Томас Вулф - Домой возврата нет

Домой возврата нет

4.1
2 хотят послушать 10 рецензий
1 день 9 часов
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Литературная деятельность Томаса Вулфа (1900-1938) продолжалась немногим более десятилетия, но писатель стал одним из крупнейших в истории литературы США. Имя его справедливо связано с плеядой мастеров, сформировавших американскую прозу в 1920-1930-х гг. "Домой возврата нет" - последний, изданный посмертно роман Томаса Вулфа. В нем запечатлен важнейший поворот в духовной истории героя и стоящего за ним автора - от "глобального романтизма" и эгоцентричности сосредоточенного на своем творчестве художника до чувства прямой причастности к суровой реальности социально-политической борьбы в современном мире. Герой романа - молодой писатель, который не находит себе места в тогдашней Америке с ее разительными контрастами роскоши и нищеты и с тревогой и ужасом видит, как в Германии набирает силы фашизм.

Лучшая рецензияпоказать все
Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Данный роман, пожалуй, самое сильное разочарование для меня в этом туре Игры в классики. И оно тем горше, что планировалось чтение и других романов Томаса Вулфа , но теперь совершенно нет никакого желания.

При чтении этого достаточно большого романа у меня так и не сложилось какой-то его цельности. Все написанное напоминало разрозненные главы из жизни начинающего писателя Джорджа Уэббера, любящего свой родной город на юге страны, но уехавшего из провинции покорять столицу. И вот он пишет свой первый роман, посвященный тому месту, где он родился, но при этом представляет его в таком нелицеприятном свете, что с ним никто и знаться там теперь не хочет. Хочешь не хочешь, а домой возврата нет, нет возврата к тому, что оставил когда-то. Все течет и изменяется.

Периодически встречается с любовницей, замужней дамой, ездит в Европу, пишет какие-то письма . Много слов ни о чем и мало того, что хотел сказать автор.
В общем, было скучно-скучно и хотелось, чтоб и герой скорее вернулся домой, и роман, не зацепивший ни литературным языком, ни историей, происходящей на страницах, закончился тоже.

Игра в классики. Тур №9

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
3 слушателей
0 отзывов


Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Данный роман, пожалуй, самое сильное разочарование для меня в этом туре Игры в классики. И оно тем горше, что планировалось чтение и других романов Томаса Вулфа , но теперь совершенно нет никакого желания.

При чтении этого достаточно большого романа у меня так и не сложилось какой-то его цельности. Все написанное напоминало разрозненные главы из жизни начинающего писателя Джорджа Уэббера, любящего свой родной город на юге страны, но уехавшего из провинции покорять столицу. И вот он пишет свой первый роман, посвященный тому месту, где он родился, но при этом представляет его в таком нелицеприятном свете, что с ним никто и знаться там теперь не хочет. Хочешь не хочешь, а домой возврата нет, нет возврата к тому, что оставил когда-то. Все течет и изменяется.

Периодически встречается с любовницей, замужней дамой, ездит в Европу, пишет какие-то письма . Много слов ни о чем и мало того, что хотел сказать автор.
В общем, было скучно-скучно и хотелось, чтоб и герой скорее вернулся домой, и роман, не зацепивший ни литературным языком, ни историей, происходящей на страницах, закончился тоже.

Игра в классики. Тур №9

Ms_Lili написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

You Can't Go Home Again

«Домой возврата нет» - самая что ни на есть классика. Она мне напоминает степенного джентльмена в возрасте, медлительного и вежливого, с низким грохочущим голосом. Текст Вулфа тяжеловесный, а предложения - длинные, в них смакуется каждый оттенок настроения. Они повествуют об обыденных вещах, но при этом отмечены мудростью и глубиной. Поездка в поезде становится целым событием, потому что других душепотрясающих событий не предвидится.

Этому наблюдению о многословии его мыслей я позже нашла подтверждение в его биографии касательно уже другой книги:

Скажем, сцена прощания друзей на вокзале потянула аж на 120 страниц мелкого вулфовского почерка; но и это меркнет перед эпизодом, когда женщина возвращается в дом за забытой вещью… на 250 страницах!

