Анатолий Приставкин - Долина смертной тени

Долина смертной тени

3.9
1 хочет послушать 10 рецензий
9 часов 31 минуту
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Одна из самых страшных книг, написанных в нашей стране в постсоветское время. Анатолий Приставкин, советник Президента РФ по вопросам помилования, исследует корни российской преступности. Перед нами чередой проходят маньяки и детоубийцы, насильники и садисты, сверхчеловеки с извращенной психикой и просто пьяницы, готовые из-за стакана водки зарезать собутыльников. Каждый день рядом с нами - здесь и сейчас - происходят десятки жутких преступлений. В романе, отправной точкой которого стала работа А.Приставкина в Комиссии по помилованию, нет сгущения красок - а лишь протокольная точность, нет смакования деталей - а лишь подробности судебных приговоров, нет морализаторства - но есть призыв к милосердию для тех, кого еще можно вернуть к нормальной жизни, и боль писателя за наше жестокое общество, породившее зверей в человеческом облике и не способное противопоставить им ничего, кроме смертной казни.

Лучшая рецензияпоказать все
dashastrogaya написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Вся наша работа по помилованию представляется мне такой же безнадежной попыткой подняться по лестнице, которая на самом деле ведет вниз. (Анатолий Приставкин)

Анатолий Приставкин - с 1992 г. по 2001 г. Председатель Комиссии по помилованию при Президенте РФ. За 10 лет его работы в комиссии 57 тысячам заключенных был смягчен приговор, а почти 13 тысячам смертная казнь была заменена пожизненным заключением.

Смертная казнь - тема, которая обсуждалась, обсуждается сейчас и будет обсуждаться. У меня всегда к этому вопросу было спорное отношение. Тут же явно две стороны одной медали:
1. Казнить. Но вспомнив историю Александра Кравченко, которого в 1983 году расстреляли по приговору суда за первое убийство самого известного ростовского маньяка Андрея Чикатило, появляются сомнения. Ведь случай с Кравченко - не единственный. Не знаю, как дела обстоят в других странах, но знаю совершенно точно, что в России очень часто стремятся быстрее закрыть дело. И от этого становится страшно. Страшно, если представить сколько может быть вот таких вот Александров Кравченко.
2. Миловать. Но как, я спрашиваю КАААК можно миловать убийц и маньяков, матерей, которые издеваются над своими детьми и отцов, которые насилуют своих дочерей? "Если их судьбу будет своей подписью решать Борис Николаевич, то попросить бы его одним росчерком отправить таких на небо, чтобы не засоряли нашу и без того несчастную землю". Разве заслуживают они жизни? Но вправе ли мы отправлять на плаху тех, кому мы жизнь не давали?

Поэтому на вопрос: казнить или миловать, крайне сложно дать однозначный ответ. Даже боюсь представить, каково это: решать вот так чью-то судьбу, жить человеку или умирать.
Анатолий Приставкин не хотел давать согласие на работу в комиссии, но тем не менее, вот - он здесь. Перед ним зеленые и голубые папки. И судьбы людей, которые ждут решения - его и комиссии. Перед нашими глазами проносятся жуткие истории. И так страшно, Господи, так страшно от бессмысленной, бесполезной и зачастую пьяной жестокости, у которой нет ни объяснений, ни причин. "Пили двое. Муж стал выражать недовольство приготовленным женой обедом. Она взяла кухонный нож и убила его". Что это? Куда же мы катимся?!!
Когда только приступаешь к чтению дел, действительно хочется всех расстрелять без разбора. Но когда доходишь до ходатайств, возникают сомнения и даже жалость. Но жалость вряд ли к преступникам, а к их семьям, матерям и детям. Для меня было открытием, что тела приговоренных к смертной казни, и в дальнейшем расстрелянных, не отдают родным. Это шокирует.
Мурашки по коже от некоторых писем. Люди, которые убивали других, пишут о ценности своей жизни, и просят сохранить ее. Но почему, когда у них был выбор, они поставили запятую после казнить. И тем не менее, они пишут, умоляют... И ждут...ждут, иногда годами. Из письма одного из преступников: "Я за применение смертной казни, так как альтернатива ее - пожизненное заключение мне не нужно и даром".

Вряд ли это благодарная работа, так как статистика показывает, что большинство россиян ЗА смертную казнь. Но если вспомнить дело Александра Кравченко, то хочется верить, что благодаря комиссии такие истории не завершились расстрелами.
Наверное, я отчасти мазохист, раз люблю такие жуткие, и главное - документальные книги, после прочтения которых не знаешь куда себя деть, и вообще что делать, как жить дальше здесь, в мире, где правит такая бессмысленная жестокость.

