Ирма Кудрова - Гибель Марины Цветаевой

Гибель Марины Цветаевой

4.4
1 хочет послушать 1 рецензия
11 часов 45 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Возвращение Марины Цветаевой на родину в 1939 году, вслед за мужем, советским разведчиком, поспешно покинувшим Францию после скандала с убийством «невозвращенца» Игнатия Рейсса, — тема новой книги Ирмы Кудровой. В повествовании широко использованы ранее недоступные документы из архивов КГБ, воспоминания очевидцев и материалы личных архивов. История гибели Марины Цветаевой, написанная в жанре документальной исторической прозы, читается как трагический детектив. Тайна смерти поэта в 1941 году в Елабуге предстает в новом свете - и все же остается тайной...

Лучшая рецензияпоказать все
CastleAtingle написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Книга произвела очень сильное впечатление - Ирма Кудрова анализирует последние месяцы жизни Марины Цветаевой, её дневники и свидетельства знакомых, и предоставляет читательнице возможность самой сделать вывод о том, что послужило причиной для последнего страшного решения Марины. Я, в общем, открыла для себя много нового - например, не знала, что Сергей Эфрон был агентом КГБ, что Цветаева вернулась в Советскую Россию после семнадцати (!) лет жизни в Европе (могу себе представить её шок, и бытовой, и культурный). Книга написана очень хорошим языком и держит определенный эмоциональный накал, который позволяет погрузиться в безнадежность последних дней Марины. Арест родных, война, эвакуация, бытовые проблемы... Она просто устала бороться и не видела будущего. Жаль, что в то время еще не диагностировали и тем более не лечили депрессию (да и какая депрессия, тогда и слов таких не знали, а главным было выживание). Интересно, если бы Марина с сыном остались во Франции, смогли бы они остаться в живых? Продолжала бы она писать стихи?.. Каким бы вырос Мур - возможно, тоже поэтом?..

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
1 слушателей
0 отзывов


CastleAtingle написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Книга произвела очень сильное впечатление - Ирма Кудрова анализирует последние месяцы жизни Марины Цветаевой, её дневники и свидетельства знакомых, и предоставляет читательнице возможность самой сделать вывод о том, что послужило причиной для последнего страшного решения Марины. Я, в общем, открыла для себя много нового - например, не знала, что Сергей Эфрон был агентом КГБ, что Цветаева вернулась в Советскую Россию после семнадцати (!) лет жизни в Европе (могу себе представить её шок, и бытовой, и культурный). Книга написана очень хорошим языком и держит определенный эмоциональный накал, который позволяет погрузиться в безнадежность последних дней Марины. Арест родных, война, эвакуация, бытовые проблемы... Она просто устала бороться и не видела будущего. Жаль, что в то время еще не диагностировали и тем более не лечили депрессию (да и какая депрессия, тогда и слов таких не знали, а главным было выживание). Интересно, если бы Марина с сыном остались во Франции, смогли бы они остаться в живых? Продолжала бы она писать стихи?.. Каким бы вырос Мур - возможно, тоже поэтом?..

admin добавил цитату 1 год назад
Крайне недоброжелательный по отношению к Цветаевой Сеземан, человек категоричных суждений, слишком часто основанных не на фактах, а только на субъективных пристрастиях и антипатиях, все же отдает должное Марине Ивановне, вспоминая ее чтение на домашних вечерах. В такие часы, пишет Сеземан, «наступали моменты, когда даже не чрезмерно чуткому мальчишке открывалось в Марине Ивановне такое, что решительно отличало ее от каждого из нас».
«Она сидела на краю тахты так прямо, как только умели сидеть бывшие воспитанницы пансионов и институтов благородных девиц. Вся она была как бы выполнена в серых тонах: коротко стриженые волосы, лицо, папиросный дым, платье и даже тяжелые серебряные запястья — все было серым. Сами стихи меня смущали, слишком они были непохожи на те, которые мне нравились и которые мне так часто читала моя мать. А в верности своего поэтического вкуса я нисколько не сомневался. Но то, как она читала, с каким-то вызовом или даже отчаянием, производило на меня прямо магическое, завораживающее действие, никогда с тех пор мной не испытанное. Всем своим видом, ни на кого не глядя, она как бы утверждала, что за каждый стих она готова ответить жизнью, потому что каждый стих — во всяком случае в эти мгновения — был единственным оправданием ее жизни. Цветаева читала, как на плахе, хоть это и не идеальная позиция для чтения стихов».
admin добавил цитату 1 год назад
Любое самоубийство — тайна, замешанная на непереносимой боли. И редки случаи, — если они вообще существуют, — когда предсмертные записки или письма объясняют оставшимся подлинные причины, толкнувшие на непоправимый шаг. В лучшем случае известен конкретный внешний толчок, сыгравший роль спускового механизма. Но ключ к тайне мы не найдем в одних только внешних событиях. Он всегда на дне сердца, остановленного усилием собственной воли. Внешнему сопротивлению можно и сопротивляться — и поддаться, на всякое событие можно отреагировать так — или иначе; запасы сопротивляющегося духа могут быть истощены, а могут еще и собраться в решающем усилии. Душевное состояние самоубийцы в роковой момент — вот главное.
Но увидеть изнутри человека в этой предельной ситуации — задача почти невозможная. И тем более когда это касается личности столь незаурядной, как личность Марины Цветаевой.
admin добавил цитату 1 год назад
Загадка Елабуги остается; быть может, она останется навсегда.
Так не будем и делать вид, что тут все уже ясно. Хотя бы потому, что есть подозрение: если объявить «елабужский период» в биографии поэта проясненным, это может оказаться на руку тем, кто знает о нем больше, чем мы с вами.
admin добавил цитату 1 год назад
Марина Цветаева <Запись 1940 года>О себе. Меня все считают мужественной. Я не знаю человека робче, чем я. Боюсь всего. Глаз, черноты, шага, а больше всего — себя, своей головы, если эта голова — так преданно мне служащая в тетради и так убивающая меня в жизни. Никто не видит, не знает, что я год уже (приблизительно) ищу глазами — крюк, но их нет, потому что везде электричество. Никаких «люстр».
admin добавил цитату 1 год назад
31 августа 1940 года, Марина Ивановна писала горькое письмо поэтессе Вере Меркурьевой.
О том, что Москва ее не вмещает. Что она не может вытравить из себя оскорбленного чувства права.
Ибо, писала она, Цветаевы «Москву — задарили»: усилиями отца воздвигнут Музей изящных искусств, а в бывшем Румянцевском музее — «три наши библиотеки: деда Александра Даниловича Мейна, матери Марии Александровны Цветаевой и отца Ивана Владимировича Цветаева». Позже Марина Ивановна поставит рядом и другое свое право: уроженца города. И еще право русского поэта. И еще право автора «Стихов о Москве».
Унижение провоцирует в ней мощный всплеск уязвленной гордости.
«Я отдала Москве то, что я в ней родилась!» — так сформулировала она наконец в письме к той же Меркурьевой.
Сказано все это совсем не по адресу. Но где адрес, где тот имярек, кто измучил ее и ее близких, отнял возможность самого скромного существования? Перед кем еще можно было бы высказать все эти доводы, клокотавшие в сердце?
Я склоняюсь к мысли, что письмо это писалось именно в преддверии разговора с властями, может быть, в ожидании назначенного часа.
Цветаева с пером в руках выговаривала аргументы, которые — она понимала! — ей не придется высказать властям…