Кажется, он описывал все, что когда-либо ощущал, оставив после себя столько записей, что их разбирали, приводили в порядок и публиковали последующие двадцать лет.

В том же вышеупомянутом поезде второстепенный герой вбрасывает фразу-лейтмотив всей книги о возвращении домой, до которой главному герою еще предстоит дойти.

Возвращение домой (или еще куда-либо) - тоже самый что ни на есть классический и вечный мотив в литературе. В таких сюжетах ничего не происходит, все сводится к тому, что герой должен вернуться домой, и это будет живительной силой для него, или он скатится в мучительный самоповтор. Здесь же возвращение родственно мотиву вхождению в одну и ту же реку дважды, ведь наш герой не сможет вернуться домой, даже когда очень этого захочет. То же самое пытался проделать и Гэтсби, и мы помним, чем это для него обернулось.

У героя будет в жизни два любимых места, в которые он не сможет вернуться. Виной этому станет его собственное творчество, которое закроет ему путь в оба направления. И если первое место - первый его дом - он потеряет неосознанно, сам того не понимая, то от второго дома - Германии - он откажется намеренно ради книг, которые ему предстоит написать в будущем. Но помимо этих мест есть не менее важные места, о которых герой размышляет в заключительной главе. Нет возврата к детству, к семье, к первой любви, к наивным ребяческим переживаниям, к славе, какой он её себе представлял в юные годы. И это будет его взрослением.

При этом, эта книга - не кино, а скорее картина. Вулф не преследует «движение», он сосредотачивается на статических образах. Его герои застывают на те долгие минуты, пока он смакует их и обстановку вокруг них. Вот я еду утром в город, еду назад после долгого дня, вот я уже вечером лежу на диване, а редактор Лис все также завтракает в своем доме, читает газеты и восклицает: «Женщины!».

У Вулфа много хорошо прописанных второстепенных героев, которым он уделяет время лишь однажды, но таким образом, что они остаются в памяти. Они кажутся невыстрелившими палками, в действительности же они - маленькие шажочки в осознании героем центральной мысли. Концепт ружей Станиславского здесь не работает. В мире Вулфа нет ничего и никого незначительного, любая мелочь - неизбежная часть жизни, и Вулф совершенно серьёзен по отношению к каждой из них.

jeff написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Когда-то давно, в первой трети XX века, молодой американец Томас Вулф задумал создать еще один американский эпос (в XIX веке этим безумцем был Г. Мелвилл), причем побороться в написании романа не с кем-нибудь, а с самим Джеймсом Джойсом, чья стилистическая, творческая манера, как известно, характеризуется термином "поток сознания". И повествование Т. Вулфа действительно ассоциативно, у него одно явление связано с другим (правда, это было более заметно по первому роману данной тетралогии - "Взгляни на дом свой, ангел"; "Домой возврата нет" я читала с куда большим интересом и даже порой вдохновением).

А я в своей рецензии пойду от противного, как говорят: представлю азбуку творчества Т. Вулфа и буду ссылаться не только на четвертую часть той истории, которую успел завершить писатель, но и на первую. В данной азбуке будут представлены и раскрыты все главные мотивы, темы и образы романов.

