Андре Моруа - Олимпио, или Жизнь Виктора Гюго

Олимпио, или Жизнь Виктора Гюго

4.3
2 хотят послушать 10 рецензий
25 час. 46 мин.
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

"Почему Гюго? Да потому, что он самый большой французский поэт и необходимо узнать его жизнь, чтобы понять противоречивую натуру этого гениального художника. Как этот осторожный, бережлвый человек был вместе с тем щедрым, как этот целомудренный юноша, этот примерный отец семейства стал на склоне лет фавном; как этот легитимист превратился в бонапартиста, а затем в патриарха Республики; как этот пацифист лучше всех воспел знамена Ваграма; как этот буржуа предстал в глазах буржуа мятежником, - все это должен объяснить каждый биограф Виктора Гюго. " Читаель "Олимпио" получит беглое, но красочное представление о драматургии Гюго.

Лучшая рецензияпоказать все
TibetanFox написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Олегио, или Жизнь Олега

Как рассказать о методе Моруа при написании биографий, если вы никогда их не читали? Я не знаю, зато знаю, как нужно действовать в сложной ситуации. В любой запутанной ситуации зови на помощь Олега. Олег, иди сюда, садись. Не куксись, сегодня ты у нас побудешь знаменитым писателем, пусть и только теоретически. Выпрями спину и утрись, ты же не Буковски какой-нибудь там, а серьёзный классик. Сделай лицо поумнее, потому что о тебе сейчас будет писать Моруа. Ну что ты глаза вылупил? У нас же гипотетическая ситуация, так что где-то в параллельной вселенной Моруа живёт в двадцать первом веке и пишет про тебя, знаменитого писателя Олега, жирненький биографический том. Нет, это не даёт тебе право съесть все печеньки за этим столом, только в параллельной реальности. Не отвлекай.

Итак, Олежка, тебе придётся нелегко. Моруа вихрем пронесётся по твоему миру, перевернув каждый камень и заглянув в каждую дырочку и щёлку. Он опросит всех твоих знакомых, не только мам и пап, но и остальных, кого найдёт: семиюродных дедушек, сводных тётушек, продавщицу из газетного ларька, у которой ты брал «Советский спорт» много лет назад, девушку в кафе, которой ты случайно улыбнулся в конце девяностых, одногруппников из детского сада, которые вспомнят, как упоённо и артистично ты поедал козявки, стоя в тихий час посреди комнаты без штанов. Он найдёт каждый клочок текста, который ты когда-либо создал: записку о том, что нужно купить сыра, детские каракули с припиской «Ленка — дурка», номер телефона, записанный на измятой салфетке, вырезанные ножиком на трухлявой скамеечке два сердечка и «Оксана лю тя!», заявление на выдачу тебе под расписку пяти рублей и даже ту бумажку, когда ты расписывал ручку, влипая в ипотеку. Моруа подробно опишет маму, папу, брата Глеба, с которым вы всегда соперничали из-за Оксаны, и насколько Глеб не такой олег, как ты, хотя тоже немножко олег и сильно старается, но не может постичь всю чтойность всеолежности. Он откопает, что твой прапрапрадедушка когда-то чистил медные чайники, а прапрапрапрабабушка подставила подножку Александру Второму и заливисто хохотала над тем, как он укатился в пыль. Он залезет в самую глубину твоего дневника на ЖЖ, подобрав все пароли, и вытащит из небытия рассказ о том, как впечатлённый Хармсом ты пошёл на рынок смотреть, как будут резать задницы старухам, но никаких задниц не резали, поэтому ты просто посмотрел на бомжа и пошёл домой пить чай. Кстати, все твои пароли он тоже подберёт, договорится, с кем надо, поэтому Вконтач, Фейсбук, Твиттер, электронная почта и даже аська станут явными не только с лица, но и с изнанки, со всеми черновиками, неотправленными и «видными только для себя» записями. Что ты побледнел, Олежа, не хватайся за сердце, вот выпей водички. Биограф на то и биограф.

