Цитаты из книги «Божественные истории» Феликс Кривин

10 Добавить
В данном издании Ф.Кривин обратился к истории, и "священной" истории, о которой рассказывают в храмах служители религии. Тольно взглянул он на эту "священную" историю глазами неверующего человека. Оказывается, что действительности она выглядит совсем иначе, чем представляют ее верующие. В книге Ф.Кривина действуют боги и богини, ангелы и черти, исторические персонажи и персонажи мифические. В ярких, остроумных сказочках писатель по-своему излагает древние мифы, ветхозаветные и новозаветные...
Стадо Моисеево
— Не сотвори себе кумира. Я, например, не сотворяю. У меня, например, к этому не лежит душа.
Зашумело стадо Моисеево.
— Вы слышали, что сказал Моисей?
— …как это правильно!
— …как верно!
— …не сотвори кумира!
— …не сотвори!
— …о Моисей!
— …мудрый Моисей!
— …великий Моисей!
Избиение младенцев
Палач тяжело дышал.
— Сил моих нету! Прямо детский сад, а не серьезное заведение!
— Чтобы рубить головы, надо свою сохранить на плечах, — мягко улыбнулся царь Ирод.
— Трудно с ними, — всхлипнул палач. — Сущие ведь младенцы!
— Младенцы? — Ирод встал из-за стола. — Младенцы? — Ирод вышел на середину кабинета. — Запомни, палач: если думать о будущем, младенцы — это самый опасный возраст. Сегодня младенец, а завтра Иисус Христос!
Доктор Фауст
Доктор Фауст все же нашел средство, как сохранить свою молодость. Он ходил по знакомым, и все они восклицали:
— Ах, доктор, вы чудесно выглядите!
Фауст смущенно улыбался:
— Это уже не то. Посмотрели бы вы, как я выглядел сорок лет назад!
И все было очень хорошо.
Однажды Фауст пришел к своему старому приятелю Мефистофелю, с которым они в молодости занимались кое-какими делами. Мефистофель уже давно отошел от дел и на досуге устраивал соседям мелкие неприятности.
— Как жизнь, старина? — приветствовал его Фауст.
— Слава богу! — сказал Мефистофель. — А у вас что слышно? Есть новенькие изобретения?
Фауст махнул рукой.
— Я давно бросил это дело. Знаете, уходит много времени, а я не хочу, чтобы время уходило.
— Все корпите над своими книгами? Ну, и что хорошего вы в них вычитали?
— Я теперь не читаю книг, — сказал Фауст. — На это уходит много времени.
— Так-так… Ну, а Маргарита как поживает? Все еще встречаетесь с ней?
— Э, где там! Бросил. Жалко времени.
— Так какого же дьявола вы живете?!
Фауст сел и стал думать, зачем он живет. Он опустил голову, согнул плечи и тяжело дышал. Потом встал и побрел домой, а Мефистофель смотрел ему вслед и дьявольски улыбался.
Платон
Платон был общительный человек, и у него было много друзей. Но все они говорили ему:
— Платон, ты друг, но истина дороже.
Никто из них в глаза не видел истины, и это особенно обижало Платона. «Почему они ею так дорожат?» — с горечью думал он.
В полном отчаянии Платон стал искать истину. Он искал ее долго, всю жизнь, а когда нашел, сразу потащил к друзьям.
Друзья сидели за большим столом, пили и пели древнегреческие песни. И сюда, прямо на стол, уставленный всякими яствами, Платон вывалил им свою истину.
Зазвенела посуда, посыпались черепки.
— Вот вам истина, — сказал Платон. — Вы много о ней говорили, и вот — я ее принес. Теперь скажите — что вам дороже: истина или друг?
Друзья притихли и перестали петь древнегреческие песни. Они сидели и смотрели на истину, которая неуклюже и совсем некстати громоздилась у них на столе. Потом они сказали:
— Уходи, Платон, ты нам больше не друг!
Каинова печаль
О господи, мы в слепоте своей не ощущаем тяжесть утраты!
Великий Каин любил людей, он обращался с каждым — как с братом!
Великий Каин любил народ, не уставал говорить о народе…
За что же камень в его огород — как раз когда Каин сидит в огороде?
Перун
Служил Перун Сварогу, служил Перун Даждь-богу, а теперь он служит Иисусу Христу.
— Если вы в меня верите, — говорит он рядовым христианам, — зовите меня Ильёй. Это как-то больше по-христиански.
— Илья! — зовут христиане. — Илья Пророк!
Гремит в небесах новый Илья — старый Перун, гремит, как гремел и при Свароге, и при Даждь-боге. Только прежде он язычников охранял, а теперь он поражает язычников.
Квазимодо
Сколько стоит душа? Ни гроша. На нее не придумана мода. И живет на земле, не греша, золотая душа — Квазимодо.
Он живет, неприметен и сер, в этом мире комфорта и лоска, в этом веке, где каждый нерв обнажен, как Венера Милосская.
Недоросток, уродец, горбун, Красоты молчаливый свидетель, тащит он на своем горбу непосильную ей добродетель.
Простая старушка
Старушка подошла к костру, на котором сгорал Ян Гус, и сунула в него вязанку хвороста.
— О святая простота! — воскликнул Ян Гус.
Старушка была растрогана.
— Спасибо на добром слове, — сказала она и сунула в костер еще вязанку.
Ян Гус молчал. Старушка стояла в ожидании. Потом она спросила:
— Что ж ты молчишь? Почему не скажешь: «О святая простота»?
Ян Гус поднял глаза. Перед ним стояла старушка. Простая старушка.
Не просто простая старушка, а старушка, гордая своей простотой.
Иезуиты
Горят костры, костры горят — Христа распятого наследство. Иезуиты говорят, что цель оправдывает средства. Что, если ты наточишь нож для высшей цели, значит, прав ты. Что на земле святая ложь куда надежней грешной правды… Пусть сгинут все до одного, пусть станет прахом все земное!..
Ложь во спасенье… Но кого? Кого спасать такой ценою?
Откровение Иоанна богослова
— …Я вам, братцы, больше скажу: Земля — она круглая. И вертится, как колесо. И небо над ней — не твердь, а чистая атмосфера. Я вам еще больше скажу: человек не от Адама произошел… Да, да, представьте себе; от нее он пошел, от обезьяны. Ну, потом уже всякий прогресс, эволюция видов… Земле все-таки не семь тысяч лет, а многие миллионы. Вот и живет человек, преображается. Ну, выдумывает всякие вещи.
Например, бога выдумал. Не верите? Я вам больше скажу. Нет, братцы, его, бога-то! Нет — и все тут. И не было никогда, и никогда не будет. Одни выдумки этот бог… Но это, конечно, между нами говоря: я надеюсь, он нас не слышит…