Даниил Гранин - Картина

Картина

4.2
1 хочет послушать 10 рецензий
15 часов 50 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Есть книги одного тиража, а есть – на все времена и для всех читательских аудиторий. Именно таков роман Даниила Гранина «Картина». В небольшом российском городке в один прекрасный день все переворачивается с ног на голову. Рушится обычный уклад, а главный герой вдруг начинает совершать череду невероятных поступков, не свойственных ему ни по характеру, ни по статусу. Даниил Гранин, мастерски овладевший искусством препарирования человеческой души, помогает своему герою сделать нелегкий выбор, провоцируя его на конфликт с целым миром. На первый взгляд, эта книга о том, как возможно пройти по самому краю и не свалиться в пропасть бездушия и подлости. А если вглядеться пристальнее, она – о наших корнях, идущих из детства, о ностальгии по малой родине и родному дому, о той самой «памяти сердца», предавать которую не стоит ни при каких обстоятельствах…

Лучшая рецензияпоказать все
blackeyed написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Пока друзья постят в инстаграме R.I.P.-ы по солисту Linkin Park, 4 июля почти незаметно ушёл из жизни Даниил Гранин. Глупо сравнивать, и я вообще не о том. Я о том, к сожалению, лично мой путь к открытию Гранина стал короче именно после его смерти. Т.е. я слышал об этом писателе, имел на полке 4 его книги, но не собирался с ним знакомиться до поры до времени. И вот пора настала. Печально, что повод таков. Впрочем, лучше начать так, чем не начинать вовсе.

Мой выбор пал на роман "Картина", предвещавший разговор об искусстве, и, оправдав ожидания, явивший также картину жизни провинциального городка. Особенность книги это её главный герой - председатель горисполкома, "мэр". На мою память это первая моя книга, где ГГ - начальник. И если вы думаете, что начальники ничего не делают, получают большие зарплаты и строят себе новые дачи, эта книга для вас. Начальник здесь изображен "с человеческим лицом": Лосев крутится как белка в колесе, в лепёшку разбивается ради города (название которого - "Лыков", и не сразу поймёшь где город, а где глава, настолько они срослись даже на уровне фамилии); показана "закулисная жизнь" администрации, где Лосеву постоянно приходится идти на уступки, отыскивать компромиссы, жертвовать, принимать волевые решения. Одно из таких решений составляет главный "конфликт" романа: оставить ли здание под музей, или снести и на его месте поставить филиал компании? Сохранить историческую ценность (поругавшись с подрядчиками и с высшим начальством) или за счёт нового филиала добиться прироста экономики? Красота, искусство, эстетика, воспитание - или прибыль, прогресс, перспективы? Лосев мечется от одного к другому, не решив для самого себя что же лучше. А тут ещё и повышение в должности подоспело, что подразумевает отказ от благородных идей...
Гранин показывает сложность профессии большого начальника. Всем не угодишь, но и с совестью надо считаться. И если вы уже сто лет ждёте улучшений в родном городе, не всегда стоит пенять на коррупцию.

Сама картина - пейзаж "У реки" - при этом имеют почти гоголевскую, мистическую функцию ("Портрет"): она завораживает Лосева, попадает к нему в руки и начинает весь сыр-бор. Ещё за ней кроется история любви художника и его прений с довоенным начальством о пролетарском искусстве. В основном же картина - катализатор общественных волнений: какое культурное наследие надлежит сохранять? Всё скопом? Или только самое ценное и красивое (а тогда где мерило)? Да и вообще что такое искусство: портретное сходство или передача замысла? Старенький обшарпанный дом или высокая глянцевая новостройка?

"Что останется, когда нас не будет?" - вопрошает Гранин, и речь не только о явлениях культуры, но и о человеке. Лосева нет, и его вспоминают недобрым словом, хотя мало кто знает сколько полезного он сделал. А Жмуркина заводь есть, но мало кто знает через что людям пришлось пройти, чтобы она просто осталась. Когда Гранин в 60 лет писал эту книгу, он, наверняка, потихоньку задумывался над тем, что останется после его ухода. Прожил он потом ещё почти до ста, а после него - память в виде вот таких замечательных книг.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
6 слушателей
0 отзывов


blackeyed написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Пока друзья постят в инстаграме R.I.P.-ы по солисту Linkin Park, 4 июля почти незаметно ушёл из жизни Даниил Гранин. Глупо сравнивать, и я вообще не о том. Я о том, к сожалению, лично мой путь к открытию Гранина стал короче именно после его смерти. Т.е. я слышал об этом писателе, имел на полке 4 его книги, но не собирался с ним знакомиться до поры до времени. И вот пора настала. Печально, что повод таков. Впрочем, лучше начать так, чем не начинать вовсе.

