Цитаты из книги «Семь рек Канады» Хью Макленнан

10 Добавить
Хью Макленнан наряду с Фарли Моуэтом и Морли Каллаханом, чьи произведения многократно переводились на русский язык и издавались в СССР, относится к плеяде самых популярных в Канаде англоязычных писателей. К сожалению, до последнего времени с его творчеством советские читатели практически не были знакомы. Настоящая книга X.Макленнана "Семь рек Канады" знакомят с историей и географией нашего "соседа через полюс", рассматриваемых через мироощущение современных канадцев.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
Великая река обладает чем-то большим, чем личность, наделенная правами. Река — это не только важнейшее звено, связывающее нас с прошлым, но и тайна. Вечная река — всегда новый поток, который одновременно остается неизменным. То же происходит с людьми — они обновляются с каждым новым поколением, в то же время оставаясь самими собой, и вечно должны учиться тому, что познали до них другие.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
С какими только тяготами не были связаны эти путешествия, не говоря уже о проявленной людьми стойкости. Их описание не укладывается в рамки обычной хронологии событий, равно как и вся правда о сражении не отражается в сводке верховного командования, когда дело сделано и подсчитаны все потери. Со времен Юлия Цезаря до эпохи официальных докладов Пентагона правда о жизни и смерти всегда скрывалась за голыми фактами и статистическими выкладками. В том и беда, когда заходит речь об истории. По-видимому, это вечная проблема, но в то же время она объясняет, почему столь малому числу людей уроки истории идут на пользу. «Наши люди свернули лагерь, прошли двадцать миль и ночью разбили другой лагерь в подходящем месте»,— многие из нас с радостью натыкались на строки, подобные этим, когда проходили в школе по латыни «Галльскую войну» Юлия Цезаря. Они встречались так часто, и нам не приходилось корпеть над их грамматическим разбором. Однако они не сообщали реальных фактов. Во время этого двадцатимильного перехода, по-видимому по вражеской территории, легионерам приходилось нести на себе оружие, доспехи, продовольствие и личные вещи — до ста фунтов на человека. Наконец они находили «подходящее место» — какой-нибудь холм на опушке леса. В то время как одно подразделение разбивало лагерь, другое принималось рыть ров, а третье отправлялось в лес валить деревья. После того как срубленные стволы были очищены от ветвей, распилены и заострены с одного конца, их волокли в «подходящее место» и вкапывали в землю у бровки рва. Только после завершения всех этих работ солдаты могли завернуться в плащи и заснуть на голой земле.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
Т. Э. Лоуренс (37) сказал однажды, что свобода — вторая по значению потребность человека. Вот единственное объяснение страстного желания этих людей заниматься пушной торговлей, делом, которое с годами неминуемо приводило их к гибели. Хотя и отмечалось немало случаев, когда речники продолжали работать в пожилом возрасте, но, как правило, они умирали еще молодыми. Те из них, кто до сорока лет не обзавелся грыжей и не страдал от радикулита, могли считать себя счастливцами. Однако все же им не грозила страшная бедность — участь людей их сословия в Европе. Они чувствовали себя победителями, и подобная гордость — неопровержимое доказательство присутствия в человеке чувства собственного достоинства. Во все времена свобода — самое дорогое достояние человека, и из столетия в столетие люди платили за нее разной монетой.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
Я проснулся утром, с трудом соображая, где нахожусь, потому что прямо в глаза бил яркий свет. Никогда не видел такого восхода солнца. Небо над рекой и землей напоминало плоскую крышу, оно было мертвенно-бледным, зловещим и словно давило на землю. На востоке оранжевое пламя проделало рваную дыру в небе, и лучи солнца прорвались между водой и небом, словно сумасшедшие прожекторы. Затем они пробили уже другую дыру на западе и пошли бродить по поверхности позолоченного моря, и тогда разом запылало все небо. Еще минуту назад небосклон был словно выписан кистью Эль Греко (его небо над Толедо), теперь же это было небо Тернера над устьем Темзы, однако гораздо обширнее, пустыннее, вызывающее больше благоговения. Затем с какой-то дикарской, неестественной внезапностью обе дыры в небе закрылись, огонь погас, наступила почти полная тьма, и я увидел тень — не реальность, а тень,— треугольник гусей над поверхностью мрачных вод. Миллионы лет подобные спектакли разыгрывались в этой части реки, и наблюдали их лишь бесчувственные создания: комары, оводы, слепни, черная мошка, чайки, гуси, вороны, пеликаны, орлы, лоси и медведи. Мне было еще неизвестно, что лежит там, на Северо- Западе, но я уже знал, что мой ближайший собрат находится позади меня в Pec-Дельте, и этот человек — тот седовласый отшельник. Я почему-то поддался панике — именно панике, я не оговорился,— и тут же задумался, а так уже необходим человек на этой земле. Передо мной раскинулась необозримая страна дикой первозданной красоты, огромное внутренее море, питающее великую реку, несущую свои воды на тысячу двести миль через первозданную глушь к самому бесполезному для человечества океану. Ради чего сотворил все это Создатель?
