Цитаты из книги «Где бы ты ни скрывалась» Элизабет Хейнс

20 Добавить
Любовь опасна, иногда смертельно опасна. Кэти Бейли, красивая молодая англичанка, знает об этом не понаслышке и не из криминальных хроник. Однажды на пути Кэти встречается мужчина ее мечты. Человек-загадка, мужественный красавец, едва ли не супермен, он стремительно завоевывает сердце девушки. Могла ли она догадываться, что под маской красавца и супермена скрывается безжалостное чудовище и Кэти не первая, кого он выбрал для своей смертельной игры. Дебютная книга, сразу же вознесшая ее...
Горячая вода смывала кровь, и она причудливыми струйками уносилась по белому кафелю к стоку. Красиво...
В тот вечер у меня была первая паническая атака.Как много их потом было...
- Значит... Ты не готов к новым отношениям?
Ну и сказанула же я! Только Господу известно, что еще я кину на ветер после очередного бокала вина.
И меня неотвязно преследуют жуткие видения: я вхожу в квартиру, а там меня поджидает что-то ужасное. Потому я и не хожу одной дорогой два раза подряд - а вдруг за мной следят? В общем, сами видите. Дурдом.
Она была настоящим другом, она понимала, что женская дружба гораздо выше, чем интрижки, - дружки приходят и уходят из нашей жизни, а подруги остаются.
"Так, сердце, на место, хватит стучать, от тебя оглохнуть можно!"
— Эй, не надо изображать из себя психиатра, — сказала я, хмурясь.
— Зачем мне что-то изображать? Я и есть психиатр.
Но что поделать —приходится прилаживаться к своим фобиям. Иногда я меня. правила или придумываю новые. Например, на прошлой неделе я заметила, что снова начала считать ступени. Я думала, что давно избавилась от этой привычки, и вот пожалуйста —опять! Я изо всех сил стараюсь с собой бороться, но получается не очень. И чем дальше, тем становится хуже...
В последние несколько дней он ведет себя так, как будто у нас совершенно нормальные отношения. Руки не распускает, без предупреждения в мой домне вламывается, не дает абсурдных приказов. Он даже по-своему добр ко мне: когда на прошлой неделе я слегла с простудой, он сварил мне суп и сходил в магазин. Если бы я не знала про его другу,страшную сторону,я была бы даже рада, что у меня появился такой заботливый мужчина.
Да пошли все куда подальше! Кто, черт возьми, может решить, что в этом мире нормально, а что нет?
Жить в деревне не всегда приятно - очень уж там любят совать нос в чужие дела.
"Если не знаешь, что сказать, лучше вообще ничего не говори".
Конечно, я знала, что дверь заперта, но все равно стала проверять. Я проверяла: «Один-два-три-четыре-пять-шесть» — и твердила себе, что все в порядке. Я ее заперла. Точно. Я помню, как запирала эту дверь вчера вечером. А потом проверила это еще пятьсот раз.
Оказывается, наблюдение за собственным прогрессом — лучший на свете стимул.
Это был Ли.
Это всегда был Ли, каждый раз ЛИ. Любой рослый блондин с уверенной походкой и широкими плечами напоминал мне его. Я заставила себя посмотреть ему вслед, чтобы удостовериться, что это не он, но мужчина уже завернул на Хай-стрит.
- Дорогой, может быть, я тебе помогу? - Сиди здесь и радуй меня своей красотой. Это лучшая помощь.
я так привыкла напрягаться,что расслабление для меня-самый что ни есть тяжелый труд.
- Давай ты будешь меня и дальше спрашивать, - сказала я, - и когда-нибудь, когда ты совсем этого не ожидаешь, я возьму да и отвечу "да".
Мне жаль, что я так обошелся с Сильвией и с той
старушкой из нижней квартиры. Обе они были
для меня лишь средством найти тебя. Ведь, родная,
никто и никогда не сможет меня остановить -
я снова найду тебя, Кэтрин, где бы ты ни скрывалась.
Я оставил тебе этот сувенир, чтобы ты знала:
я готов ответить за все свои деяния. Но и это
не остановит меня. Сколько бы времени меня тут
ни держали, я всегда буду ждать встречи с тобой.
Когда-нибудь я выйду на свободу - снова тебя найду,
и мы снова будем вместе.
Жди меня, Кэтрин!
Я люблю тебя.
Вечно твой, Ли.
Раньше мне казалось, что женщины, живущие с мужьями-садистами, просто дуры. Ведь в любых отношениях наступает момент, когда ты понимаешь, что жить с этим человеком опасно, и тогда надо найти в себе силы, чтобы просто повернуться и уйти. Уйти навсегда, насовсем, не оглядываясь и не строя воздушных замков. Что же мешало всем этим несчастным жертвам домашнего насилия, которых постоянно показывали по телевизору, сделать решительный шаг? «Все не так просто», – твердили они в один голос, хотя мне тогда казалось, что проще не бывает: повернулась да и ушла.
Почему же я сама не смогла уйти от Ли, несмотря на то что его непредсказуемая жестокость уже коснулась меня? Что же, во-первых, я все еще любила его… Да, любила ту надломленную, страдающую, нежную и страстную сторону его натуры, которая изначально привлекла меня. А во-вторых, я уже поняла, что просто так Ли меня не отпустит. Я совершила ужасную ошибку, когда позвала его обратно, и теперь, если бы я снова спровоцировала его, он избил бы меня до полусмерти или убил. Так что уйти я все равно бы не смогла. Могла только бежать. Спасаться.