Цитаты из книги «Когда рассеется туман» Кейт Мортон

20 Добавить
Имение Ривертон, Англия, 1924 год. Известный поэт покончил с собой во время вечеринки в честь летнего солнцестояния. Свидетелями были только две сестры-аристократки: обаятельная и жизнерадостная Эммелин, и красивая, умная, страстная Ханна. Одна - преклонявшаяся перед ним, другая - бывшая по слухам его любовницей. С тех пор сестры никогда не разговаривали друг с другом. Что же произошло на самом деле? Правду знала лишь горничная Грейс Ривз, всю жизнь пытавшаяся забыть события той ночи. Но...
Дети забирают кусок нашего сердца, и играют с ним, как хотят, а внуки - нет. С ними нет ни вины, ни ответственности, от которых так страдают матери. Одна только любовь.
Я здорово разбираюсь в тайнах, они стали делом моей жизни. Возможно, мне казалось, что чем больше я знаю о секретах, тем легче будет прятать мой собственный.
Не считая объявления о свадьбе, некролог – единственный шанс для женщины попасть в газеты. – Она подняла глаза к потолку. – И дай бог, чтобы пресса была к ней благосклонна, ибо второго шанса у нее уже не будет.
Только человек, недовольный настоящим, стремится узнать будущее.
«Большинство убийств совершаются людьми, которые клялись друг другу в любви до гроба».
Фотография — жестокое искусство. Оно выдергивает из прошлого и тащит в будущее отдельные моменты, моменты, которые должны были уйти в никуда вместе со своим временем, остаться в воспоминаниях, просвечивать сквозь дымку новых событий. Фото заставляет нас видеть людей такими, какими они были до того как их согнуло время, прежде чем они нашли свой конец.
Внуки — совсем другое дело. Гораздо проще, чем дети.
Интересно, у всех так? Наверное, да. Дети забирают кусок нашего сердца, и играют с ним, как хотят, а внуки — нет. С ними нет ни вины, ни ответственности, от которых так страдают матери. Одна только любовь.
"Женщина не может быть слишком богатой и слишком стройной."
Терпеть не могу гадалок. Мне как-то сказали, что у меня короткая линия жизни, и плохие предчувствия мучили меня лет до семидесяти.
«Дети, рожденные в суровое время, всегда хранят на себе его отпечаток».
Счастье у каждого свое. В чужом саду не сорвешь...
«Не для того же мы выиграли войну, чтобы все потерять.»
Я следила, как они входят - леди Вайолет впереди, Фэнни за ней - словно пузатый бокал для бренди и узкий фужер с шампанским на подносе у лакея.
Глядя назад, очень легко делать выводы: отсюда ясно видны события, которые привели к тому, что рано или поздно должно было случиться. А ведь в то время я их не заметила. В настоящем поворотные пункты ускользают. Проходят мимо незамеченными. Мы упускаем возможности, принимаем катастрофы за удачи. И только потом какие-то события становятся знаковыми, их называют так историки, пытающиеся придать запутанным клубкам жизни хоть какое-то подобие порядка.
Наша планета стала какой-то недружелюбной. Даже дожди теперь опасны.
Когда я перечитываю любимые книги, какая-то часть моей души требует иного конца.
Независимость требует денег.
«Дайте любому человеку долгую жизнь, и он успеет сделать очень много».
Настоящая любовь - страшная болезнь.
Войны делают историю невероятно простой. Четкие даты, легко запоминающиеся события: до и после, победители и побежденные, враги и союзники. Настоящая история — подлинное прошлое — далеко не так проста. Она не плоская и не примитивная. Она текучая и быстрая, как река, необъятная и непознанная, как вселенная. И еще она изменчива: как только кажется, что помнишь что-то очень четко, проекция сдвигается, выползают новые, давно забытые картины, новая версия происшедшего.