Америка. Т. Вулфа мало кто исследует, анализирует, поскольку, хоть он и стремился влиться в общий поток, все же слишком "американский" писатель, и все его произведение пронизано если не любовью, то восхищением Америки, американцами, американским образом жизни. Причем восхищается, даже когда критикует, например, известное американское потребл... идею потребления, которая была уже в то время сильна. Он изображает географию (частично вымышленную, видоизмененную), города, экономику, социум США 1900-1930х годов.
Борьба. Джорджу Уэбберу приходится трудиться, бороться - сначала, чтобы стать писателем, прославиться; позже на него ополчились земляки, посчитавшие, что роман является злобной карикатурой.
Время. Еще одна важная тема романа - время и его неумолимый ход, который невозможно остановить. Вместе с тем творчество Джорджа Уэббера становится средством, которое останавливает, воскрешает "утраченное время"; в книге хранится память обо всех произошедших событиях. И метафора "домой возврата нет" обозначает изменения, переломы в жизни человека, страны, человечества.
Горе. Романы Т. Вулфа непросты еще и по той причине, что они чересчур пессимистичны. "Домой возврата нет" - еще ничего, там, конечно, тоже часто возникают темы страдания, смерти, но терпимо; а вот "Взгляни на дом свой, ангел" слезоточивый роман.
Дом. Вот он - один из важнейших образов-символов. Мало того, что данное слово вынесено в заглавия аж двух произведений, мало того, что в тексте полно описаний конкретных домов, лачуг, квартир, небоскребов. Слово "дом" также обозначает страну, город, тело человека (в романе "Взгляни на дом свой, ангел" это было именно так: тело - тюрьма, где томится душа).
Езда. Езда связана с темой странствий и исканий, герой постоянно чего-то ищет, а потому путешествует, не ограничивая, таким образом, пространство для развития, для нахождения идей. И неслучайно первая же глава называется "Хмельной бродяга в седле" - кроме наездников-кочевников-путешественников, на лошадях кого-то трудно представить.
Жизнь. С одной стороны, любое художественное произведение - это вымысел; с другой стороны, оно правдиво, поскольку материалом для него становится жизнь; в тексте отражается реальный мир, конечно, через призму мыслей и чувств Джорджа Уэббера - Томаса Вулфа.
Законы. Здесь я имею в виду, прежде всего, законы природы: то же самое течение времени, тот же самый закон смерти, закон притяжения и отталкивания между людьми, законы любви.
Искания. Герой Вулфа - это Фауст, вечно неудовлетворенный результатом, вечно стремящийся к лучшему, вечно выстраивающий свой путь по-новому. Именно поэтому Джордж Уэббер в финале расстается с одним из родных для него людей - редактором Лисом Эдвардсом, ставшим для него духовным отцом.
Камень. Данный образ возникнет в названии третьего романа - "Паутина и скала". Здесь же, в четвертой части, камень трансформируется в землю - нечто твердое, устойчивое, то, что связывает предков и потомков, то, что остается в этом мире навсегда.
Лиричность. Опять же в романе "Домой возврата нет" я этого, увы, не заметила. Да, были потрясающие определения, по 5 к одному существительному, но это все не то. А вот во "Взгляни на дом свой, ангел" были целые лирические отступления, постоянные фразы-повторы вроде "О, утраченный призрак, вернись, вернись!".
Мир. Т. Вулф стремится показать беспредельность жизни. Его мир - это тоже многозначный образ. Он и трансформирует известную народную песню, заменяя слово "дом" на "мир" - "Мир, который построил Джек". Но мистер Джек действительно всесилен, он экономист, богатый управляющий и верховодит не отдельным домом, а действительно целым миром небоскребов, и уж очень главы, посвященные данному персонажу, напомнили "Бэббита" С. Льюиса.
Еще мир - это сама душа человека, которую следует понять, чтобы изменить жизнь, чтобы двигаться к желанной цели.
Настроение. Роман Т. Вулфа необычайно атмосферен, поскольку передает тончайшие оттенки чувств и переживаний героя.
Одиночество. Это тоже одна из важнейших тем в творчестве Т. Вулфа. Поначалу в романе возникает тема романтической исключительности художника: он противопоставляется лживому светскому обществу (и данная сцена напомнила мне разрыв Свана с миром сильных и богатых в произведении М. Пруста), после он становится оторван от родного Либия-хилла; в конце концов, Уэббер становится отшельником по собственному желанию - чтобы накопить материал для романа, а затем - чтобы написать книгу.
Паутина. В данном романе данный символ легче всего объяснить через Джорджа Уэббера, чья фамилия "говорящая". Weber в переводе означает "ткач", т.е. он сплетает слова в фразы, фразы в абзацы, абзацы в главы и т.д. Сам по себе стиль Вулфа-Уэббера ассоциативен, он всегда замечает связь между явлениями и событиями, легко и непринужденно переходит от одной темы к другой, а после снова возвращается к первому вопросу.
Родственники. Один из типов связей, одна из нитей паутины, возникающей в романе, - это семья, причем семья опять же не в конкретном, а в более обобщенном смысле - как люди, которые связаны местом, временем, общей целью и переживаниями. Например, родственниками становятся попутчики в вагоне: в начале романа - те, кто едет в Либию-хилл, родной город, в конце романа - те, кто уезжает из Германии и волнуется за судьбу данной страны.
Слава. Слава в романе пишется с заглавной буквы, чем подчеркивается ее значительность и возвышенность. Она противопоставляется дешевой сенсации. Как показывает Т. Вулф, любой творческий человек нуждается в Славе, однако она будет связана не с деньгами, не с сиюминутными восторгами, а с уважением и восхищением, будет дарить радость и счастье.
Талант. "Домой возврата нет" - это не просто роман о том, как герой ищет все новые и новые жизненные пути. Уэббер - начинающий писатель, он также работает над собой, своим стилем, творческой манерой, наблюдает за людьми, оценивает окружающую обстановку и тем самым пишет второй роман (тот, который у Вулфа называется "О времени и о реке").
Утрата. Джордж Уэббер на всем протяжении пути утрачивает то родителей, то друзей, то мнимых знакомых, то любимых, то дом, то страну, то самого себя (т.е. он перешел на новый уровень, изменился).
Фашизм. В шестой части герой отправляется в столь любимую для него Германию и видит, что страна загнивает под влиянием нового режима, что она уже умерла.
Художник. Главный герой эпоса - писатель, и Т. Вулф стремился писать даже не в духе "Улисса", а в духе "Портрета художника в юности", т.е. описать воспитание и становление именно творческого человека.
Цветы. Во-первых, данное слово вынесено, поскольку Т. Вулф потрясающе изображает пейзажи. Во-вторых, цветы также преходящи: они расцветают весной и летом, а затем очень быстро вянут. При этом они красивы. Точно так же показана, как мне кажется, жизнь человека: быстротечна, но при этом удивительна.
Человечество. С одной стороны, Т. Вулф показывает жизнь и переживания отдельного человека - Джорджа Уэббера, с другой стороны, нацию - американцев, их тягу к деньгам, стремление к успеху, материальным благам. При этом он переходит на обобщения вроде того, в чем заключается сущность человека вообще, его природа; указывает, что изменения происходят не только в Германии, не только в Америке - они захватили всех людей без остатка.
Шедевр. Это то слово, которое характеризует роман Т. Вулфа. Да, произведение не первого плана, менее известное, чем тот же "Улисс", те же романы Э. Хемингуэя (оба писателя принадлежали к "потерянному поколению"), но не менее значимое.
Щепетильность. Еще одна особенность стиля Т. Вулфа - детальность, он может скрупулезно описывать каждую морщинку на лице, каждую черту характера даже самого незначительного персонажа.
Эпос. На самом-то деле Т. Вулф задумывал написать раза в два-три больше романов, но не успел, хотел вместить всю жизнь в произведение, показать чуть ли не 20 тысяч героев, но и то, что мы видим, характеризуется не только глубиной мысли, но и широтой охвата.
Юг. "Домой возврата нет" является образцом южной готики. Призраки, смерть, одиночество, меланхолия, а фоном - американский юг... Чем не второй Фолкнер?
Я. Основой для романов Т. Вулфа становится его личная жизнь, его индивидуальные мысли, чувства, переживания. И Юджин Гант (главный герой "Взгляни на дом свой, ангел"), и Джордж Уэббер (главный герой "Домой возврата нет") являются разными ипостасями писателя, точнее один - это Вулф в детстве и юности, а второй - в молодости и в зрелые годы.

