Исаак Зингер - Фокусник из Люблина

Фокусник из Люблина

4
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Роман Нобелевского лауреата Исаака Башевис Зингера 'Фокусник из Люблина` удивительно полифоничен и выразителен, как и сам местечковый фокусник Яша, обладающий гениальностью Казановы, магнетизмом Калиостро и духовной силой затворников-чудотворцев. Безупречный стиль и яркий этнографизм вполне соответствуют репутации классика еврейской литературы, которая прочно закрепилась за Исааком Башевис Зингером Общее время звучания: 8 часов 28 минут

Лучшая рецензияпоказать все
pororo написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Моя прошлая рецензия оказалась в некотором роде пророческой. Это был октябрьский тур «Долгой прогулки» и моя личная еврейская осень, прошедшая под надзором братьев Ашкенази Зингер. Мазохист внутри меня надеется, что к ноябрю организаторы игры обнаружат где-нибудь третьего брата и подарят мне возможность собрать личный осенний еврейский джекпот.
Я прочитала не просто роман, а притчу, сюжет которой развивается по траектории падающего с высоты мяча. Читатель знакомится с люблинским фокусником Яшей, когда тот на пике своей удачливости, и имеет возможность подсмотреть все подробности его падения, которое, в конечном счёте, и не падение вовсе. И этот еврейский Раскольников горько кается в преступлении, которое он лишь попробовал совершить.
Проблема люблинского штукаря в том, что он ни во что не верит, а в собственной исключительности не сомневается. Любимец женщин, уважаемый человек среди воров, умелец по части различных фокусов, гипнотизёр, он бесконечно уверен в себе и знает, как всё будет наперёд. Он – право имеющий, пока случай жёстко не возвращает его с небес на землю. И тогда кающемуся еврею ничего не остаётся, как заживо похоронить себя в кирпичной будке в попытке найти прощение и место где-то там. Но шутка в том, что и здесь фокусника догоняет слава и признание. Яша талантлив во всём, так же как и во всём радикален. И эта несгибаемость, стержнем поддерживающая моё положительное мнение о герое, вызывает удивление и восхищение.
Достоевский так точно и подробно описал горячку человека, совершившего преступление, что попытки Исаака Зингера описать её же ввергли в пучину ностальгии, а потом уже в саму атмосферу лихорадки. И мне, читателю, трудно осознать, где заканчивается авторское и начинается додуманное, но это не делает всё происходящее менее реалистичным.
В отличие от романа «Братья Ашкенази», остовом которого было еврейство, роман «Фокусник из Люблина» мог бы приключиться с любым, ведь Исаак Зингер играет на сравнении одного с другим, а не на конкретике. Яша выбирает между своей и чужой верой, женой и любовницей, родиной и заграницей, грешной свободой и искупляющим заточением. И в данном контексте совершенно не важны отправные точки этого выбора. Главное, что у героя хватает сил, а может и слабости, его сделать.

Выражаю благодарность своей команде ("Турнбулева синь"), которая благосклонно уступила мне право выбора книги первой, чтоб я могла больше не читать про евреев.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов


pororo написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Моя прошлая рецензия оказалась в некотором роде пророческой. Это был октябрьский тур «Долгой прогулки» и моя личная еврейская осень, прошедшая под надзором братьев Ашкенази Зингер. Мазохист внутри меня надеется, что к ноябрю организаторы игры обнаружат где-нибудь третьего брата и подарят мне возможность собрать личный осенний еврейский джекпот.
Я прочитала не просто роман, а притчу, сюжет которой развивается по траектории падающего с высоты мяча. Читатель знакомится с люблинским фокусником Яшей, когда тот на пике своей удачливости, и имеет возможность подсмотреть все подробности его падения, которое, в конечном счёте, и не падение вовсе. И этот еврейский Раскольников горько кается в преступлении, которое он лишь попробовал совершить.
Проблема люблинского штукаря в том, что он ни во что не верит, а в собственной исключительности не сомневается. Любимец женщин, уважаемый человек среди воров, умелец по части различных фокусов, гипнотизёр, он бесконечно уверен в себе и знает, как всё будет наперёд. Он – право имеющий, пока случай жёстко не возвращает его с небес на землю. И тогда кающемуся еврею ничего не остаётся, как заживо похоронить себя в кирпичной будке в попытке найти прощение и место где-то там. Но шутка в том, что и здесь фокусника догоняет слава и признание. Яша талантлив во всём, так же как и во всём радикален. И эта несгибаемость, стержнем поддерживающая моё положительное мнение о герое, вызывает удивление и восхищение.
Достоевский так точно и подробно описал горячку человека, совершившего преступление, что попытки Исаака Зингера описать её же ввергли в пучину ностальгии, а потом уже в саму атмосферу лихорадки. И мне, читателю, трудно осознать, где заканчивается авторское и начинается додуманное, но это не делает всё происходящее менее реалистичным.
В отличие от романа «Братья Ашкенази», остовом которого было еврейство, роман «Фокусник из Люблина» мог бы приключиться с любым, ведь Исаак Зингер играет на сравнении одного с другим, а не на конкретике. Яша выбирает между своей и чужой верой, женой и любовницей, родиной и заграницей, грешной свободой и искупляющим заточением. И в данном контексте совершенно не важны отправные точки этого выбора. Главное, что у героя хватает сил, а может и слабости, его сделать.

Выражаю благодарность своей команде ("Турнбулева синь"), которая благосклонно уступила мне право выбора книги первой, чтоб я могла больше не читать про евреев.

admin добавил цитату 1 год назад
В опере певец может скрипеть, как телега, или ухать совой, но если он пел в Италии, все хлопают и кричат: «Браво!»