Цитаты из книги «Бессильные мира сего» Борис Стругацкий

10 Добавить
Впервые в формате аудиокниги выходит последний роман Бориса Стругацкого «Бессильные мира сего», изданный под псевдонимом С. Витицкий. Стэн Аркадьевич Агре (Сэнсей) обладает удивительными способностями видеть в человеке искру главного таланта и помогать ей развиться в бесценный дар. Один из его давних учеников – Вадим – оказывается под давлением мафиозной структуры, принуждающей Вадима использовать свой дар для изменения результатов выборов Губернатора. В поисках помощи и спасения от страшных...
... великие люди не меняют историю, они просто ломают нам судьбы.
... никогда не ори на начальника - ори на подчиненных и терпеливо ожидай, пока до начальника дойдет, в чем дело и как ему поступать надлежит...
- Слушай, Юрка, только честно: а сэнсей как - тоже врет? Ну хоть иногда?
- Да все врут, брат, можешь быть уверен...
- Так уж и все?
- Все как один. Только это не имеет никакого значения, потому что никто никого все равно не слушает.
Он умел скрыть страх, довести его до состояния полной невидимости... Как некоторые умеют скрывать боль. А некоторые - ум. (Очень, между прочим, и очень непростое умение!)
Полная бесталанность — это, видимо, очень редкий талант…
"Не унижай себя надеждой. Все произойдет
самой собой или не произойдет совсем. Просто считай, что ты уже мертв, и
тогда никто и ничего с тобой сделать не сможет..."
Каждый отдельный человек умнее таракана, это
верно, но каждая человеческая толпа безмерно глупее любой стаи тараканов
Как отвлечься от неприятных мыслей? Вспомнить, что смертен. И сразу все встает на свои места. Масштаб появляется, понимаешь?
Если ты хочешь, чтобы
через сто лет что-то в этом мире изменилось, -- начинай прямо сейчас. Божьи мельницы мелют медленно
…Ничего не изменится, пока мы не научимся как-то поступать с этой волосатой, мрачной, наглой, ленивой, хитрой обезьяной, которая сидит внутри каждого из нас. Пока не научимся как-то воспитывать ее. Или усмирять. Или хотя бы дрессировать. Или обманывать… Ведь только ее передаем мы своим детям и внукам вместе с генами. Только ее — и ничего кроме. («Я старый хакер, и я точно знаю, что нет на свете программы, которую нельзя было бы улучшить. Но что значит УЛУЧШИТЬ, когда речь идет о ДНК?..»)
…Но вот ведь что поражает воображение: все довольны! Или — почти все. Или — почти довольны.
Недовольные стонут, плачут и рыдают, молятся, бьются в припадках человеколюбия, и ничего не способны изменить. Святые. Отдающие себя в жертву. Бессильные фанатики. Они не понимают, что ВОСПИТАННЫЕ никому не нужны. Во всяком случае, пока — не нужны…
…Это как неграмотность, аналогия исчерпывающая. Тысячелетиями неграмотные люди были нормой, и это никого не беспокоило, кроме святых и фанатиков. Понадобилось что-то очень существенное переменить в социуме, чтобы грамотность сделалась необходимой. Что-то фундаментально важное. И тогда, как по мановению жезла Моисеева, за какие-нибудь сто лет все стали грамотными. Может быть, и воспитанность тоже пока нашему социуму не нужна? Не нужны нам терпимые, честные, трудолюбивые, не нужны и свободомыслящие: нет в них никакой необходимости — и так все у нас ладненько и путем. («Пусть мною управляют. Не возражаю. Но только так, чтобы я этого не замечал…»)
Что-то загадочное и даже сакральное, может быть, должно произойти с этим миром, чтобы Человек Воспитанный стал этому миру нужен. Человечеству сделался бы нужен. Самому себе и ближнему своему. И пока эта тайна не реализуется, все будет идти, как встарь. Поганая цепь времен. Цепь привычных пороков и нравственной убогости. Ненавистный труд в поте лица своего и поганенькая жизнь в обход ненавистных законов… Пока не потребуется почему-то этот порядок переменить… («В России у нас действуют только два закона: закон сохранения энергии и закон неубывания энтропии — да и те по мере необходимости благополучно нарушаются».)