Мой выбор пал на роман "Картина", предвещавший разговор об искусстве, и, оправдав ожидания, явивший также картину жизни провинциального городка. Особенность книги это её главный герой - председатель горисполкома, "мэр". На мою память это первая моя книга, где ГГ - начальник. И если вы думаете, что начальники ничего не делают, получают большие зарплаты и строят себе новые дачи, эта книга для вас. Начальник здесь изображен "с человеческим лицом": Лосев крутится как белка в колесе, в лепёшку разбивается ради города (название которого - "Лыков", и не сразу поймёшь где город, а где глава, настолько они срослись даже на уровне фамилии); показана "закулисная жизнь" администрации, где Лосеву постоянно приходится идти на уступки, отыскивать компромиссы, жертвовать, принимать волевые решения. Одно из таких решений составляет главный "конфликт" романа: оставить ли здание под музей, или снести и на его месте поставить филиал компании? Сохранить историческую ценность (поругавшись с подрядчиками и с высшим начальством) или за счёт нового филиала добиться прироста экономики? Красота, искусство, эстетика, воспитание - или прибыль, прогресс, перспективы? Лосев мечется от одного к другому, не решив для самого себя что же лучше. А тут ещё и повышение в должности подоспело, что подразумевает отказ от благородных идей...
Гранин показывает сложность профессии большого начальника. Всем не угодишь, но и с совестью надо считаться. И если вы уже сто лет ждёте улучшений в родном городе, не всегда стоит пенять на коррупцию.

Сама картина - пейзаж "У реки" - при этом имеют почти гоголевскую, мистическую функцию ("Портрет"): она завораживает Лосева, попадает к нему в руки и начинает весь сыр-бор. Ещё за ней кроется история любви художника и его прений с довоенным начальством о пролетарском искусстве. В основном же картина - катализатор общественных волнений: какое культурное наследие надлежит сохранять? Всё скопом? Или только самое ценное и красивое (а тогда где мерило)? Да и вообще что такое искусство: портретное сходство или передача замысла? Старенький обшарпанный дом или высокая глянцевая новостройка?

"Что останется, когда нас не будет?" - вопрошает Гранин, и речь не только о явлениях культуры, но и о человеке. Лосева нет, и его вспоминают недобрым словом, хотя мало кто знает сколько полезного он сделал. А Жмуркина заводь есть, но мало кто знает через что людям пришлось пройти, чтобы она просто осталась. Когда Гранин в 60 лет писал эту книгу, он, наверняка, потихоньку задумывался над тем, что останется после его ухода. Прожил он потом ещё почти до ста, а после него - память в виде вот таких замечательных книг.

Eugenie_G написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Любите ли вы советскую литературу так, как люблю ее я?

Как же жаль, что сейчас так уже не пишут. И как же жаль, что мы не ценим своих писателей советского периода.

В этом году я решила осчастливить участников Новогоднего ФМ своими советами. Но хитрые участники обезопасили себя от моих замечательных советов простой и очень каверзной фразой «не возьму советскую литературу». Под эту формулу при желании можно подогнать львиную долю всей русскоязычной литературы. Я две недели носилась со своими нежно любимыми романами, пытаясь пристроить их в добрые руки. Некоторые удалось, некоторые нет. Но я решила, что те, кто отказались, сами виноваты.

Этих «нехочух», конечно, можно понять. Время такое было, нужно было либо добавить патриотизма и пафоса, либо тебя не печатают и не принимают в Союз писателей. Но некоторые авторы сумели пробить в этой стене брешь и пролезть боком к своему читателю.

Даниил Гранин, безусловно, один из них. Причем тема добавления «кумача» в произведение поднята даже в самом романе «Картина».

Быть может кому-то покажется тема романа скучной, но я уверена, найдутся у него среди современной молодежи свои читатели.
Итак, Даниил Гранин представляет нам руководителя среднего звена во всей красе. Сергей Лосев, председатель горисполкома города Лыков, едет в райцентр на совещание, добиваться дотаций вверенному ему хозяйству. Там он случайно забредает на выставку и видит там картину, пейзаж, на котором изображен старинный дом города Лыкова – дом Кислых в Жмуркиной заводи, который вот-вот снесут, чтобы возвести на его месте филиал фирмы, делающей вычислительные машины. Эта картина настолько поражает Лосева, что он решает купить ее для своего города. После того, как вдова художника дарит Лосеву картину, начинается ее путешествие по судьбам людей.