С 16 апреля 1997 года в России запрещено применять смертную казнь. Последняя казнь была приведена в исполнение в 1996 году.

3/51

Мои самые искренние благодарности lost_witch за персональную рекомендацию к флэшмобу 2013. Это было именно то, что нужно! Спасибо!

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
1 слушателей
0 отзывов


dashastrogaya написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Вся наша работа по помилованию представляется мне такой же безнадежной попыткой подняться по лестнице, которая на самом деле ведет вниз. (Анатолий Приставкин)

Анатолий Приставкин - с 1992 г. по 2001 г. Председатель Комиссии по помилованию при Президенте РФ. За 10 лет его работы в комиссии 57 тысячам заключенных был смягчен приговор, а почти 13 тысячам смертная казнь была заменена пожизненным заключением.

Смертная казнь - тема, которая обсуждалась, обсуждается сейчас и будет обсуждаться. У меня всегда к этому вопросу было спорное отношение. Тут же явно две стороны одной медали:
1. Казнить. Но вспомнив историю Александра Кравченко, которого в 1983 году расстреляли по приговору суда за первое убийство самого известного ростовского маньяка Андрея Чикатило, появляются сомнения. Ведь случай с Кравченко - не единственный. Не знаю, как дела обстоят в других странах, но знаю совершенно точно, что в России очень часто стремятся быстрее закрыть дело. И от этого становится страшно. Страшно, если представить сколько может быть вот таких вот Александров Кравченко.
2. Миловать. Но как, я спрашиваю КАААК можно миловать убийц и маньяков, матерей, которые издеваются над своими детьми и отцов, которые насилуют своих дочерей? "Если их судьбу будет своей подписью решать Борис Николаевич, то попросить бы его одним росчерком отправить таких на небо, чтобы не засоряли нашу и без того несчастную землю". Разве заслуживают они жизни? Но вправе ли мы отправлять на плаху тех, кому мы жизнь не давали?

Поэтому на вопрос: казнить или миловать, крайне сложно дать однозначный ответ. Даже боюсь представить, каково это: решать вот так чью-то судьбу, жить человеку или умирать.
Анатолий Приставкин не хотел давать согласие на работу в комиссии, но тем не менее, вот - он здесь. Перед ним зеленые и голубые папки. И судьбы людей, которые ждут решения - его и комиссии. Перед нашими глазами проносятся жуткие истории. И так страшно, Господи, так страшно от бессмысленной, бесполезной и зачастую пьяной жестокости, у которой нет ни объяснений, ни причин. "Пили двое. Муж стал выражать недовольство приготовленным женой обедом. Она взяла кухонный нож и убила его". Что это? Куда же мы катимся?!!
Когда только приступаешь к чтению дел, действительно хочется всех расстрелять без разбора. Но когда доходишь до ходатайств, возникают сомнения и даже жалость. Но жалость вряд ли к преступникам, а к их семьям, матерям и детям. Для меня было открытием, что тела приговоренных к смертной казни, и в дальнейшем расстрелянных, не отдают родным. Это шокирует.
Мурашки по коже от некоторых писем. Люди, которые убивали других, пишут о ценности своей жизни, и просят сохранить ее. Но почему, когда у них был выбор, они поставили запятую после казнить. И тем не менее, они пишут, умоляют... И ждут...ждут, иногда годами. Из письма одного из преступников: "Я за применение смертной казни, так как альтернатива ее - пожизненное заключение мне не нужно и даром".

Вряд ли это благодарная работа, так как статистика показывает, что большинство россиян ЗА смертную казнь. Но если вспомнить дело Александра Кравченко, то хочется верить, что благодаря комиссии такие истории не завершились расстрелами.
Наверное, я отчасти мазохист, раз люблю такие жуткие, и главное - документальные книги, после прочтения которых не знаешь куда себя деть, и вообще что делать, как жить дальше здесь, в мире, где правит такая бессмысленная жестокость.

С 16 апреля 1997 года в России запрещено применять смертную казнь. Последняя казнь была приведена в исполнение в 1996 году.

