Дина Рубина - Кошки в Иерусалиме

Кошки в Иерусалиме

4.2
3 хотят послушать 9 рецензий
Читает Дина Рубина
2 часа 17 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Иерусалим – взгляд изнутри. Смешные и грустные, реальные и невероятные истории о великом городе, в котором автор живет уже «третий десяток лет». «…А сейчас мне бы хотелось – как в фильме – навести резкость на тот же кадр, наехать камерой в самую гущу Храмовой горы и, включив слепящий прожектор полуденного солнца, повести объективный глаз вокруг и по границам Старого города – Старгорода. И пусть сначала камера предъявит безумный муравейник в лабиринте каменных стен Мусульманского квартала, кипение темной крови в тесных артериях арабского рынка, сумрак под готическими сводами эпохи крестоносцев, гул и россыпь черношляпной толпы у Западной стены, именуемой еще Стеной Плача, скопление паломников в закоулках и на площадях Христианского квартала, аскетическую замкнутость квартала Армянского» Дина Рубина

Лучшая рецензияпоказать все
Moon-Is-Up написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"- Это просто Стар-го-род!"

Стиль Дины Рубиной я называю кружевным. Она как-будто плетет из букв, слов, фраз невидимое кружево. И оно укутывает тебя либо в теплую шаль, либо в прозрачную лёгкую накидку, создает уютную атмосферу и ты плывешь по главам. В этой маленькой новелле я разгадала секрет кружева:

Мои выступления все организаторы почему-то называют лекциями, хотя если что и бывает менее похожим на лекцию, так это моя трепотня перед теми, кто выразит желание ее послушать. Никаких лекций я не могу читать по определению, я ведь человек без образования: я закончила консерваторию.

Консерватория. Все дело в консерватории, в музыке. Слог Рубиной не льется как песня, но он музыкален, и это может быть разное музыкальное произведение, которое порой и не очень благозвучно.
Здесь у меня сошлось все: кошки, Храмовая гора, крепостные стены Сулеймана Великолепного, христианский квартал...
Эта живая прогулка по Старому городу, даже запахи разных кварталов переданы до обонятельных ощущений

Тревожный воздух Старгорода перенасыщен и, как тугая котомка, набит запахами его обитателей. В дождливые дни он набухает, сыреет и тянется понизу над мокрыми плитами улиц и переулков, исшарканными подошвами миллионов ног; в жару – мириадами спиралей прорастает над скопищем лавок, колоколен и куполов, плоских и черепичных крыш; бунтует и рвется прочь весной, когда в долине Иосафата цветут багровые маки, а над Иудейской пустыней вырастают и рушатся, беззвучно содрогаясь в тектонических разломах, скалистые облака.

Запахи перетекают в осязания тканей и кружев в сказочных лавочках, напоминающих пещеры Али-Бабы, и веселые диалоги с их обитателями, затем ловко сменяются вкусом мороженого или кофе в кафе, где за соседним столиком брат и сестра рассуждают о Боге.

Поистине, думала я, в этом городе в спор о Боге не вмешиваются только глухонемые…



Гудящий, почти осязаемый кожей неистовый жар молитв, жалоб и клятв колеблется в раскаленном воздухе, распирает его и уносится ввысь – по назначению. Ведь все эти люди – все без исключения – собрались здесь с единственной целью: прославления Создателя. И каждый славит его, как умеет, насколько хватает ватт собственной души: на своем языке, на свой манер, по своему понятию.
И это как раз и есть – настоящее Чудо Иерусалима.

Я могу бесконечно цитировать эту маленькую новеллу, а лучше посоветую ее вам прочитать. Это веселое путешествие вам не может не понравится. Каждый в этом городе находит свой Иерусалим. Очень надеюсь, что и я когда-нибудь ... Ведь я еще там не побывала.

Солнце еще полоскало белье, вывешенное на балконе третьего этажа. Во многие окна этих домов, построенных во времена Британского мандата, были вставлены квадратики цветного стекла – синего и красного, так что на закате солнце мягко касалось лучом того или другого (так кошка трогает лапой уснувшего котенка), добавляя еще чуток цвета и игры витающей над этим местом улыбчивой жизни.

Я сначала прослушала книгу в исполнении автора, потом нашла текст и прочитала. Простите меня любители аудиокниг, в буквах/тексте я увидела и услышала больше, чем в голосе самого автора. Но это на любителя. Я люблю буквы.

Вокруг света

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
36 слушателей
0 отзывов


Moon-Is-Up написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"- Это просто Стар-го-род!"

Стиль Дины Рубиной я называю кружевным. Она как-будто плетет из букв, слов, фраз невидимое кружево. И оно укутывает тебя либо в теплую шаль, либо в прозрачную лёгкую накидку, создает уютную атмосферу и ты плывешь по главам. В этой маленькой новелле я разгадала секрет кружева:

Мои выступления все организаторы почему-то называют лекциями, хотя если что и бывает менее похожим на лекцию, так это моя трепотня перед теми, кто выразит желание ее послушать. Никаких лекций я не могу читать по определению, я ведь человек без образования: я закончила консерваторию.