Каждый человек, который сталкивается с этим пейзажем, становится другим. Даже нет, он становится собой, тем, кем он пришел в эту жизнь – просто человеком, а не председателем горисполкома, учителем рисования, политработником на пенсии. Каждого она заставляет заглянуть к себе в душу.

Лосев решает сохранить Жмуркину заводь и дом Кислых. И вокруг этого его решения и будет развиваться роман. Много людей покажут себя с другой стороны, не с той, какими их знали окружающие. И борьба Лосева будет подобна борьбе с ветряными мельницами, такой бессмысленной она будет казаться всем, а в минуты отчаяния и ему самому.

Но сюжет – не самое главное. Главное язык. Это вам не Донцова, штампующая по роману в месяц и не Э. Л. Джеймс с ее «50 оттенками», тьфу-тьфу-тьфу. Пусть не обижаются на меня поклонники этих авторов, но субъективная шкала литературной ценности произведения в моей голове не дает мне поставить книги Гранина и Донцовой на одну полку. И пусть это высказывание всецело останется на моей совести. Уж если Лосев нашел в себе силы бороться, я как-нибудь переживу недовольство аудитории.

Вот литературная часть в нескольких штрихах.
Много в романе и современного, например, моды на старину:

Разговоры эти Лосеву давно обрыдли, страсть к старине, вспыхнувшая в последние годы, раздражала его какой-то крикливостью - наподобие этого сервированного под старину стола.

Очень иронично подан портрет самого главного героя:

Пора было подниматься, идти, возвращаться во взрослое свое состояние, к Сергею Степановичу Лосеву, облачиться в его костюм, заниматься его нерешенными делами, звонками, бумагами, произносить его словечки... С каким трудом заставлял он этого плечистого дядечку каждое утро делать несколько приседаний, потом надо было его брить, смачивать волосы какой-то польской жидкостью, а лицо немецким лосьоном, надевать белую сорочку, франтоватый московский галстук в косую полоску, туфли на толстой подошве, похлопать его по карманам - ручка здесь, записная книжка, удостоверение, брать папку с бумагами.

Проблема «советизации» всех произведений и пропаганды «светлого коммунистического будущего»:

Боже ты мой, да разве в кумаче дело, как можно так примитивно представлять, если его, Поливанова, голым в бане нарисовать, без его портупеи и значков, значит, он просто будет человек - не советский, значит, все советское осталось в предбаннике?

Красота природы:

Если не считать короткого истока, где Плясва журчала детским ручейком, то всю свою дорогу она трудилась. Тащила лодки, сплавляла лес, плоты, поила деревни, растила рыбу, утят, гусей, лягушек - бесчисленную живность.

Зацикленность нашей жизни:

Двигался не он, а время, и вовсе не вперед и не вверх, и не обязательно развиваясь, - двигалось оно скорее по кругу, как стрелки часов. Время вращалось вокруг Лосева, описывая свой заколдованный круг, свой предел, за который Лосеву лишь иногда удавалось вырваться.



Особое спасибо за образ Любови Вадимовны – местного библиотекаря. Как она, интеллигентный человек, просила Лосева о льготах для себя:

- Спасибо вам, Сергей Степанович. Мне теперь не нужно.
- Почему? Как так не нужно?
- Говорите, говорите, - сказал фотограф, - не наклоняйте головы.
- Мне тогда приходилось... Платить сиделке... Я не могла. Теперь все. Теперь мама умерла. И ничего мне не надо.


Грубить она не могла, не умела. Но грустная вежливость ее зазвучала убийственно.



Чем кончилась история картины и дома Кислых в Жмуркиной заводи понятно будет только в самом конце. А вот для Лосева финал навсегда останется открытым. И тут уж каждый решит для себя сам, прав ли был Сергей Степанович, можно ли было решить все по-другому, где грань между сделкой с совестью и долгом начальника.

P.S. Мой долгий путь к книге здесь

Книга прочитана в рамках игры "Борцы с долгостроем" №44. Февраль 2016.

lorikieriki написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Надо сказать, что по аннотации ожидала я худшего. Кто их пишет такие?! Некто Лосев, председатель горисполкома города Лыкова, оказавшись в Москве по служебной надобности, случайно попадает на выставку. В голове у него устроено все очень практично – где что построить, где деньги выбить, как канализацию провести или вот как урвать для роддома голубые унитазы. Или хоть какие-то. И внезапно на выставке видит он картину, изображающую знакомый ему с детства уголок – Дом Кислых и Жмуркину заводь. И что-то в нем меняется, он заполучает картину, привозит ее в город. И она начинает менять все и всех вокруг.

