Цитаты из книги «Правдивая история Лилли Стьюбек» Джеймс Олдридж

10 Добавить
Остроумный, насмешливый роман, в котором Джеймс Олдридж обыгрывает на свой лад классические штампы и викторианской "трогательной" литературы, и "романа воспитания" XVIII века, и типичной "австралийской" прозы, с ее сильным местным колоритом. Увлекательная история нищей девчонки из то ли цыганской, то ли просто воровской семьи, удочеренной богатыми скваттерами и променявшей впоследствии богатство и роскошь на свободу вольной жизни, забавляет и восхищает, а ее героиня, этот Гекльберри Финн в юбке,...
Многие жители нашего городка называли маленькую Лилли сущей разбойницей, а когда она выросла, говорили, покачивая головой, что ее жизнь – сплошная трагедия, хотя трагедией у нас считали любую неприятность – от упущенной возможности разбогатеть до простого недоразумения или рождения внебрачного ребенка (это несчастье миновало Лилли).
Но потасовки на стороне Стьюбеками не одобрялись, поэтому Мэтти избил дочь, а миссис Стьюбек заставила старшую дочь Грейс покусать Лилли, я сам видел на руках и ногах у нее следы зубов, продержавшиеся не одну неделю.
– Не знаю, – ответила она. – Просто услышала однажды. Можно многое услышать, если вечером приложить ухо к земле. Она полна голосов.
– Кит, почему они не оставят в покое мой велосипед? – спросил меня однажды Дэвлин; он задержался на несколько минут в конторе моего отца и, выйдя на улицу, обнаружил, что шины опять сели.
– Кто их знает, – ответил я.
– Лет до десяти – это еще понятно, но потом уже глупо.
– Вас просто дразнят, – пояснил я.
– Нет, тут, видно, что то другое, – не согласился Дэвлин и затем поступил так, как мог поступить только он. К углу веранды был прислонен еще один велосипед; на нем прикатил Рон Харди – владелец магазина граммофонных пластинок. Дэвлин подошел к велосипеду и выпустил воздух сначала из задней, потом из передней шины, затем отступил на шаг, будто ожидая, что сейчас ему откроется некая тайна.
– Зачем это вам нужно? – удивился я.
– Хочу испытать, что при этом чувствуешь.
Жаль только, что, придумав совершенное государство, – вздохнул отец, – Мор не рассказал, как его построить.
Человек может быть поистине счастлив только тогда, когда все вокруг него тоже счастливы
— Все девочки ходят в школу в панталонах, — твердо сказала мисс Дэлглиш.
— А я не хочу и всё равно буду ходить в своих трусах, — не сдавалась Лилли.
— Ты нарушаешь правила!
— Нет! — упорствовала девочка.
— Я тебя накажу, Лилли.
Лилли по привычке вспомнила о щипках, укусах и тумаках, которыми награждали её в доме на Мысу, хотя и догадывалась, что вряд ли стоит ожидать трепки от мисс Дэлглиш.
— Как? — спросила она у своей покровительницы.
— Не разрешу купаться в реке.
Лилли понимала, что этого ей запретить никто не может.
— Я буду носить трусики, — повторила Лилли.
Мисс Дэлглиш пошла на компромисс: она отвела Лилли в магазин мистера Уильямса и купила ей чёрные трусы, после чего среди школьниц даже установилась своеобразная мода — они стали носить трусы вместо форменных панталон, хотя без тугих резинок чулки теперь частенько сползали.
Почти все, что она делала, было подсказано немудреным правилом: бери, что плохо лежит, а если бьют, то давай сдачи.
Увлекшись едой, Лилли перепачкала пальцы и, не обращая внимания на чистую салфетку, положенную моей мамой рядом с прибором, откинула подол платья и вытерла руки о трусы.
Сама она никого не обижала зря, но и не позволяла насмехаться над собой, а это иногда бывало непросто, ибо в те времена грубые острословы ходили в Австралии чуть ли не в больших умниках.