3/51

Мои самые искренние благодарности lost_witch за персональную рекомендацию к флэшмобу 2013. Это было именно то, что нужно! Спасибо!

panda007 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Так получилось, что читала я эту книгу параллельно с романом Мурлева. В этом романе есть жуткий эпизод: для того, чтобы поднять моральный дух разлагающейся армии, каждую неделю расстреливают дезертира. А если дезертира нет, его "придумывают", то есть назначают дезертиром невиновного. Солдаты об этом, естественно, не знают, дезертиров ненавидят, и невинные продолжают гибнуть.
Книга Приставкина начинается практически с такого же эпизода. Молодой человек по фамилии Кравченко признан виновным в изнасиловании несовершеннолетней. И казнен. А потом выяснилось, что доказательства частично сфабрикованы, и человек невинен. И ещё страшнее, что это было первое дело небезызвестного маньяка Чикатило, и если бы расследование велось лучше, не погиб бы не только невиновный взрослый, но и несколько десятков детей и женщин.
Вот такие ужасы происходит не страшноватом мире, выдуманном Мурлева, а во вчерашней России. И в сегодняшней дела обстаят ничуть не лучше. Интересующиеся могут обратиться сюда:
http://www.prison.org/law/pomil/index.htm
А что же Приставкин? Приставкин пишет неторопливый рассказ о том, как не хотел участвовать ни в какой комиссии. И как много было людей, которым такая комиссия была не нужна. Потому что в нашей стране наказывать любят гораздо больше, чем миловать. На всякий случай. Пусть даже невинных. Национальная традиция такая.
Что же заставляет людей участвовать в безнадёжных мероприятиях? Наивность? Тщеславие? Желание переделать мир? Интеллигентские замашки? Или, действительно, милосердие, сочувствие к людям, обострённое чувство справедливости? Нет ответа. У каждого свой путь.
Книга из тех, после которых хочется стучать головой о стену. Потому что статистика ужасающая и, мало-мальски зная родную страну, подозреваю, что цифры ещё преуменьшены. Страна спивается. Страна звереет. За державу обидно.

lost witch, суровые книги читаете. Респект и уважуха

karolenm написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Эту книгу нельзя причислить к страшным триллерам, держащим в напряжении. Нельзя отнести к детективам. Нельзя - к притчам.
К чему можно отнести размышления много пережившего человека, увидевшего в зрелом возрасте еще и такое - людей, уже получивших "высшую меру наказания" за свою жизнь? нет такого жанра.
Я немало читала жутких творений, измышлений, может в чем то и описанным "на реальных событиях". Но от этой книги мне стало воистину жутко. Опять все тот же вопрос : казнить нельзя помиловать и расставление верных знаков препинания. Опять те же За и Против.Все те же библейские "око за око" и "не убий", все те же материнские, и все те же крики души пострадавших.
Анатолий Приставкин, входивший в Комиссию по помилованию, тоже решает для себя эти же вопросы. Его позицию я во-многом понимаю : недопустимо помилование к преступникам, глумившимся над детьми. Но если ребенок вырос в девушку, женщину , что - более допустимо, чтобы ее зверски убили? Понять и простить? Без спекуляций, просто для себя , насколько легко будет решить вопрос об убийстве человека за грехи?
Мораторий на смертную казнь ,насколько он оправдан? Аргументы из Вики

Аргументы «против»
Возможность судебной ошибки
Отсутствие борьбы с причиной
Противоречие международным нормам
Аргументы «за»
Защита общества
Сдерживающее воздействие
Экономическая несправедливость пожизненного заключения
Месть
Смертная казнь как акт гуманизма


Мне кажется та простота, с которой таковое решение может быть принято и показывает, насколько далеко ушел тот, или иной, от первобытно-общинного строя. Этот приговор будет приводится в исполнение. И человек, этим ведающий получает "ключи от ада" в собственные руки, все то же убийство, дозволенное государством и оправданное, но тем не менее все равно оно будет воздействовать на человека. Корежить , изменять. Не зря писатель приводит столько примеров.
Я сама часто думала - "Чего заслуживает человек, который делал такое (сколько их, всяких кошмаров)? позволять ему жить? продолжать калечить, убивать?" . С другой стороны, все таки оставили в живых, может быть ему будет страшнее осознание того, что сделано?
А будет ли оно?
Книга невелика, но тяжела неимоверно. Такое не советуют.

