Цитаты из книги «Тысяча осеней Якоба де Зута» Дэвид Митчелл

20 Добавить
Конец XVIII века. Молодой голландец Якоб де Зут приплывает в Дэдзиму — голландскую колонию в Японии. Ему необходимо заработать деньги — отец его возлюбленной Анны не дает согласия на брак дочери с бедняком. Якоб уверен, что скоро вернется на родину, станет мужем Анны и годы, проведенные в Японии, будет вспоминать как небольшое приключение. Но судьба распорядилась иначе — ему предстоит провести на чужбине почти всю жизнь, многое испытать, встретить и потерять любовь. Митчелл умело сплетает...
Человеческий разум представляется ей ткацким танком, на котором отдельные нити верований, памяти и повествования сплетаются в единое целое, что принято называть человеческим "я", а иногда оно само называет себя - сознанием.
Heaven is a thorny proposition, he thinks, best enjoyed at a distance.
I'm not polishing my plan, Jacob admits. I am losing my nerve...
Избитые истины на самом деле глубоки.
- Нужно им позволить сдаться с честью. - "Сдаться" или "с честью"? Мы в Японии, господин исполняющий обязанности управляющего.
В нашем мире есть только один шедевр, и это он - сам.
Ад становится адом, когда никто не обращает внимания на прогуливающегося дьявола.
Ноготки в вазе - точно такого цвета, как память о лете.
Он слишком японец, чтобы уехать, но недостаточно японец, чтобы его здесь приняли за своего.
Obscurity is Japan's outermost defense. The country doesn't want to be understood.
Whoever claimed that history has no sense of humor died too soon.
"The truth of a myth, Your Honor, is not its words but its patterns."
Быть может, в бессмыслице как раз больше всего смысла.
Чтобы победить, нужно очиститься от желания победы.
Дети появляются на свет благодаря похоти родителей, по случайности, по обязанности... Но может быть, всех счастливее те, кто рождаются от неосознанной мысли, что нестерпимую пропасть между влюбленными может преодолеть только мост из костей и плоти нового человечка.
The music provokes a sharp longing the music soothes.
“The soul is a verb." He impales a lit candle on a spike. "Not a noun.”
Правда мифа не в словах, а в общей идее.
Самые страшные чудовища те, кто истово верит.
Никто не умирал за флаг: только за то, что этот флаг означает.