Елена Зелинская - На реках Вавилонских

На реках Вавилонских

Читает Егор Серов
11 часов 56 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Что вы знаете об истории своей семьи, хотя бы конца 19- начала 20 века? Как и где храните фотографии и письма? Записали ли рассказы бабушек и дедушек? Что о наших семьях узнают наши дети? Наверное, это первая мысль, которая приходит по прочтении книги «На реках Вавилонских» Елены Зелинской. «На реках Вавилонских» – это первой художественное произведение известного журналиста, теле- и радиоведущей, вице-президента «Медиасоюза». Автор отслеживает путь двух семей сквозь тяжелые испытания ХХ века. В романе нет почти ни одного вымышленного героя, и все события кропотливо и точно восстановлены по архивных документам. История семьи Елены Зелинской – это и настоящая, нелакированная история 20 века. Автор о романе: В книге пересекаются четыре формата, четыре жанра. Первый – это, собственно, художественный: персонажи – это литературные герои, с ними что-то происходит, они рассуждают, размышляют, думают. Второй формат – это реконструкция истории: все события, все факты до единого взяты из реальных событий, из реальных документов. Каждое событие подкреплено архивными розысками. Третий формат – это моё собственное присутствие: мои размышления, мои комментарии от первого лица, от лица меня сегодняшней. И четвертая линия – это то, как я иду по следам истории. Сам факт работы по поиску документов превращался в целую загадочную, иногда мистическую историю и требовал осмысления.

Лучшая рецензияпоказать все
ElsaLouisa написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

...когда их погонят, ты будешь гордиться, что твой отец был среди тех, кого расстреляли, а не среди тех, кто расстреливал.

Еще один замечательный роман из моей коллекции произведений о "бывших людях". Горькая история большой русской семьи, испытавшей все беды XX века. Роман практически не вымышленный (за исключением нескольких персонажей), автор рассказывает историю своей семьи, основываясь не только на рассказах родственников, но и на тщательно собранных архивных документах.

Елена Зелинская не просто описала историю своих родственников, она буквально прожила все события сама, посетила тихие уездные города, где жила ее семья до революции, побывала в Керчи, где был расстрелян двоюродный прадед, нашла безымянную могилу деда под Вологдой и установила там памятник.

Благодаря грамотным и удачно вплетенным в канву романа комментариям Елены Зелинской относительно исторических событий XX века, а так же приложенным старинным фотографиям создается очень яркая картина, герои становятся визуально близкими, складывается впечатление, будто смотришь качественный документальный фильм.

Любителям семейных саг и белой литературы очень советую.

Доступ к аудиокниге заблокирован по запросу правообладателя.
4 слушателей
0 отзывов


ElsaLouisa написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

...когда их погонят, ты будешь гордиться, что твой отец был среди тех, кого расстреляли, а не среди тех, кто расстреливал.

Еще один замечательный роман из моей коллекции произведений о "бывших людях". Горькая история большой русской семьи, испытавшей все беды XX века. Роман практически не вымышленный (за исключением нескольких персонажей), автор рассказывает историю своей семьи, основываясь не только на рассказах родственников, но и на тщательно собранных архивных документах.

Елена Зелинская не просто описала историю своих родственников, она буквально прожила все события сама, посетила тихие уездные города, где жила ее семья до революции, побывала в Керчи, где был расстрелян двоюродный прадед, нашла безымянную могилу деда под Вологдой и установила там памятник.

Благодаря грамотным и удачно вплетенным в канву романа комментариям Елены Зелинской относительно исторических событий XX века, а так же приложенным старинным фотографиям создается очень яркая картина, герои становятся визуально близкими, складывается впечатление, будто смотришь качественный документальный фильм.

Любителям семейных саг и белой литературы очень советую.

admin добавил цитату 1 год назад
Утром дедушка Саша ушел на лекции, а к Александре Николаевне явился ученик.
Она учила соседского Ванечку русскому языку. Услышав непонятные слова, мальчик сокрушенно кивал головой и приговаривал «Дура ты, дура».
– Бабушка, как же ты позволяешь ему так с тобой разговаривать? – удивлялась Галя.
– Как же я ему скажу, что это нехорошо, – объясняла Александра Николаевна, – если у него в семье все так говорят? Как же его сразу огорошу? Он мне доверять перестанет. А без доверия между учителем и учеником ничему не научишь. Я потом постепенно все ему объясню…
admin добавил цитату 1 год назад
«Я не доживу, Галя, но когда-нибудь, когда их
погонят, ты будешь гордиться, что твой отец был среди тех, кого расстреляли, а не среди тех, кто
расстреливал».
admin добавил цитату 1 год назад
Эх, не были потомки Рюрика эффективными менеджерами! Пустил бы Император немцев, ладно до Волги – хотя бы до Москвы, позволил бы обложить Санкт-Петербург (а! – уже Петроград) блокадой, сжечь белорусские деревни – и народная война (что там 1812, даже 1943!) – была бы обеспечена. Может, и скипетр бы удержал. Увы, Император и Русская Армия берегли не власть, а страну, защищая русскую территорию и мирных жителей. А мирные жители обворовывали свою армию, по три раза перепродавая одни и те же партии сапог, сшитые для солдат, которые стояли цепью по пояс в карпатском снегу.
admin добавил цитату 1 год назад
…В коммунальных квартирах долго доживали растерявшие своих мужчин по баталиям века питерские старушки. Неуверенными шагами они брели по длинным, как трамваи, коридорам в ботиках с галошами и в маленьких фетровых шляпках. В комнатушках, отрезанных от барских квартир, заставленных мебелью красного дерева с подвязанными ножками, под высокими картинами в тяжелых бронзовых рамах, они серебряными щипчиками клали в японские чашки сахар из хрустальных сахарниц и размешивали, придерживая фарфор белыми птичьими лапками. Кружевные вязаные шали, желтые полуслепые фотографии, книжные полки, уходящие в потолок, и низенькие складные лесенки к ним. Даже не «осколки разбитого вдребезги» – истертые в пыль крошки; мучительные потуги что-то удержать – подшивки журналов «Столица и усадьба», правильная петербургская речь, прямые спины.
admin добавил цитату 1 год назад
…Началось хождение по мукам женщин нашей семьи. Сколько впереди окошечек, к которым они будут приникать, наводя справки о своих мужчинах, заполняя строчки анкет, передавая посылки, письма, плача, упрашивая, в 1915, в 1918, в 1921, в 1935, в 1942, в 1961, получая документы о реабилитации. Они будут стоять в очередях на узких лестницах, перед ними будут захлопывать двери, на них будут рявкать: «Вам сообщат.»; небрежно швырять записки, написанные на клочках оберточной бумаги, возвращать не принятые передачи. И не будет Императора, чтобы остановить хамов: «До сведения моего дошло, что некоторые воинские начальники позволяют обращаться грубо с женами и родственниками г.г. офицеров и прапорщиков, находящихся на театре военных действий, при наведении ими справок. Приказываю, чтобы впредь подобное не повторялось, и чтобы все чины военного ведомства оказывали бы семействам г.г. офицеров и прапорщиков, находящихся на театре военных действий, полное внимание во всем и обращались бы вежливо».