Не то чтобы было особенно интересно читать, но временами интерес просыпался. Все-таки насколько противоречива человеческая натура, на какие разные поступки в зависимости от ситуации или внутренних убеждений способен человек.
Вот и Лосева зацепило. Ностальгия по ушедшему прошлому, желание сохранить воспоминания, донести до будущих поколений. Или, может, в себе что-то такое открыть хочется, понять, что есть и в твоей жизни какой-то смысл, что замысел наверху был какой-то на твой счет. И это вовсе не постоянные думы о планах пятилетки, голубых унитазах или стройке какого-то филиала на месте Дома Кислых.

По прочтении остались какие-то неоднозначные впечатления. Отнести книгу к любимым или просто однозначно сказать, что понравилась, не могу.

Кот в мешке, 6 тур, 2017

Miguera написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Хочешь избежать критики-ничего не делай, ничего не говори и будь никем
Прочитала этот роман по рекомендации своей учительницы физики. Было это давненько-сам факт рекомендации помню, никак только не могу восстановить контекст, в который пожелание к прочтению было облечено. Может он и не важен, примечательно то, что Валентине Афанасьевне буду теперь признательна, наверное, до конца дней своих. А еще бабушку с дедушкой расцеловала за то, что не выбросили ни одного номера журнала Новый мир, конкретно номера 1, 2 за 80ый год, в которых роман впервые увидел свет.
Талант Гранина поражает: в достаточно небольшого объема произведении он поднимает сразу несколько тем и прорабатывает их настолько мощно, насколько, на мой взгляд, это, в принципе возможно. Для меня оказалось душеспасительным раскрытие темы руководителя. Сейчас уже нет такой должности как председатель горисполкома, есть мэры, сити-менеджеры, а в общем ЛПР (лица, принимающие решения)-но гранинская трактовка ничуть не побледнела. Для моей подруги, занятой в МЧС, на первое место выдвинулась тема экологии и экологического права. Каждый, думаю, на первом месте видит свою важную здесь и сейчас тему, но при этом ни одна из параллельных линий ни на долю секунды не выпадает из поля зрения. Столица и провинция, физики и лирики, кризис отношений и его преодоление, высший смысл любви, творчества, жизни, смерти, предназначение художника и это еще не весь перечень. Никаких оценок, никаких ярлыков и никакого надрыва-всё это остается читателю.
Прочитав треть романа, я подумала, что очень давно не читала ничего столь же сильного. Конец подвел к мысли, что, пожалуй, еще никогда не читала.
Конечно же, в любимое!

_mariyka__ написал(а) рецензию на книгу
Оценка:
— Ехать пора. Ведь мы опоздаем.
— Да. Но если мы не увидим рассвет, мы можем опоздать на всю жизнь!

Маленький провинциальный Лыков живет своей жизнью. Развивается потихоньку - строятся дома, роддом, прокладывается канализация. Всё как у всех, всё заведенным порядком, ничем не примечательный для большой страны городок. Но однажды, будучи в Москве, начальник горисполкома Лосев забрел на выставку и замер, увидев одну из картин. Чем-то она поразила его, прагматичного делового человека, заставив ощутить себя не тем, кем стал он во взрослой жизни, а тем мальчишкой, что бегал босиком, сидел с удочкой у реки, лазил в заброшенный дом Кислых. Господи, да ведь вот же этот самый дом, на картине!

Эту картину Лосев привезет в родной Лыков. Уже не свойственный серьезному деловому человеку поступок, но свидетельство того, что прагматизм еще не вытеснил в нем до конца умение созерцать, возможности задумываться об эфемерном, но важном для души человеческой. И сюжетный конфликт между реальной рассчитанной пользой, материальной выгодой, которая вот она - вся на бумагах, в документах, в осязаемых вещах, и пониманием, что жертва, кажущаяся ерундовой, на самом деле окажется утратой, уничтожением ценности, которую, к сожалению, нельзя переложить на бумаги или представить в денежном эквиваленте. Как человек - существо, способное совершать поступки себе в убыток, осознанно совершать, ради других, так этому же существу нужны и заведомо убыточные в материальном плане вещи. Та красота, которая не рассчитывается, но воспитывает и врачует души.

За эту красоту нужно бороться, она стоит того, что бы её отстаивать, этот конфликт понятен. Но при этом очевидно, что конфликт этот заведомо выстроен таким образом, чтобы было ясно, кто прав. И дело совсем не в том, что дом Кислых - прибежище детства и юности жителей этого городка. Что тут учатся плавать все лыковские мальчишки, они же просиживают с удочками каждое утро, они же, вырастая, впервые целуются здесь вечерами. Дело в том, что склад, который собираются строить на месте этого дома, - это просто склад. Это не жилой дом, не больница, не пожарная часть. Вот где пришлось бы действительно развернуться с аргументами - людям и жить негде, и лечиться негде, и пожар не дай бог. А так - красота да память о прошлом против какого-то склада, который перенести можно на километр всего, и место имеется. Только и заламывай руки в праведном негодовании о бесчувственных руководителях, которым на красоту плевать. Им бы только о приземленном думать.