Консерватория. Все дело в консерватории, в музыке. Слог Рубиной не льется как песня, но он музыкален, и это может быть разное музыкальное произведение, которое порой и не очень благозвучно.
Здесь у меня сошлось все: кошки, Храмовая гора, крепостные стены Сулеймана Великолепного, христианский квартал...
Эта живая прогулка по Старому городу, даже запахи разных кварталов переданы до обонятельных ощущений

Тревожный воздух Старгорода перенасыщен и, как тугая котомка, набит запахами его обитателей. В дождливые дни он набухает, сыреет и тянется понизу над мокрыми плитами улиц и переулков, исшарканными подошвами миллионов ног; в жару – мириадами спиралей прорастает над скопищем лавок, колоколен и куполов, плоских и черепичных крыш; бунтует и рвется прочь весной, когда в долине Иосафата цветут багровые маки, а над Иудейской пустыней вырастают и рушатся, беззвучно содрогаясь в тектонических разломах, скалистые облака.

Запахи перетекают в осязания тканей и кружев в сказочных лавочках, напоминающих пещеры Али-Бабы, и веселые диалоги с их обитателями, затем ловко сменяются вкусом мороженого или кофе в кафе, где за соседним столиком брат и сестра рассуждают о Боге.

Поистине, думала я, в этом городе в спор о Боге не вмешиваются только глухонемые…



Гудящий, почти осязаемый кожей неистовый жар молитв, жалоб и клятв колеблется в раскаленном воздухе, распирает его и уносится ввысь – по назначению. Ведь все эти люди – все без исключения – собрались здесь с единственной целью: прославления Создателя. И каждый славит его, как умеет, насколько хватает ватт собственной души: на своем языке, на свой манер, по своему понятию.
И это как раз и есть – настоящее Чудо Иерусалима.

Я могу бесконечно цитировать эту маленькую новеллу, а лучше посоветую ее вам прочитать. Это веселое путешествие вам не может не понравится. Каждый в этом городе находит свой Иерусалим. Очень надеюсь, что и я когда-нибудь ... Ведь я еще там не побывала.

Солнце еще полоскало белье, вывешенное на балконе третьего этажа. Во многие окна этих домов, построенных во времена Британского мандата, были вставлены квадратики цветного стекла – синего и красного, так что на закате солнце мягко касалось лучом того или другого (так кошка трогает лапой уснувшего котенка), добавляя еще чуток цвета и игры витающей над этим местом улыбчивой жизни.

Я сначала прослушала книгу в исполнении автора, потом нашла текст и прочитала. Простите меня любители аудиокниг, в буквах/тексте я увидела и услышала больше, чем в голосе самого автора. Но это на любителя. Я люблю буквы.

Вокруг света

Oubi написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Путеводитель в прозе

Бывают произведения, которые невидимо, но ощутимо пахнут. Рассказ Рубиной как раз из таких. Ее слова незамысловаты, но яркие и звучные, ими можно сотрясать воздух, а можно переносить читателя в поток описываемого. Так, я узнала в её строках свой Иерусалим, в котором дважды бывала. Вот у Дины Рубиной он получился таким, каким я видела его. Нет, это не наслоение автора на мои впечатления, это тождественное совмещение эмоций и воспоминаний, до сих пор живущих в моей душе. В её строках можно оживить чувства, обострить их и понастольгировать. "Кошки в Иерусалиме" бредут по улочками Старгорода, по всем четырем кварталам, скопившим и хранящим своих почтенных жителей и гостей. Тут оживают запахи каждого из районов, они физически появляются передо мной, и я явно их ощущаю,уносясь в недавнее прошлое. Но удалось узнать и нечто новое из рассказов. Так, с автором долго беседуем с торговцами уникального восточного базара, посещаем Иерусалимский университет, армянскую церковь. Этого не было в моих настоящих путешествиях. Рассказ дополняется различными беседами коренных жителей Иерусалима, шутками и сказаниями. Но это уже не столь важно для меня, потому как я там, я в "своём" Иерусалиме...