Моруа пойдёт за тобой по следам твоей жизни, как хорошо обученный пёс, носом в пятку. Знаешь, чем отличается гончая собака от борзой? Борзая смотрит и видит добычу, ориентируясь на зрение, а гончая идёт по запаху. Моруа — гончая, хотя и его глаза не назовёшь подслеповатыми. Он протащит за собой всю свору читателей и почитателей сквозь время и пространство, если уж за твой след зацепится. Ты больше никогда не будешь один, потому что даже в тот момент, когда ты будешь нежно поправлять на Оксане сползший рукав футболки «Гражданская оборона» и трепетать от неслучайно-случайного прикосновения к горячей ключице, Моруа заглянет через твоё плечо и всё зарегистрирует: «прикосновение – 1 шт., трепетание – 1 шт., напущено в штаны от восторга – 2 мл». Лучше бы тебе не сплоховать, Олег, большой брат Андрей следит за тобой и потом переведёт все эти сухие цифры в художественную реальность.

Единственное, где ты можешь расслабиться, Олег, и не бояться всевидящего ока, так это в творчестве. Моруа прилежно запишет все реакции на твои произведении, посмотрит, куда пошла волна, как на них отреагировали другие известные люди: Аркадий, Стёпа, Антон. Он прикинет твоё примерное место в вечности, где ты будешь стоять с точностью до сантиметра, но самого содержимого трогать не будет. Никакой оценки, ничего личного, никакого копания в тексте. Это вещь не для его биографий, так что переставай дрожать, Олег, не цепляйся судорожно за собрание своих сочинений, в них ты сможешь спрятаться. Правда, только метафизически.

С другой стороны, чёрт её задери, эту параллельную вселенную. В нашей реальности Моруа проделал всё то же самое с Виктором Гюго, и я более чем уверена, что тот при этом не кривлялся и не выглядел таким остолопом, как Олег. Так что хотите ли вы настолько погрузиться в жизнь знаменитого писателя — решать вам. Я при всём уважении к Андре Моруа не доверяю биографиям, потому что предпочитаю самостоятельно по крупинкам составлять мнение о том или ином писателе. Биография же всегда субъективна, даже если её автор старается быть максимально беспристрастным и честным. К тому же очень страшно, что вот напишут о человеке биографию, и он теперь не просто человек, пусть и великий писатель, а чей-то персонаж, и автор может подкрутить винтики или выставить свет так, что глядеть на человека будут под определённым углом. Иди, Олег, возьми печеньку и закрой дверь с другой стороны, я не буду больше тебя неволить. Порхай и резвись.

Заметки о читаемом в телеграме

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
6 слушателей
0 отзывов


TibetanFox написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Олегио, или Жизнь Олега

Как рассказать о методе Моруа при написании биографий, если вы никогда их не читали? Я не знаю, зато знаю, как нужно действовать в сложной ситуации. В любой запутанной ситуации зови на помощь Олега. Олег, иди сюда, садись. Не куксись, сегодня ты у нас побудешь знаменитым писателем, пусть и только теоретически. Выпрями спину и утрись, ты же не Буковски какой-нибудь там, а серьёзный классик. Сделай лицо поумнее, потому что о тебе сейчас будет писать Моруа. Ну что ты глаза вылупил? У нас же гипотетическая ситуация, так что где-то в параллельной вселенной Моруа живёт в двадцать первом веке и пишет про тебя, знаменитого писателя Олега, жирненький биографический том. Нет, это не даёт тебе право съесть все печеньки за этим столом, только в параллельной реальности. Не отвлекай.

