Цитаты из книги «Твой восемнадцатый век» Натан Эйдельман

6 Добавить
Эта потрясающе интересная книга предназначена юношеству. Здесь повествуется о самых значимых событиях восемнадцатого столетия: о Пугачевском бунте, об освоении Камчатки и Курил, о захватывающих фактах в борьбе за трон России и о судьбах многих людей того времени.
Один из историков мрачно заметил, что "династия Романовых - государственная тайна для самой себя".
Много лет спустя какой-то русский губернатор жаловался Орлову, что его обвиняют во взятках. "Вот-вот, - воскликнул Орлов, - то же самое было со мною: в Италии распустили слух, будто я за бесценок скупаю и похищаю старинные памятники. И заметьте, мой друг, как только я перестал это делать, слухи сразу прекратились..."
В сложных случаях полезно посоветоваться с Пушкиным.
Взглянем на карты главных крестьянских волнений, народных войн XVII-XVIII столетий.
Восстание Болотникова начинается на юго-западной окраине, среди казаков и беглых; Разин и Булавин - на Дону; Пугачев сам с Дона, но поднимает недовольных на Яике, Урале, - юго-восточной казачьей окраине.
Таким образом, все главные народные войны зажигаются не в самых задавленных, угнетенных краях, таких, скажем, как Черноземный центр, среднее Поволжье, нет! Они возникают в зонах относительно свободных, а уж потом, с казачьих мест, пожар переносится в мужицкие, закрепощенные губернии.
Оказывается, для того, чтобы восстать, чтобы начать, уже нужна известная свобода, которой не хватало подавленному помещичьему рабу...
О любви, близости принцессы, теперь императрицы Екатерины, и старшего Орлова, Григория, в столице знают все; Гриша расположился во дворце как хозяин - приказывает, назначает, смещает, советует; большинство видит в нем первого министра; некоторые даже мужа императрицы (тут заметим, что Екатерина и Орлов в самом деле думали объявить о своем браке, но не решились: влиятельнейший сановник Никита Панин на вопрос Екатерины, как бы он отнесся к ее свадьбе с Григорием Орловым, отвечал: "Приказание императрицы для нас закон, но кто же стане повиноваться графине Орловой"? Гвардейские "лидеры" намекнули, что не потрепят столь сильного возвышения особы "не царственной", и грозили Грише расправой).
Российский желудок крепок — все переварит: никакого стыда и страха не должно испытывать, заимствуя и перерабатывая чужое; куда более стыдно коснеть в невежестве и спячке.