Группа "Чарующая Азия" (мини-игра, Израиль)

Koshka_Nju написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я не любитель аудиокниг - при прослушивании приходится постоянно держать себя в напряжении, чтобы не пропустить половину текста мимо ушей, увлекшись своими фантазиями и представлениями героев и мира. Но с этой книгой, озвученной самой Рубиной, у меня такой проблемы не было.
Во-первых, она небольшая. Буквально на пару часов вы сможете увидеть перед собой Иерусалим. Город, в котором и неверующий может заплакать. Во-вторых, Рубина обладает удивительнейшим талантом художника - перед читателями творится магия.
Текст написан в форме заметок-новелл, наблюдений и историй об этом чудесном городе и населяющих его людях. О торговцах, с кем Дина ведет беседы, настаивая на своей цене, о загадочных старухах - владелицах магазина кружев, который таинственным образом может исчезнуть, поманив к себе ценными вещами. О детях, спорящих о Боге, живущем высоко - примерно на двенадцатом этаже. О фальшивомонетчиках древности и ворах современности. О еде, кафе, беседах, улочках, потертых ступенях и важных кошках, с независимым видом спешащих на семинар в стенах университета.
Столь малая проза по объему оказалась по атмосферности на голову выше некоторых многотомников. Кажется, что на кончике языка осталась горечь и терпкость кофе, приправленного сухой пылью древней истории.

telans написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Города любить одновременно легче и труднее, чем какого-нибудь отдельно взятого индивида, населяющего тот или иной крупный населенный пункт.
Дина Рубина Иерусалим определенно любит, сборник новелл *Кошки в Иерусалиме* яркое тому подтверждение - здесь старинный город с многотысячелетней историей полноправное действующее лицо повествования, он почти персонифицируется от эпизода к эпизоду, от улицы к улице, врастает в плоть своих жителей (и одновременно героев автора) каким-то особым образом, видоизменяя и себя, и человека, чью жизнь, печали и мечты, он, с высоты накопленного опыта, легким движением превращает в часть своей сказки, в часть архитектурного ансамбля или городского пейзажа.
Это особая магия - путешествовать наяву лишь читая книгу, и этой магией Дина Рубина владеет в совершенстве.

Mar_sianka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я в растерянности, потому что эти небольшие рассказы по всем параметрам должны были мне понравиться, но почему-то не сложилось. Немножко это похоже на столь полюбившиеся мне "Сказки Старого Вильнюса" Фрая по атмосфере, да и "Синдром Петрушки" Рубиной мне понравился именно из-за образности... Казалось бы, тут тоже самое, но меня не впечатлило и оставило равнодушной. Видно, что автор очень любит Иерусалим, что она хочет провести читателя по любимым улочкам Старого города, посидеть с ним в милых кафе, зайти в старинный университет и церковь, обратить наше внимание на необычных людей вокруг, на их разговоры... И название книги подобрано очень хорошо - несмотря на то, что сами кошки непосредственно были только в первой новелле, в других они тоже косвенно присутствовали - там были люди, похожие на кошек. И вроде бы это так тепло и мило... Возможно, сыграл свою роль аудиоформат, который я плохо воспринимаю, а в буквенном варианте я эту книгу не нашла. Ещё казалось интересным послушать книгу в начитке автора - кто, как не она сама знает, каким именно голосом и тоном нужно читать её текст. Но мне не зашло, увы.

Книга прочитана в рамках игры Вокруг света.

admin добавил цитату 1 год назад
Гудящий, почти осязаемый кожей неистовый жар молитв, жалоб и клятв колеблется в раскаленном воздухе, распирает его и уносится ввысь – по назначению. Ведь все эти люди – все без исключения – собрались здесь с единственной целью: прославления Создателя. И каждый славит его, как умеет, насколько хватает ватт собственной души: на своем языке, на свой манер, по своему понятию.
И это как раз и есть – настоящее Чудо Иерусалима.
admin добавил цитату 1 год назад
Мои выступления все организаторы почему-то называют лекциями, хотя если что и бывает менее похожим на лекцию, так это моя трепотня перед теми, кто выразит желание ее послушать. Никаких лекций я не могу читать по определению, я ведь человек без образования: я закончила консерваторию.
admin добавил цитату 1 год назад
Тревожный воздух Старгорода перенасыщен и, как тугая котомка, набит запахами его обитателей. В дождливые дни он набухает, сыреет и тянется понизу над мокрыми плитами улиц и переулков, исшарканными подошвами миллионов ног; в жару – мириадами спиралей прорастает над скопищем лавок, колоколен и куполов, плоских и черепичных крыш; бунтует и рвется прочь весной, когда в долине Иосафата цветут багровые маки, а над Иудейской пустыней вырастают и рушатся, беззвучно содрогаясь в тектонических разломах, скалистые облака.
admin добавил цитату 1 год назад
Поистине, думала я, в этом городе в спор о Боге не вмешиваются только глухонемые…
admin добавил цитату 1 год назад
Солнце еще полоскало белье, вывешенное на балконе третьего этажа. Во многие окна этих домов, построенных во времена Британского мандата, были вставлены квадратики цветного стекла – синего и красного, так что на закате солнце мягко касалось лучом того или другого (так кошка трогает лапой уснувшего котенка), добавляя еще чуток цвета и игры витающей над этим местом улыбчивой жизни.