Долгая прогулка, команда F1: Zumbazavrik , girl_on_fire , Aedicula

George3 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Иногда складывается ощущение, что каждая книга, каждое произведение XX века как невидимая ниточка, как незаметная тропинка ведет, приближает к чему-то самому главному.… Это что-то… Рубикон человечества. То к чему все шло, и то от чего все начиналось. К чему пришли люди и откуда теперь начинают путь. Томас Вулф умер в 1938 г. Он не мог знать о том, что через год начнется II мировая. Он не мог предугадать тот ужас, который охватит весь мир. Этот его роман издан посмертно, в 1940 году. Но он пишет так, словно подводит читателя прямо к этому Рубикону.… Словно рассказывает предысторию.
Вулф пишет автобиографичный роман, он рассказывает о самом себе, рассказывает, что чувствует, чем терзается, что ищет и что находит. С трудом верится, что этот роман его последнее произведение, наиболее зрелое. Та патетика, эпичность, глобальность романа присуще больше первым произведениям обычного писателя. Когда писатель пишет первый роман, он словно хочет выговориться, быть услышанным, выплеснуть все что накопилось у него. И «Домой возврата нет» производит именно такое ощущение.

russell67 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Лучший роман - завещание об Америке

Ведь человек - Великий мастер создавать для себя ад на земле.



