Цитаты из книги «Собака, которая не хотела быть просто собакой» Фарли Моуэт

10 Добавить
Книга известного канадского писателя Фарли Моуэта - это увлекательный, по-настоящему веселый рассказ (повествование) о поразительно сметливой, очень уважающей себя собаке по имени Матт, которая стала достойным и полноправным членом семьи Моуэтов. Моуэты -большие любители путешествий. Это позволяет автору дать развернутую панораму животного и растительного мира Канады. Но центром всех событий, причиной многочисленных смешных происшествий, сопровождающих эту семью, всегда остается их четвероногий...
К полудню славная лошадь протащила «Лысуху» через двухмильные отмели до чистой воды. Эрон позволил лошади пройти по воде еще немного, чтобы «Лысуха» всплыла. Он собирался остановить животное и отвязать буксирный трос, когда папу озарила еще одна гениальная мысль.
– Зачем останавливать ее сейчас? - спросил папа.
Эрон посмотрел на своего помощника с возросшей любовью и передал бутылку.
– Ей-богу, Ангус, – сказал он, – для библиотекаря у тебя вполне приличные мозги.
Так «Лысуха» двинулась дальше с двигателем в одну лошадиную силу.
Матт любил ездить в автомобиле, но это был крайне беспокойный пассажир. Ему была присуща свойственная мальчишкам и собакам уверенность в том, что когда они смотрят направо, то пропускают что-то еще более интересное слева, и наоборот.
За двадцать девять лет человек способен припомнить целый ряд вещей, которые должны были бы и могли с ним случиться.
Лишь очень немногие доски обшивки плотно прилегали к соседним, разве что по воле случая.
Ни одна из ваших нынешних кичливых красавиц из хрома и стекла не проехала бы с таким грузом и одной мили. Наш Эрдли был способен на эти подвиги только потому, что он был итогом пяти тысяч лет стремления человека создать совершенный экипаж.
Для мальчика отсутствие собаки лишало прерии половины их очарования.
В одиннадцать часов утра в понедельник в Саскатуне приняли следующую радиограмму:
«Лысуха» находится в пяти милях северо-западнее Фентона и в двух милях от Ривербэнка. На суше, в центре обширного пастбища, густо окруженная коровами гольштинской породы. У команды, по-видимому, все в порядке. Один человек играет на банджо, другой загорает, а собака гоняется за коровами.
Этот человек, маленького роста, худощавый, с орлиным профилем, лет тридцать тому назад эмигрировал из приморских провинций, и в течение двадцати девяти лет ему не хватало ощущения морской воды, журчащей под килем судна. То, что он приехал из внутреннего района провинции Нью-Брансуик и за годы жизни в приморье фактически никогда не выходил в море на чем-нибудь крупнее гребной шлюпки, не имело никакого отношения к тем чувствам, которые испытывал Эрон.
Он сам спроектировал судно и затем превратил подвал своего дома на Пятой авеню в лодочную верфь. Почти сразу же после того, как был заложен киль, один из его друзей, руководствуясь самыми лучшими побуждениями, указал Эрону на то, что он никогда не сможет вытащить готовое судно из подвала, но Эрон не стал волноваться из-за проблем, которые относились к отдаленному будущему.
Лодка абсолютно не претендовала на зачисление ее в надводные суда и сразу же погрузилась на илистое дно, где лежала, издавая бульканье, как старый буйвол в любимой луже.