Цитаты из книги «Трижды Величайший, или Повествование о бывшем из небывшего...» Николай Евдокимов

9 Добавить
Это второе дополненное издание романа Николая Евдокимова, автора произведений, известных читателям в нашей стране и за рубежом: "Необходимый человек", "Страстная площадь" и др. Роман можно отнести к традиционному в литературе жанру дьяволиады или к фантастической притче, ибо действуют в нем и некоторые нереальные персонажи, живущие в потустороннем мире. Герой романа читает Книгу Судеб, может перемещаться из одного времени в другое, имеет возможность увидеть прошлое и настоящее: и всемирный...
- Один умный древний грек говорил: «Лучше достаться воронам, чем попасть к льстецам. Вороны пожирают мертвых, а льстецы – живых».
- Куда едешь, Маруся?
Светлана молча отвернулась.
- Понятно, - сказал он. – И я туда же. Я часто туда езжу.
Начать желать – значит, перестать довольствоваться тем, что есть…
Софья Андреевна давно поняла, что любовь – это совсем не то, что ищут люди в этом чувстве, надеясь обрести счастье, радость, покой. Нет, любовь – страдание, самоотречение, боль за другого. Любовь – страдание потому, что при ее рождении уже заложен страх неизбежного расставания.
Потом он сотворил человека, мужчину, но, поскольку все должно иметь свою противоположность и оттого находиться в паре, вечно противостоящей друг другу, создал женщину.
Впрочем, кто знает, что может, а чего не может быть? Не потому ли один из крупнейших наших ученых так любит декламировать своим внукам и неустанно повторять своим сотрудникам стихотворение любимого детского поэта: «Если где-то нет кого-то, значит, где-то кто-то есть», - чтобы и те и другие были неиссякаемы в познании мира.
- О чем ты говоришь? – устало ответил Адуи. – Я познал то, что неведомо было людям. Даже тебе неведомо. Клевета – радость. Люди поняли это, и ты знаешь, с каким наслаждением многие из них и поныне предаются этому. Зависть, клевета – мое изобретение, не твоё. Ты научил людей убивать друг друга оружием, но люди сами научились другому убийству – словом. Клевета пострашнее ножа. Ты никогда не поймешь, какая в предательстве, в доносе, в клевете радость. За что я должен испытывать муки совести?
Человек ищет нечто, что называет счастьем, но не знает, что это такое. Но, судя по всему, счастье – это бегство от жизненного беспокойства, стремление к покою, который недостижим. Если есть у Трижды Величайшего какие-то желания, то единственное, может быть, - понять тайну человека, столь разумного и столь безумного в своих деяниях. Человек труслив в мелких житейских заботах, но бесстрашен, стремясь познать тайну сущего. Никто, ни то, Не Имеющий Имени, н тем более он, Трижды Величайший, никогда не могли и не могут остановить этого жалкого, никчемного человека, копошащегося во тьме Вселенной, грызущего стену, разделяющую тот и этот мир. Это человек управляет миром, слепой муравей, а они давным-давно потеряли власть, превратившись в мелких удельных князьков.
Он захотел познать какие-то земные тайны. Ещё шаг, и он заразиться всеми людскими болезнями. Человек не излечимо болен, поражен себялюбием, тщеславием, эгоизмом. Не я заразил их всем этим. Они сами из себя выдавливают этот яд и с упоением его же пьют. Человек – скорпион: сам себя жалит.