Рецензии на книгу «Большая игра» Леопольд Треппер

Игорь Мурашко 21 ч. 12 мин.
"Эта книга - воспоминания советского разведчика Леопольда Треппера, руководившего деятельностью разведывательной организации <<Красный оркестр>> (другое название <<Красная капелла>>), действовавшей в европейских странах до и во время второй мировой войны. Его имя с полным правом может быть поставлено в один ряд с именами наиболее крупных советских разведчиков. Теперь, когда в нашей стране постепенно исчезают ""белые пятна"" в освещении исторических событий, российский читатель может получить...
Inku написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Хлестаков от разведки

Леопольд Треппер — советский резидент времен Второй мировой и руководитель знаменитой «Красной капеллы» (которая в этой книге называется «Красным оркестром»). Типичная судьба авантюриста (в классическом понимании термина) XX века: польский еврей, проникнувшись коммунистическими идеалами, сначала продвигал их на родине, потом бежал в Палестину, оттуда во Францию, дальше — по линии Коминтерна — в Москву, где и переквалифицировался в шпиона-нелегала. Формирование резидентуры в Бельгии и Франции, провал, два года игры (игры ли? — этих двойных/тройных агентов не поймешь) с гестапо, побег (побег ли?), год на нелегальном положении в Париже, возвращение в январе 1945 года в Москву, 10 лет лагерей, реабилитация, переезд в Польшу, эмиграция в Израиль.

...Сколько читаю воспоминания, не устаю удивляться: казалось бы, ты абсолютный хозяин своего текста, мало того, на твоей стороне — инстинктивное желание читателя ассоциировать себя с протагонистом. И все равно настоящее лицо за маской не спрячешь. Как ни кидается Треппер высокими фразами, как ни раздувает свою значимость, послевкусие неприятное.

Недоверие к автору формируется с первых страниц. Остапа несет постоянно — так, что редактор не выдерживает и сдержанно пишет в комментариях: Треппер ошибается, документами не подтверждается, хронологии не соответствует... Причем мизансцены встречаются чисто гоголевские: Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» (в нашем случае «Пушкин» — это Рихард Зорге). Редактор уточняет в сноске: эта встреча не могла состояться, так как в 1938 году Зорге был в Японии.

А вот Треппер выступает в качестве очевидца, рассказывая об одном из эпизодов Большого Террора:

Вскоре его вывели на рассвете в тюремный двор и привязали к столбу. Стрелковое отделение стояло наготове. Прежде чем умереть, он в последний раз выкрикнул слова глубокой веры в революцию, когда же раздался залп и старый боец-коммунист рухнул на землю, из камер стало доноситься могучее пение «Интернационала».

Что ни говори, человек — это стиль. Не беда, что Треппер — неинтеллигентный пошляк (тоже в классическом понимании этого термина). Естественно ожидать от шпиона смещенных моральных ценностей и склонности ко лжи. Но черт побери, он должен быть убедительным. Ладно, хотя бы обаятельным! Здесь же — совершенно отталкивающая фигура пшюта и фанфарона. Да просто неумного человека.

Поэтому когда переходишь к рассказу собственно о деятельности Красной капеллы, уже ничему не удивляешься: ни полному пренебрежению конспирацией, ни бредовым действиям — впрочем, это совсем отдельная тема, не хочу углубляться. Могу только сказать, что чем больше я читаю о рыцарях плаща и кинжала, тем больше укрепляюсь в мысли: миром правит не тайная ложа, а явная лажа.

По-хорошему, «Большую игру» нужно читать в пандан с воспоминаниями другого руководителя «Красной капеллы», Анатолия Гуревича, которого Треппер в своей книге вывел главным предателем и просто одиознейшим персонажем. Полемика между ними начинается с обложки: Гуревич назвал свои мемуары «Разведка — это не игра» — и дальше последовательно критикует (скажем мягко) Треппера и его методы работы. Но «Не игра» — совсем унылое чтение, вязкие воспоминания девяностолетнего человека, не обезображенные редакторской правкой. Может, когда и доберусь до конца, а пока только пробежалась по ключевым событиям, чтобы сопоставить интерпретации. Забавно.

...А наиболее эффективным шпионом Второй мировой был некто Рудольф Ресслер, который, как считается, имел связи на самых верхах и щедро продавал информацию всем союзникам (якобы за данные об операции «Цитатдель» советское руководство заплатило ему аж полмиллиона долларов). Вот это я понимаю — профессионал.