие любовницы, сестры и псевдосестры, и вся эта интрига с маркизом (ох, чувствую, поплатится маркиз за свое легкомыслие).

Рекомендую всем любителям творчества Манна. Правда, в поздний период автор становится все более фривольным и достаточно часто преступает границы общепринятого, но кого этим удивишь в наше время? Если не боитесь незаконченных произведений, читайте. Эта книга не изменяет многого в образе Томаса Манна, но придает его позднему творчеству неожиданные штрихи. Как будто это он сам – Казанова на отдыхе и развлекается писанием фривольных историек из своего прошлого.

Рецензия написана в рамках игры Несказанные речи

Chagrin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Свой роман Томас Манн начал в 1922 году и опубликовал лишь в 1954, незаконченным. Именно эта его незаконченность меня расстроила больше всего. Кто читал "Замок" Кафки, поймет.
Только ты с полной головой окунаешься в роман, целиком проникаешься героем и начинаешь за него переживать, как и сказке конец.
А герой уж очень интересен. Авантюрист, актер и притворщик, он мастерски перевоплощался из одного образа в другой, не столько играя, сколько становясь этим образом на самом деле. Днем он работник гостиницы, вечером -- блестящий молодой человек, в прекрасном костюме, посетитель дорогого ресторана и он уже сам не знает, кем он является на самом деле. От его прежней жизни не осталось ни следа, а в эти свои "временные образы" он вкладывает столько себя, что ему невозможно не поверить.
Нам рассказывают его историю с самого раннего детства, имеено оттуда берет истоки его страсть к перевоплощениям: дядя одевал его в различные костюмы и использовал его в качестве натуры для своих картин. Маленький Феликс не просто одевал эти костюмы, но и всем своим видом, мыслями, уходил в нужный образ. Встреча с талантливым актером, другом отца, так же дала ему пищу для размышлений: можно быть на самом деле некрасивым и вульгарным, а на публике -- прекрасным, чувственным.
Очень часто в романе затрагивается тема аристократизма, а именно -- аристократизм может быть только врожденным, истинный аристократизм невозможно приобрести со временем. Наш герой сам высказывается в таком ключе и сам же опровергает свои слова, умело играя аристократа так, что ни у кого не возникает сомнений.
Я, често говоря, все время боялась, что он где-то проколется, оступится и весь обман всплывет наружу. Я смотрела на постепенно подходящую к концу книгу и мое волнение все возрастало и возрастало.. Поразительно, главный герой обманывает, крадет и соблазняет, а мы так о нем печемся.
Такая история, начавшаяся с самого начала, детства, должна идти, как минимум, до самого конца. Эх.
Томас Манн очень детально прописывал все образы, обстановку, действия, таким образом создавалось полнейшее иллюзию присутствия. Его язык, такой по-немецки незамысловатый и простой, но, в то же время мягкий, интеллигентный, приятный. Чертовски беден и убог мой язык, чтобы говорить о творчестве таких, как Томас Манн. Поэтому предлагаю лишь и вам познакомиться с ним и все понять.

Julia_cherry написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Томас Манн умеет писать о героях, которые не могут стать примером для подражания так, что ты сочувствуешь, сопереживаешь, тревожишься, даже испытывая внутреннюю неприязнь тому, в чью жизнь тебя погружает автор. Авантюрист Феликс Круль похож на хорошо нам знакомого талантливого мистера Рипли Патриции Хайсмит - беспринципен, обаятелен, ловок, увертлив. Но эта книга в очередной раз показывает простую истину. Важно не о ком или о чем рассказывает автор - важно как он это делает.
И вот вместо привычной приключенческой, остросюжетной книги мы получаем авантюрный приключенческий роман, наполненный множеством размышлений о людях, о равенстве, о смысле жизни. Настоящий роман Томаса Манна - глубокий, мудрый. В нем снова встает вопрос о жизненном пути, о том, как и благодаря чему юноша становится мужчиной. И тут Феликс Круль становится в один ряд с Томасом Будденброком, Гансом Касторпом, Григорсом и даже Иосифом Прекрасным.
И невыносимо жаль, что этот роман остался неоконченным. Сколько приключений и раздумий скрыл от нас автор своей смертью! И это чуть ли не первый раз в моей взрослой жизни, когда я искренне хотела, чтобы было написано продолжение. Но нет, не надо продолжений. Пишите что-нибудь свое. Для того, чтобы написать продолжение истории Феликса Круля нужно быть Томасом Манном. А другого такого писателя нет.

Nina_M написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сама я та еще авантюристка, способная на спонтанные поступки. А вот в мировой литературе симпатичный для меня образ авантюриста, пройдохи, человека удалого, талантливого во всем мне все не встречается. Вот и эта книга не вызвала ожидаемого восторга. Причин тому несколько:
1. Прекрасный язык превращался в поток неудержимой болтовни, слов для слов, самолюбования умением красиво сложить слова в текст, не отягощенный, собственно говоря, смыслом.
2. Незавершенность произведения. Я только настроилась на феерические события, а тут - объятия и финал.
3. Отсутствие познавательной составляющей произведения. Надобно писать о том, в истинности чего уверен.
4. Неправдоподобность повествования (например, герой удивительно способен к языкам, "на лету" схватывает французский, итальянский, английский. И вместе с тем пишет на французском письмо "любящим родителям". Каким образом? На основании познаний разговорного французского?).
5. Совершенно несимпатичный мне герой.

admin добавил цитату 1 год назад
Я боюсь оказаться навязчивым, -навязчивость признак дурного воспитания.
admin добавил цитату 1 год назад
– Фидий, – говорил он, – был человеком недюжинного таланта, о чем свидетельствует хотя бы то, что его обвинили в воровстве и бросили в афинскую тюрьму; он присвоил золото и слоновую кость, отпущенные ему для статуи Афины.
admin добавил цитату 1 год назад
Но таковы люди. Они с восторгом принимают талант, который уже сам по себе странность, но странностей, с ним связанных, и может быть — неразрывно, принять не только не хотят, но наотрез отказываются даже понимать их.
admin добавил цитату 1 год назад
Жизнь, разумеется, не высший дар небес, за который, обольщенные ее прелестью, мы должны цепляться; по-моему, ее скорее следует рассматривать как заданный, в известной мере даже нами самими выбранный, тяжелый и трудный урок, каковой нам надлежит выполнять со старательным упорством, ибо преждевременное бегство от него является величайшей нерадивостью.
admin добавил цитату 1 год назад
Тот, кто по-настоящему любит жизнь, создает себя ей в угоду.