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
«Вместе с ними взаперти в одном доме» — лаврентийцы всегда чувствовали себя так, вот почему из них получились такие законченные реалисты; такими их сделала река, и все нации мира, равно друзья и враги, вскоре будут вынуждены признать, что ситуация «взаперти» с другими — условие существования современного человечества.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
История неизменно полна иронии — вот главный урок, почерпнутый из всего этого. Самые великие люди действия редко понимают истинное значение того, что они совершают, и результаты их деятельности редко соответствуют задуманному.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
Достоинства Редьярда Киплинга — настоящая трагедия английской литературы; они таковы, что большинство из нас испытывают неловкость, когда приходится цитировать этого писателя. И это же у него есть замечательные высказывания. Например: «Что они знают об Англии, если знают только Англию?» Возможно, первоначально это звучало как похвальба и насмешка одновременно, однако сама мысль универсальна. Она подходит для любой страны. Что, например, мы знаем о самих себе, если не знаем никого, кроме членов наших семей? Это избитое выражение Киплинга то и дело всплывало в памяти, когда я думал о прериях. Если всю жизнь прожить в прериях, думаю, нельзя по-настоящему узнать их (я утверждаю это вне контекста обычного житейского опыта), не побывав где-нибудь еще. Вот почему все романы о жизни в прерии написаны выходцами из ее просторов, переехавшими затем в города на востоке континента. Однако верно и обратное, как, например, в случае со мной. Я вырос в небольшой провинции у моря — опыт жизни в такой местности отражен в литературе морских народов, начиная с греков и кончая англичанами, — и поначалу испугался, когда впервые оказался в прерии. Она была так же чужда мне, как и поверхность Луны. Я не переставал удивляться, как только можно жить на такой земле, казавшейся мне окоченевшей. Позднее я понял, что причина моих опасений — мысль о незначительности собственной персоны. Еще позднее я признал, что в монотонности прерии скрыты красота и гармония столь тонкие, какие присущи, например, фугам Баха. Тем не менее это испытание для души и глаз. Прерия может быть поразительно прекрасной, если научиться видеть ее.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
Реку тысячи раз сравнивали с человеческой жизнью, и это закономерно. Происхождение и того, и другого не оставляет нас равнодушными и в гораздо большей степени, чем мы сами согласны признаться в этом, потому что демонстрирует, как много на свете зависит от случая. Сочетание генов, пьяный водитель за рулем, невидимый даже в микроскоп вирус — и человеческая жизнь может быть загублена. Уклон ландшафта, близость более крупного потока и то, что могло бы само стать большой рекой, превращается в приток.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
По моему мнению, ничто так не закрывает человеческому уму дорогу к широким познаниям, как пожизненное следование теориям и методам, заученным в школе и университете.
admin добавил цитату из книги «Семь рек Канады» 1 год назад
После пристального изучения нашего Запада мне кажется, что история развития приречной территории Саскачевана является полным опровержением всех наших сентиментальных образов человеческого прошлого, потому что за ним стояли как минимум две основные людские потребности, которых вплоть до начала XX столетия общество лишало всех, за исключением привилегированного меньшинства. И людям, восхвалявшим старые, добрые времена, самим не хватало опыта — именно опыта, а не воображения,— чтобы понять, какие это были потребности: достаточно пищи и достаточно свободы, чтобы при воспитании своих детей, если не самих себя, добиваться достижения уровня полноценного человеческого существа. К примеру, немногим более столетия назад в английском Сазерлендшире, когда прислужники лорда сожгли дома арендаторов, они же запретили им собирать ракушки на берегу моря и есть их, потому что это была собственность хозяина. Тысячи потомков выселенных тогда людей живут теперь на равнинах Саскачевана. Отчаяние людей — в не меньшей степени, чем их мужество,— вот на чем зиждется история этой провинции. Вспомните только, что творилось в Центральной и Восточной Европе еще сравнительно недавно, в ту эпоху, когда тысячи семей поднимались на палубы иммигрантских судов. Столетие назад в Польше помещик мог овладеть любой крестьянской девушкой по своему желанию, и только представьте себе это великодушие, когда он посылал ее семье мешок картофеля. Войны, вербовочные команды и кнут — вот что стоит за судьбами многих тысяч семей переселенцев. Те, кто прибывал в Соединенные Штаты, может быть, и верили в то, что улицы там вымощены золотом, но едва ли один на тысячу прибывших искал там чего-то большего, нежели прибежища. Если бы кто-нибудь спросил меня, каков тот общий знаменатель, под знаком которого сплотилась эта нация, я бы ответил очень просто: стремление обрести дом, решимость удержать его. Ici nous sommes chez nous (здесь мы у себя дома) — эту фразу в наши дни неустанно повторяют во Французской Канаде без всякого смущения и налета сентиментальности.