Итак, Олежка, тебе придётся нелегко. Моруа вихрем пронесётся по твоему миру, перевернув каждый камень и заглянув в каждую дырочку и щёлку. Он опросит всех твоих знакомых, не только мам и пап, но и остальных, кого найдёт: семиюродных дедушек, сводных тётушек, продавщицу из газетного ларька, у которой ты брал «Советский спорт» много лет назад, девушку в кафе, которой ты случайно улыбнулся в конце девяностых, одногруппников из детского сада, которые вспомнят, как упоённо и артистично ты поедал козявки, стоя в тихий час посреди комнаты без штанов. Он найдёт каждый клочок текста, который ты когда-либо создал: записку о том, что нужно купить сыра, детские каракули с припиской «Ленка — дурка», номер телефона, записанный на измятой салфетке, вырезанные ножиком на трухлявой скамеечке два сердечка и «Оксана лю тя!», заявление на выдачу тебе под расписку пяти рублей и даже ту бумажку, когда ты расписывал ручку, влипая в ипотеку. Моруа подробно опишет маму, папу, брата Глеба, с которым вы всегда соперничали из-за Оксаны, и насколько Глеб не такой олег, как ты, хотя тоже немножко олег и сильно старается, но не может постичь всю чтойность всеолежности. Он откопает, что твой прапрапрадедушка когда-то чистил медные чайники, а прапрапрапрабабушка подставила подножку Александру Второму и заливисто хохотала над тем, как он укатился в пыль. Он залезет в самую глубину твоего дневника на ЖЖ, подобрав все пароли, и вытащит из небытия рассказ о том, как впечатлённый Хармсом ты пошёл на рынок смотреть, как будут резать задницы старухам, но никаких задниц не резали, поэтому ты просто посмотрел на бомжа и пошёл домой пить чай. Кстати, все твои пароли он тоже подберёт, договорится, с кем надо, поэтому Вконтач, Фейсбук, Твиттер, электронная почта и даже аська станут явными не только с лица, но и с изнанки, со всеми черновиками, неотправленными и «видными только для себя» записями. Что ты побледнел, Олежа, не хватайся за сердце, вот выпей водички. Биограф на то и биограф.

Моруа пойдёт за тобой по следам твоей жизни, как хорошо обученный пёс, носом в пятку. Знаешь, чем отличается гончая собака от борзой? Борзая смотрит и видит добычу, ориентируясь на зрение, а гончая идёт по запаху. Моруа — гончая, хотя и его глаза не назовёшь подслеповатыми. Он протащит за собой всю свору читателей и почитателей сквозь время и пространство, если уж за твой след зацепится. Ты больше никогда не будешь один, потому что даже в тот момент, когда ты будешь нежно поправлять на Оксане сползший рукав футболки «Гражданская оборона» и трепетать от неслучайно-случайного прикосновения к горячей ключице, Моруа заглянет через твоё плечо и всё зарегистрирует: «прикосновение – 1 шт., трепетание – 1 шт., напущено в штаны от восторга – 2 мл». Лучше бы тебе не сплоховать, Олег, большой брат Андрей следит за тобой и потом переведёт все эти сухие цифры в художественную реальность.

Единственное, где ты можешь расслабиться, Олег, и не бояться всевидящего ока, так это в творчестве. Моруа прилежно запишет все реакции на твои произведении, посмотрит, куда пошла волна, как на них отреагировали другие известные люди: Аркадий, Стёпа, Антон. Он прикинет твоё примерное место в вечности, где ты будешь стоять с точностью до сантиметра, но самого содержимого трогать не будет. Никакой оценки, ничего личного, никакого копания в тексте. Это вещь не для его биографий, так что переставай дрожать, Олег, не цепляйся судорожно за собрание своих сочинений, в них ты сможешь спрятаться. Правда, только метафизически.

С другой стороны, чёрт её задери, эту параллельную вселенную. В нашей реальности Моруа проделал всё то же самое с Виктором Гюго, и я более чем уверена, что тот при этом не кривлялся и не выглядел таким остолопом, как Олег. Так что хотите ли вы настолько погрузиться в жизнь знаменитого писателя — решать вам. Я при всём уважении к Андре Моруа не доверяю биографиям, потому что предпочитаю самостоятельно по крупинкам составлять мнение о том или ином писателе. Биография же всегда субъективна, даже если её автор старается быть максимально беспристрастным и честным. К тому же очень страшно, что вот напишут о человеке биографию, и он теперь не просто человек, пусть и великий писатель, а чей-то персонаж, и автор может подкрутить винтики или выставить свет так, что глядеть на человека будут под определённым углом. Иди, Олег, возьми печеньку и закрой дверь с другой стороны, я не буду больше тебя неволить. Порхай и резвись.