-273C написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Ну что, смертнички, вкусим жесткой нонфикшн-литературы? Занесло хорошего человека Приставкина в лихие 90-е в комиссию по помилованию. Надо сразу оговориться, что ни с личностью, ни с творчеством автора помимо рассматриваемой книги я не знаком, но на основании этого текста вырисовывается образ писателя "деревенской прозы" и почвенника, симпатичного и довольно интеллигентного дядьки, но не без задвигов. И вот по велению сердца вовлекается такой товарищ в комиссию, задача которой - вносить милосердие в тленную нашу с вами жизнь. Милосердие почему-то решено проявлять в наиболее запущенных случаях, когда преступления весьма и весьма тяжкие. Соответственно, Приставкин обрекает себя на то, чтобы читать и пропускать через себя кипы уголовных дел, в которых вся мерзость человеческая. Из пересказов таких дел и рассуждений вокруг книга в основном и состоит. Язык - довольно своеобразный, стилистика - плачущая, но с содержанием сочетается весьма. Истории в книге очень жесткие, реальность злее и изобретательнее литературы, временами все это напоминает жестокий сюр, вот только происходит не на сцене и кровь настоящая. И мне лично на этом фоне остаются непонятными итоговые устремления членов комиссии. Единственный разумный аргумент contra - высокая вероятность судебной ошибки либо намеренной фальсификации. Остальное - маловразумительное интеллигентское чистоплюйство какое-то: тех, кто насилует деток - сразу нет, а насчет тех, кто насилует девок, еще можно подумать. Ну психозные еще туда-сюда, может, можно их более-менее привести в чувство и к чему-то приспособить. А что делать с армией садистов, алкашей, бандитов, подонков? Понять, простить и заменить вышку пожизненным? Не очень-то гуманно звучит, и автор сам это осознает; осознают это и многие осужденные, которые вместо прошений о помиловании просят, напротив, кончать уже побыстрее всю эту судебно-бюрократическую волынку. Наверное, я уже просто не в достаточной степени идеалист.

Откуси мне сердце, Чикатилонька,
Одари своими ты меня дарами,
Роль исполни нежного кадильника
В этом тварном храме, в этой как бы драме.
Вновь ни с чем останется милиция,
Буду безвозмездно я тебе дарован.
Буду вечно за тебя молиться я,
Чтоб ты был здоровым.
Нить к тебе протянется незримая,
Ратям про тебя я расскажу и сонмам.
Хлопья света на тебя низрину я,
Чтобы в темном мире не скучал ты сонным,
Чтоб во тьме не ползал ты улиткою,
Чтобы с грубой смертью не играл ты в прятки.
Если встанешь утром ты с улыбкою -Значит, все в порядке!


"Пташечки осенние", фрагмент.

lost_witch написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Кто говорил, что Санаев - ад?
Чушь.
Санаев - это так, предбанник, мини-ад.

Вкратце из аннотации: Анатолий Приставкин, русский писатель, автор всем известного романа "Ночевала тучка золотая" был приглашен работать Председателем комиссии по помилованию при Президенте РФ (а именно, при Ельцине). Вообще, в эту комиссию входило много известных литераторов и общественных деятелей, в т.ч. Булат Окуджава, Лев Разгон и пр. И вот - все эти люди, которые "нервами наружу", занимались рассмотрением ходатайств о помиловании смертников, а также других осужденных.
В книге ни грамма кровавых ужасов и ни грамма литературы в общепринятом понимании. Только сухие выдержки из дел, цитаты тех самых ходатайств, многие из которых занимают до 100 страниц (а что же им там делать, перед смертью-то), стихи заключенных и размышления самого Приставкина о том, как же это - миловать и жалеть.
Это - ад.
Я ведь тоже была "за" смертную казнь. Но мне даже в голову не могло прийти, что приговоренные к высшей мере получают определенный срок на написание ходатайств, пишут их, а потом ждут решения. Год. Два. Три... Это же с ума сойти. Мертвый человек ждет смерти.
И еще: ведь и Чикатило писал прошение о помиловании.

Самое страшное - это не конкретные дела, самое страшное - это то, что нет возможности дать людям другую жизнь, которая бы не приводила к страшным финалам.

Уфффф... А ведь книжку всучила библиотекарь, тургеневская девушка. Убеждаюсь, что гражданскую позицию по какому-либо вопросу можно иметь только в случае абсолютного знания проблемы. А знание - ой, как сложно получить.

admin добавил цитату 1 год назад
Желающих казнить у нас и так много, а не желающих по пальцам пересчитать можно...
admin добавил цитату 1 год назад
Все мы немного арестантики, ибо живем в стране, где тюрьма чуть ли не форма существования.
admin добавил цитату 1 год назад
Пенсионер, купив на всю пенсию двадцать пять бутылок вина, пил со знакомой неделю и лишь потом ее прибил. А прибил за то, что она успела потребить из тех двадцати пяти бутылок больше, чем он сам.
admin добавил цитату 1 год назад
Совсем недавно, во время обсуждения, мы вдруг узнали, что двое убивали друг друга вафельницей, хрустальной вазой и хрустальной пепельницей, из чего смогли справедливо
заключить, что уровень жизни у нас прилично-таки вырос.
admin добавил цитату 1 год назад
Недавно прочитали про убийство с помощью… домашней тапочки! Хотелось воскликнуть: какая мягкая смерть.