В конце своей очень короткой жизни американский писатель Томас Вулф захотел написать свою эпитафию длиною в целый огромный 700 страничный роман, и дал ему говорящее название "Домой возврата нет". Слова, которые ещё в поезде ему сказал один судья соотечественник. Слова, которые преследуют нашего писателя всё кратно и не дают покоя его вечно мятежной душе на протяжении всей своей жизни. Он остаётся потерянным. Роман - завещание - эпитафия перед смертью. Вот что за труд - знакомый нам, но уже умирающий - призрак, который уже не найдёт незапертую дверь, как нам это жизнью было обещано в дебютном романе Томаса Вулфа "Взгляни на дом свой, ангел". Вот что на деле представляет вся эта книга.
Роман многоярусный и очень глубокий. Перед смертью автор уже ничего не боится, и у него столько времени, что он абсолютно всё когда-либо его окружающее вставляет в свой финальный роман. Это его биография, реальная история писателя, который смог написать далеко не только одну свою главную, а не только дебютную книгу. Вулф мастерски, живописно описывает всю эту Америку. Перспектива местности воистину впечатляет. Фолкнер знает клочок Юга - Йокнапатофу. Вулф знает всю Америку: от провинции, грубых стоунхенджей до небоскребов, аристократов, богатых и бедных- совершенно всё изнутри. Та Америка, которую Ильф и Петров нам показали Одноэтажной. Разноплановой.
Основные три темы романа - это весь жизненный путь писателя - его тяга к всепоглощающей любви человечества и просто-напросто к Славе. Философия жизни и самоопределение себя, что для писателя наиболее важно. Ибо до чего ещё он пишет все эти книги?! Но преодолев этот путь он может уже ставить себе и задавать совсем другие вопросы. И в этот момент он снова вспоминает эти роковые слова "Домой возврата нет".
Самая важная тема книги - переломный период жизни Америки. Как ловко и событийно она соединяется с темой нацизма и фашизма в Европе. Везде в мире синхронно происходит всё тоже самое. Не стареет весь этот чудовищный по натуре грешный человеческий мир. Ведь именно после поисков Славы прекрасной Медузы писатель вначале изучает неприглядные стороны жизни сурового, уже практически умирающего Бруклина, а в надежде найти родной дом - настоящий ад и все уничтожение человечества в Германии Гитлера. Сцена с Евреем отсылает нас к сцене в ещё дебютном романе, когда в частной школе, куда ещё в детстве попадает главный герой, издеваются над евреем. И ведь он в этой среде мимикрирует.
Я не буду выписывать отдельные цитаты и самые яркие отрывки режущего, как ножом по стеклу текста, читатель должен их в своё время прочитать сам, но весьма примечательным образом в книге встречаются абсолютно все разные позиции, и евреев, и американцев, немцев. Вся изнанка античеловеческого безумия в тексте. А кто прав, а кто виноват. Это уже каждый решает самостоятельно. Писатель лишь иллюстрирует всю эту жизнь. Трагедия в том, что ему нет места в этой вечной истории. Он остаётся потерянным. Мир уничтожает себя изнутри во всех своих направлениях. Нельзя вернуть прошлое, нельзя вернуть Родину, нельзя вернуть мир. Каждый соотечественник на страницах романа не может найти нигде на планете родного своему сердцу места. Герой Вулфа не относит себя к потерянному поколению. Он просто потерянный. И домой возврата, увы, уже нет. Цивилизация, увы, вымирает. Становится чужеродной всему человеческому.
Несмотря на очевидный предсмертный подтекст Вулф обещает что тот ад, который уже уничтожил Европу, Америку тоже сразил, но ещё есть огромные шансы на оптимистический выход. Оказался ли автор пророком?! - судить впервую очередь его соотечественникам. Что точно можно отметить, если роман "Взгляни на дом свой ангел" пропитан оптимизмом и Верой в светлое будущее, этот роман практически беспросветный. Но в этом и заключается философия и завещание Томаса Вулфа. И смысл Веры занимание ней непоследовательны место.