Заметки о читаемом в телеграме

KontikT написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мастер французского слова. Знаток человеческих душ.

Замечательная биография о таком интересном человеке , как Виктор Гюго.
Впервые прикоснулась к творчеству Гюго лет в 15, прочитав "Человек, который смеется" и потом просто проглотила все его книги, которые нашла в 10 томнике, но вот первые два тома были стихи и драма, я посчитала это неитересным для себя и отбросила не читая.
И вот благодаря Моруа открыла для себя Гюго поэта, не зря его назвали мастером французского слова- какие замечательные оказывается у него стихи и как много я пропустила когда то. Теперь у меня есть цель прочесть их. Конечно кое с какими автор познакомил читателя, но это просто мизер оказывается. Гюго писал их всегда на протяжении всей своей долгой жизни и они были главным в его творчестве, я по невежеству совершенно этого не знала.
Читая их я почему то приходила к мысли, что кое что я уже слышала ,возможнно это и так, но кое какие просто привели к размышлениям.
Хотела сравнить 2 строки написанные Гюго в 1819-1820

Я смею вам писать. Увы, как это мало!
Что передаст вам гладь бумажного листа?

и две строки написанные в 1823-1824 А.С.Пушкиным

Я к вам пишу -чего же боле?
Что я могу еще сказать?

Теперь наверно понятно , почему мне так понравились стихи Гюго, очень они красивые и очень .. как бы знакомо написанные.
Но мастер французского слова он не только в стихах- читая тогда же в 15 лет его "Человек, который смеется" мне захотелось завести блокнотом и туда записывать мысли, фразы писателя из книги- у меня получилась целая тетрадь, причем многие я помнила и использовала много лет.
Почему, я любя романы Гюго не удосужилась просесть его биографию я не знаю. И как же я была удивлена и потрясена узнав ее. Моруа отразил все этапы не только творчества писателя но и его политические взгляды и его деятельность и ту непростую эпоху. Теперь мое отношение к писателю изменилось, я узнала так много интересного о нем. Это личность.
Он был кумиром у современников. Не стану писать о политике его любимой Франции, его взглядах и то как влиял на политику, находясь в рядах этих политиком- его влияние было огромным и нужно об этом самому прочесть, кто захочет познакомится с Виктором Гюго.
Очень впечатлило как писатель вел себя в дни баррикад, как он помогал бедным, как он ратовал за свободу Франции. Он много сделал для Франции, но какой же он был деспот в личной жизни. Его оношения с женщинами это что-то за гранью, я не могла разобраться и понять в том, как же они могли жить вместе и как уживались, как терпели все это. Странно было.
И конечно его любовные похождения- ну просто невозможно поверить, что такое бесчисленно количество женщин теряли из-за него голову в любом возрасте, не вязались у меня 18 летняя девушка и седой старик, который до смерти только и делал , что изменял жене и наложнице, причем любил их по своему.
Моруа просто дотошно копается в жизни, творчестве и политической жизни героя. Он приводит неимоверно большое количество писем, счетов, отрывков из воспоминаний , заметок из жизни героя. Если вычленить эти цитаты, то будет половина книги. И именно этим ценна книга, потому что это именно подлинные документы, с которыми знакомит нас Моруа .
Ну и конечно стихами приводимые в книге. Их очень много и я обязательно их прочту теперь и возмещу то , что не приняла в 15 лет .

