Цитаты из книги «Гарри Поттер и Орден Феникса» Джоан Кэтлин Роулинг

20 Добавить
Гарри Поттер уже пять лет осваивает зелья, заклинания и учится понимать язык животных. Вот-вот должны закончиться каникулы, и волшебник хочет поскорее вернуться в родные стены самой необыкновенной школы в мире. Все было бы хорошо, но Гарри чувствует себя несчастным и одиноким. Ему хочется любви и поддержки близких людей, которых он потерял. К тому же мальчик готовится к новому сражению со злодеем. Чутье не подводит Гарри и он уверен Волан- де Морт скоро снова устроит, что то ужасное. Очередное...
Рон заметно поднял Гарри настроение рассказом о том, как подробно описал внешность безобразного мужчины с бородавкой на носу, появившегося в его магическом кристалле, а потом поднял глаза и обнаружил, что это было отражение его экзаменатора.
- Совы... не приносят мне никаких новостей, - произнес он бесцветным голосом.
- Не верю, - мигом отреагировала тетя Петунья.
- Я тоже, - сказал дядя Вернон с нажимом.
- Мы знаем: ты задумал что-то нехорошее, - заявила тетя.
- Еще бы не знать, мы же не идиоты, - поддержал ее дядя.
- Вот это для меня новость! - разозлившись, выпалил Гарри и, не дожидаясь новых высказываний Дурслей, повернулся, пересек лужайку, переступил низенькую ограду и пошел по улице.***- Меньше будешь спрашивать - меньше вранья услышишь.***- У меня для вас послание от Альбуса Дамблдора.
Гарри повернулся кругом.
- Какое?
- Оставайтесь на месте.
- Я и стою! - сказал Гарри, не отпуская ручку. - Так какое послание?
- Я только что передал его вам, болван, - хладнокровно ответил Финеас Найджелус. - Дамблдор говорит: "Оставайтесь на месте".*** - А теперь извините, но у меня есть дела поинтереснее, чем выслушивать жалобы подростков. Всего наилучшего.
И вышел за край портрета.
- Ну и идите! - заорал Гарри пустому холсту. - И передайте Дамблдору мою благодарность ни за что.*** никакое знание, даже нечеловеческое, не может быть абсолютным.***- Кто это тебе глаз подбил, Грейнджер? Я хочу послать ему цветы!***Он так быстро взмахнул волшебной палочкой, целясь в Гарри, что Гарри среагировал чисто машинально: напрочь позабыв о невербальных заклинаниях, он завопил:
- Протего!
Щитовые чары получились у него такими мощными, что Снегг отлетел назад и врезался в соседнюю парту. Весь класс оглянулся и теперь смотрел, как Снегг, злобно нахмурившись, поднимается на ноги.
- Вы помните, что мы сегодня занимаемся невербальными заклинаниями, Поттер?
- Да, - сдавленно ответил Гарри.
- Да, сэр.
- Совсем необязательно называть меня «сэр», профессор.
«Эй, Поттер, Уоррингтон поклялся сшибить тебя с метлы в субботу» <...> «Уоррингтон — тот еще снайпер, — отвечал он, — если бы он целил в соседа, вот тут бы я струхнул».
В довершение всего Полумна сказала ему за ужином, что никогда еще выпуск «Придиры» не расходился так быстро. — Папа печатает дополнительный тираж! — сообщила она, возбужденно выкатив глаза. — Ему в это просто не верится: похоже, что ты интересуешь людей даже больше, чем морщерогие кизляки!
Разорви меня горгулья!
Ум — не книга, которую можно раскрыть, когда заблагорассудится. Мысли не напечатаны внутри черепа, чтобы их мог изучить всякий любопытный. Мозг — сложный и многослойный орган — по крайней мере, у большинства людей…
Здесь у нас школа, мистер Поттер, а не реальный мир.
Сила, одновременно более чудесная и более ужасная, чем смерть, чем человеческий разум, чем силы природы… имя этой спасительной силы — любовь.
Мир не разделен на хороших и плохих, в каждом есть и темная, и светлая сторона. Главное в том, какую ты выбрал — это определяет все.
Твои страдания доказывают, что ты остаешься человеком! Боль — удел человеческий…
- Один человек не может столько всего чувствовать сразу - он разорвется. - Если у тебя эмоциональный диапазон, как у чайной ложки, Рон, это не значит, что у нас такой же, - сварливо произнесла Гермиона.
Равнодушие и пренебрежение часто приносят гораздо больше вреда, чем открытая неприязнь...
Молодым не понять, как думают и чувствуют старики. Но старики виноваты, если они забывают, что значит быть молодым.
— Я не верю! Я не верю! О, Рон, как это прекрасно! Староста! Как и все в нашей семье! — А кто же, интересно, мы с Фредом? Соседи? — возмущенно сказал Джордж.
На свете нет ничего невозможного - дело только в том, хватит ли у тебя храбрости.
— Да, Квиррелл был чудесный учитель, — громко сказал Гарри, — только с одним маленьким недостатком: у него Волан-де-Морт торчал из затылка.
Раны, нанесенные мыслями, заживают дольше любых других.
Меньше будешь спрашивать - меньше вранья услышишь.
Человек умирает тогда, когда умирает последнее воспоминание о нем.
— Нет, «В», — поправил Джордж, — «выше ожидаемого». И я всегда считал, что нам с Фредом должны ставить «В» по каждому предмету — мы превзошли все ожидания хотя бы потому, что явились на экзамен.