В романе Вас не ожидает какого-либо внятного, увлекательного сюжета. Это описание и летопись всей Америки, написанная настоящим, умным писателем, который в тексте нам объяснил и сформулировал разницу между интеллигентом и умным человеком в романе. Писатель относят себя исключительно только к последним. Книга очень по структуре напоминает ту же "Деревушку" Фолкнера, но больше относится к критическому реализму.
Очень хочется, особенно после прочтения книги пожурить свежий и недавно вышедший голливудский фильм "Гений". Финальный разрыв писателя и издателя выполнен режиссёром просто, как пошлое вырывание отдельной непонятной цитаты из всего контекста романа. Почему Вулф покинул его? Ответ на страницах романа.


А полное собрание сочинений Томаса Вулфа я уже заказал. Фолкнеру в ряду моих любимых американских авторов прийдется потесниться в том числе и на моих полках.

Кто постучится честью ради моды, того лишит чести время


Странная штука все эти обряды и клятвы,- думалось ей дальше. - точно и правда колдовство какое то. Они создают подобие жизни для людей, у которых никакой своей жизни нет.


Я верю во всё, что Вы говорите, но я с Вами не согласен.


Враг наш один: себялюбие и неизбежная его спутница - алчность.



И как удачно было в это же время читать эгоистическую философию экзистенциализма в "Падении" Камю. Очень интересно сравнить их финальные философии.

Человек никогда не бывает лицемером в своих удовольствиях.

Альбер Камю.

admin добавил цитату 1 год назад
... мне кажется, для меня и таких, как я, суть всякой веры, суть всякой религии в том, что жизнь человека может стать и станет лучше; что величайших врагов человека в том обличье, в каком они существуют сейчас, в том обличье, в каком они существуют повсюду, — страх, ненависть, рабство, жестокость, нужду, нищету, — можно победить и уничтожить. Но победить и уничтожить их можно, только если совершенно перестроить современное общество. Скорбной и смиренной покорностью судьбе их не победишь. И не победишь философией всеприятия, трагическим предположением, будто все сущее, все, что есть в мире дурного ли, хорошего, в нынешнем своем виде пребудет вовеки. Любое зло, которое мы ненавидим — Вы не меньше, чем я, — нельзя ниспровергнуть, пожимая плечами, вздыхая или покачивая головой, пусть даже и очень мудрой.
admin добавил цитату 1 год назад
Разве научишься чему-то на чужом опыте, пока сам не готов воспринять этот опыт? Можно распознать какую-то правду в чужой жизни и ясно ее понять, и, однако, вовсе не сумеешь применить ее к себе. Разве наше пресловутое ощущение своего «я» — поразительного, единственного в своем роде «я», другого такого не было от века и вовеки не будет, — разве это нежно любимое «я» не встает перед нашим критическим взором и не заявляет о своей исключительности?
admin добавил цитату 1 год назад
И смотрит на нее в упор, глаза — точно море, подернутое дымкой, в лице, как всегда, гордость, и презренье, и терпеливая, стойкая горечь — весь его облик словно говорит: «Мужчина рождается от женщины, и рождается он для скорби».
admin добавил цитату 1 год назад
— По-моему, дело обстоит так, — говорил он. — Ты видишь стену и до того долго, до того упорно на нее смотришь, что в один прекрасный день начинаешь видеть насквозь. И тогда, конечно, это уже не просто какая-то определенная стена. Это все стены на свете.
admin добавил цитату 1 год назад
Быть может, таково странное, тревожное противоречие всей жизни у нас в Америке — мы чувствуем себя прочно и уверенно только в движении. По крайней мере, так казалось молодому Джорджу Уэбберу, — никогда не бывал он так полон уверенности и решимости, как в часы, когда ехал куда-либо поездом. И никогда не было в нем так сильно ощущение дома, как по дороге домой. Но стоило доехать — и тут-то он чувствовал себя бездомным.