platinavi написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я уже читала биографию от Андре Моруа про Тургенева и меня немного расстроило, что самого Тургенева в книге не много. Тут та же история. Все начинается еще с родителей Гюго, очень долго нам рассказывали, какую важную роль играл отец в истории и политике Франции тех дней, и... Вот то, что мне кажется таким нелепым в книгах Золя (ох уж эти различия менталитетов) - жена бегает к королевской семье, жалуется на мужа (любовницы, скучает, мало денег) и тот (к примеру, король) начинает разбирать эти дрязги. Что за бред О___О Я вообще не понимаю французов. Ну ладно, зато маман (ударение на последний слог) дала сыну отличное образование (никаких школ, никаких колледжей, никаких учителей! Нравится писать? Пиши!). Со временем мы таки приходим к Виктору Гюго и тут, оказывается (стыд мне и позор) - он отличный поэт! Я всегда считала, что Гюго писал только толстенные книги (как французам и положено, "слова - деньги"), но нет, он писал потрясающие стихи и здесь приведено их великое множество (часть из них даже казались знакомыми). А потом Виктор взрослеет и "старая шарманка вновь поет..." Моруа уносит в степи мне совершенно неинтересные. Он рассказывает про любовниц Гюго, про любовников любовниц Гюго и... я думаю, вы поняли. При этом приводятся огромные количества цитат из писем, что с одной стороны не плохо - историческая ценность, отображение эпохи; с другой стороны, сор из дома и не всегда уместный.
Книгу читать было невообразимо скучно и интересно (мне интересна тематика в целом, интересны были отдельные части книги, но ужасно скучно, из-за всех этих любовниц и "лишних людей"). Проблема в том, что в ней слишком много для меня ненужного (плюс мои проблемы с французским менталитетом). К Андре Моруа никаких претензий (тем более, очень люблю его язык), но хочется теперь прочитать биографию Гюго, от, я не знаю, русского писателя? Может он больше внимания уделит творческому миру писателя, а не его женщинам?

vitac написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Андре Моруа (фр. André Maurois, настоящее имя Эмиль Эрзог, Émile-Salomon-Wilhelm Herzog, 1885—1967), французский писатель. Впоследствии псевдоним стал его официальным именем.
Происходил из состоятельной семьи обратившихся в католицизм евреев из Эльзаса, выбравших после 1871 года французское подданство и переселившихся в Нормандию. В 1897 году Эмиль Эрзог поступил в Руанский лицей. В шестнадцать лет ему присуждают степень лиценциата. По совету одного из своих учителей, Эмиля Шартье, после окончания курса вместо продолжения учёбы в Эколь Нормаль поступил служащим на суконную фабрику отца. Во время Первой мировой войны служил военным переводчиком и офицером связи. В 1918 году Моруа публикует роман «Молчаливый полковник Брамбл», с которым добивается успеха как во Франции, так и в Великобритании, а также США. После войны работает сотрудником редакции журнала «Круа-де-фё».
Участник французского Сопротивления.
Моруа утверждал, что «время, проведенное с женщиной, нельзя назвать потерянным». -информация с сайта «Либрусек».
Судя по цитате, Моруа был великий любитель женского пола :) , поэтому очень много страниц «Олимпио» отведено женщинам, которые сыграли более чем важные роли в судьбах семейства Гюго да и не только их.
Ох уж эти женщины, ломающие судьбы, жизни и дарящие бессмертие!
Поэтому, если бы я писала историю жизни Виктора Гюго, я бы дала бы ее еще и второе название, примерно такое: «Ищите женщину…»
Итак, все началось еще с отца Виктора Гюго, пылкого и неутомимого в любовных баталиях, капитана Леопольда Гюго. Вот повезло ему встретить на своем пути ( и конечно жениться ) юную сироту бретонку Софи Требюше, обладающую

характером решительным и независимым, вдобавок она не верила в Бога, была добра и великодушна; она смело скакала верхом на лошади в окрестностях Шатобриана по дорогах с высокими откосами…


Молодой Гюго, даже после двух лет брака, был невероятно влюблен в Софи, а

ей немного надоели шумные разглагольствования мужа и его вольные шуточки, ей досаждал чрезмерный любовный пыл этого могучего мужчины с бычьей шеей. Но она все терпела, будучи женщиной скрытной, упорной и властной