Всё дело в том, что мне активно не нравится инициативная группа, которая за сохранение дома. Вот просто как люди не нравится.
И Поливанов, как по мне, просто старый лицемер. Прожил жизнь в общем русле, о красоте не задумываясь, горел общей идеей, работал в общем направлении, а вышел на пенсию - к земле потянуло, совесть захотелось очистить, покаяться. Но во всем этом какая-то показушность. В покаянии этом: перед тобой, Серега, за иконы, ценностью являвшиеся, каяться не собираюсь, перед старухами только, которые их спасали. Перед ними виноват, перед тобой нет. Человек, который действительно вину чувствует, так не делит. Тем более, что Сереге не довелось те иконы увидеть, ему этой красоты в воспитании не досталось в числе прочих.
Зато теперь Поливанов собирает вокруг себя защитников красоты. Юных романтиков, готовых грудью на амбразуру. Правда врага-то нет. Есть работяги, которым задание дано: спилить иву, они работу свою делают. И этим вот романтикам, он забывает рассказать, что не всё в жизни черно-белое. Что для того, чтобы в реальной жизни чего-то добиться, частенько приходится окунуться в то самое, коричневое. Потому что если им об этом рассказать, его обожествлять перестанут, святым считать. И эта их обида - Тучковой, Анисимова - показатель лишь их собственной инфантильности, невозможности подумать за завтра, и за вчера, понять, что жизнь штука сложная, в ней бывают ошибки, бывают поступки, за которые стыдно, некрасивые, порой подлые. Наивная духовность в вакууме:

Искусство это бог. Отнимите у меня музыку, мне и квартиры вашей не надо.



Уничтожайте беспрепятственно. Стройте филиалы, аэровокзалы, танцплощадки...

Там много по тексту такого и похожего.
Но кроме этих молодых романтиков, есть романтики постарше. Есть, например, уехавшие из Лыкова в Москву, к которым заходил Лосев в гости. Сидя в уютных квартирах с водопроводом и канализацией, неторопливо попивая чаёк они ностальгируют по Лыкову времен своей молодости. О, какой это был красивый городок, с духовым оркестром, с ярмаркой, со своей индивидуальностью. И дом Кислых - это не те коробочки, что сейчас строят. Не стоит при этом акцентировать внимание, что живут они сейчас в такой коробочке, в своей квартире, и что так же свои квартиры имеют в разы больше людей, чем тогда - с духовым оркестром и медной крышей Лыковского дома. Такой же и Рогинский. Перевалить обязанность на кого-то, а сам в сторонку, в сторонку. Меня же могут и поприжать, мне же письмо моё боком выйдет. А вы права не имеете отступить! Всё вы, во всем вы виноваты!
И вот от этого духовного экстаза всё больше хочется согласиться с прагматиками. Потому что должны же быть зануды, обеспечивающие чудаков жильем, медпомощью, едой. Красота - это много, но на ней одной не протянешь. Надо думать и о приземленном. Надо прикидывать, искать и выгадывать. Жизнь так устроена.

Killwish
Собери их всех
Школьная вселенная

admin добавил цитату 1 год назад
Боже ты мой, да разве в кумаче дело, как можно так примитивно представлять, если его, Поливанова, голым в бане нарисовать, без его портупеи и значков, значит, он просто будет человек - не советский, значит, все советское осталось в предбаннике?
admin добавил цитату 1 год назад
Удивительно, что директриса не понимала, что цветники и газоны не красота, а, наоборот, скукотища, никому не нужная затея; то, что она считает приведением в порядок, на самом деле - разрушение и полное варварство.
admin добавил цитату 1 год назад
Пока есть идея, все терпимо. Благодаря идее лишения смысл имеют. Бедность сносить несложно. Куда хуже сносить злобу и неправду.
admin добавил цитату 1 год назад
В старости судьба оказывается лишь историей учиненных нами глупостей.
admin добавил цитату 1 год назад
Ты разве к смерти готовишься? Тоже живешь ровно бессмертен. Это у всех нынче. Как болезнь. Боимся готовиться. Поскольку там ничего нет, то боимся подумать. Мы, безбожники, верим в бессмертие свое, а верующие, те, наоборот, смертными себя считают, готовятся.