Цитаты из книги «Покорение Огня» Анна Гаврилова, Наталья Жильцова

9 Добавить
Последние события в Академии Стихий показали - мне, иномирянке Дарье Лукиной, в конфедерации не выжить. Подданные королевств всегда найдут, в чем меня обвинить, для них я всегда буду "крайней". А раз так, нужно решать вопрос радикально - перебираться в Норрийскую империю. Но как это сделать, если к самостоятельному путешествию по Полару я не готова? Пришлось сыграть ва-банк и поставить все на... Эмиля фон Глуна. Вот только неприятности, уготованные судьбой, на этом не закончились. Но это не...
Знаешь, дорогой, а ты неплохо устроился, – стараясь казаться спокойной и быть начеку на случай очередной попытки поцеловать, сказала я. – Сначала фантазиями своими меня изводил, потом просто взял в охапку и совратил самым бессовестным образом. А теперь вот браслет брачный обманным путем подсунул…

Лорд ди Арварен нахмурился, точно не понимая, к чему веду, а я… взяла и сказала прямо:

– Где мой букетно-конфетный период? Где ухаживания? Где, в конце-то концов, признания в любви?.Признания? – переспросил Эмиль удивленно. – А разве так не понятно? Разве не видно, как я к тебе отношусь? Мстительное желание мотнуть головой и выпалить категоричное «нет» я в себе задушила. Ответила мягко: – Слова тоже важны. – Люблю, – выдохнул норриец. – Очень.
– Видишь ли, в жизни частенько случаются совершенно незапланированные вещи. На то она и жизнь..
Он говорил так искренне, что сразу стало ясно – врет!.
реакции тела не всегда подчинены желаниям души. Душа может ненавидеть, а тело – хотеть. А тело без души… кому оно нужно?.
Черт. Опять вру. Причем самому близкому человеку – самой себе. А это совсем неправильно и даже опасно..
Прорвемся. Не сегодня, так завтра. Не завтра, так послезавтра. Но прорвемся обязательно!.
Я набожными не интересуюсь! – заявил… сын бога Огня.
Я тоже стояла, тоже смотрела и молчала, яростно уговаривая свое сердце стучать потише. Но сердце, зараза такая, не слушалось – у него, видите ли, любовь приключилась!.
Все. Мат! Не тот, который чистый и русский, а другой – банальный, шахматный.