В браке у них родились три сына: Абель, Эжен и Виктор. А могло бы быть еще больше, если бы в один прекрасный день Софи не попросила своего мужа дать ей «отдых от супружества». Софи уже просто изнемогала от роли просто жены, а ведь ей с такими-то задатками хотелось чего-то большего, например, борьбы, подвигов, тайных заговоров против Наполеона и преклонения перед настоящим героем сопротивления. Ну и конечно она его нашла этого героя или слепила сама, как в той песне «я его слепила из того, что было…» - им стал генерал Лагори. Судьба которого была очень печальной и все благодаря Софи.
Ну а настоящий супруг Софи и отец Виктора Гюго не стал уж сильно расстраиваться и быстро нашел утешение в объятиях другой не менее пылкой женщины, чем он сам, с которой и прожил всю жизнь.
Мальчики Гюго находились под очень сильным влиянием своей матери.
Нельзя сказать, чтобы оно было отрицательным, хотя воспитание матери уж очень сильно отличалось от норм воспитания принятых в других семьях уровня генерала Гюго: никаких школ, никакой религии, полная свобода и жизнь в гармонии с природой. Из учителей только мать и приходящий старичок-учитель.
Между тем, все три мальчика сочиняли прекрасные стихи, читали, считали, знали языки, и когда же все-таки пришла пора пойти учиться, Виктор свободно переводил «Тацита».
Может так и стоит воспитывать гениев?
И вот Виктору 20 лет. Он прекрасный поэт, тонко чувствующий мир и окружающих, и, конечно влюблен, к счастью, взаимно, в прекрасную Адели Фуше, которая и станет его женой и именно она подарит ему детей. Сколько всего у них еще впереди: и счастья и горя! Но сейчас Виктору только 20 лет и живет «в строжайшем целомудрии. Он хотел, чтобы это тоже стало достоинством в глазах его невесты и даже пишет ей:

Ты была мне оплотом против всех других женщин, ты первая женщина, которую я сжимал в объятиях, единственная кого я буду обнимать…


И эту верность своей Адели Виктор мог бы хранить ооочень долго, а может быть и всю жизнь, если бы не сама Адели.
Виктору примерно 28-29 лет, его талант поэта признан всеми, он любим и почитаем, купается в лучах славы и жаждет плотской любви, которая может подарить ему Адель, но она «почти всегда беременная или кормящая, очень усталая, отнюдь не разделяла пламя чувственности, которое сжигало этого «пьяного сборщика винограда».
А там в кругу вхожих в дом Гюго появляется некий молодой критик Сент-Бёв, который и стал властвовать над умом и сердцем все еще прекрасной Адели.
Разве мог Виктор спокойно смотреть на это?

Оставшись наедине с Адели, он устраивал ей сцены. Сперва она старалась утихомирить его кротостью. Затем теряла терпение: «Разве я виновата, что меньше тебя люблю, когда ты меня мучаешь?»….Чтобы успокоить его, она просила его всегда быть третьим, когда приходит Сент-Бёв; возможно, это была женская хитрость, которая, однако, лишь усиливала опасения мужа.


И Виктор пускается во все тяжкие. И именно с этого времени он становится неутомимым ловеласом, которого постоянно окружают женщины, ищущие его благосклонности.
Последним заключающим аккордом в супружеской жизни Виктора и Адели становится письмо Адели (ей в это время 33-34 года!!!) :

Не лишай себя ничего. Что касается меня, то мне утехи не нужны, я хочу только спокойствия. Я очень стара…У меня лишь одно желание – чтобы те, кого я люблю, были счастливы…Да делай ты, что хочешь, лишь бы тебе было хорошо…


Но и для Сент-Бёва сердце Адели закрывается навсегда.
После этого официального благословения, их брак становится просто очень хорошими партнерскими отношениями и в жизни Гюго появляется еще одна женщина, преданно обожавшая его до конца своей жизни – Жюльетта Друэ. Она посвятила всю свою жизнь служению только одному человеку – Виктору Гюго и это именно она называла его «Олимпио». А Гюго…, думаю, он смог оценить ее значение в своей жизни, только после ее смерти. Сколько раз, совсем незаслуженно, он обижал ее!
Женщина, достойная отдельной книги и отдельного рассказа.
«Олимпио» - емкая и великолепная книга и не удивительно, сам Гюго – человек, который останется в памяти потомков навечно.
Гюго умер в возрасте 80 лет 22 мая 1885 года, и если бы не воспаление легких, он мог бы еще прожить не менее десятка лет.

Даже в последние дни в нем жил еще фавн, призывающий к себе нимф. В своей записной книжке, он еще отметил восемь любовных свиданий, и последнее из них произошло 5 апреля 1885 года


Но, Господи, что за человек! За его талант можно ему простить все, что угодно!

Торжественное похоронное шествие проводило Виктора Гюго с площади Звезды до Пантеона. За гробом шло 2 миллиона человек…Впервые в истории человечества нация воздавала почести поэту, какие до тех пор оказывались лишь государям и военачальникам


Книга прочитана в рамках флеш-моба "Урок литературовдения №3"

Coffee_limon написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

200 книг, более тысячи статей... Романы, новеллы, критические статьи и философские эссе... Литературные мемуары и исторические труды... Биографии!
Я увлеклась творчеством Моруа еще лет в 18 и тогда перетаскала из библиотеки все, что нашла. В том числе и "Олимпио, или жизнь Виктора Гюго". Тогда меня занимал только Моруа, но я дала себе обещание, что прочту и Гюго. Теперь - наконец-то - увлекшись Гюго, я вспомнила об этой книге и еще раз с удовольствием перечитала жизненный путь великого французского романтика.

Моруа говорил: "Писать биографию означает, по сути дела, утверждать свою веру в человеческую личность... Для меня биография является одной из форм истории, потому что я считаю человека не только объектом, подчинённым законам истории, но и её творцом". И он верит в личность, которую сделал героем своего романа. Биографию действительно читаешь как роман. Это не сухие факты, это "жизнь, рассказанная". Не выпячивание гениальности, не насмешка над кумиром. Просто жизнь, собранная по крупицам: вот он, Гюго, а любить ли, жаловать ли - вам решать.

"Почему Гюго? Да потому, что он самый большой французский поэт и необходимо узнать его жизнь, чтобы понять противоречивую натуру этого гениального художника. Как этот осторожный, бережливый человек был вместе с тем щедрым; как этот целомудренный юноша, этот примерный отец семейства стал на склоне лет старым фавном; как этот легитимист превратился в бонапартиста, а затем в патриарха Республики; как этот пацифист лучше всех воспел знамена Ваграма; как этот буржуа предстал в глазах буржуа мятежником, - все это должен объяснить каждый биограф Виктора Гюго. За последние годы прояснился ряд обстоятельств его жизни, было опубликовано много писем и записных книжек; я задумал обобщить разрозненные документы и попытался добиться, чтобы из них возник облик человека".

И ведь любишь, жалуешь. Тем более, что биография получилась такой трогательной и романтичной! "Он познал все: великую любовь, великую славу, великое страдание".
Кстати, Андре Моруа родился в 1885 году. В год, когда умер Виктор Гюго. Возможно, это не простое совпадение дат? Но сам Моруа говорит: "Я еще не знал грамоты, но уже с волнением слушал, как мать читала нам "Бедных людей", в пятнадцать лет я был потрясен, прочитав "Отверженных"; всю жизнь я открывал новые стороны его гения. Как и многие читатели, я лишь постепенно постиг красоту его больших философских поэм. И наконец, я прочел и полюбил последние стихи старого Орфея и нашел в сборниках "Все струны лиры", "Мрачные годы" и "Последний сноп" прежде неведомые мне шедевры".
Вот и меня, после очередного перечитывания "Олимпио, или жизнь Виктора Гюго" с еще большей охотой потянуло к "Отверженным.

admin добавил цитату 1 год назад
Обидно, когда любишь своих друзей больше, чем они тебя. Говорю это с полным основанием и в отношении себя, и в отношении этих самых друзей, ведь бесконечное множество вещей занимает их больше, чем "священное пламя дружбы".
admin добавил цитату 1 год назад
"Через сто лет не будет больше войн, не будет папы, а дуб будет огромным".
Из этих трёх предсказаний сбылось только одно. Дуб стал огромным.
admin добавил цитату 1 год назад
Братья Гюго влюблялись всем семейством
admin добавил цитату 1 год назад
У него [Гюго] были враги. Успех всегда их порождает, - надо обладать величием души, чтобы переносить чужую славу.
admin добавил цитату 1 год назад
Наши судьбы и наши намерения почти всегда играют невпопад.