Светлана Шенбрунн - Пилюли счастья

Пилюли счастья

1 хочет послушать 1 рецензия
13 часов 15 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Книга основана на реальных фактах и подлинных письмах и дневниках. Героиня книги, Нина Сюннангорд, жена издателя из маленького шведского городка и мать троих маленьких сыновей, появилась на свет в городе Ленинграде – за несколько месяцев до Великой войны, а, стало быть, и до Великой блокады. И звали ее тогда Нина Тихвина. Уехав из России, она, казалось бы, обретает другую жизнь. В нынешней благополучной и тихой жизни ее не оставляют воспоминания о детстве в послевоенной перенаселенной питерской коммуналке. Молодость смешлива, самонадеянна и беспечна! До чего же весело было ей ходить в студенческие походы и не замечать, что по пути туристических маршрутов, в двух шагах от них, гниют в белорусских болотах кости ее расстрелянных бабушки и дедушки, двоюродных сестричек и братиков… Потом в ее жизни была пустыня Негев в Израиле – в России, сравнивает Нина, в лучшем случае потянула бы на засушливую степь. Где-то там — ее взрослый сын, свидетель ее прежней жизни. Действие романа переносится из Европы — в Израиль — и в Санкт-Петербург. Дух гениев, живших и творивших в Петербурге, властвует здесь поныне, но. как ни старался Достоевский живописать неизбежность унижения и оскорбления, люди не желают в это верить. Человеку нужна надежда… Но где же эти ПИЛЮЛИ СЧАСТЬЯ, которые позволят забыть о том, что мерещится во мраке зимнего дня, в мороке сумеречного сознания?

Лучшая рецензияпоказать все
Freyia написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Эта книга более всего напоминает путешествие по лабиринтам памяти. И свой Минотавр тут тоже есть. Словно неспешно разматывая клубок с путеводной нитью, автор блуждает по коридорам и залам, заглядывает в маленькие темные тупички, проскальзывает небольшие комнатки. Иногда останавливаясь у небольшого окна или внезапно выходя на открытую вовне галерею. И, мельком глянув на реальный мир за стенами лабиринта, вновь погружается в душный полумрак воспоминаний. Здесь ей лучше, уютнее и безопаснее. Здесь все трагедии уже свершились и ничего уже не изменить.

Она живет в тихой и благополучной Голландии. Обеспеченная жизнь, муж и дети. Законопослушное общество, ухоженный город. Но мысли раз за разом возвращаются совсем в другой город. И в другое время. Мыслями она всегда бродит вокруг Минотавра в лабиринте.

Светлана родилась за пару месяцев до войны в прекрасном советском городе. И никто тогда не мог предположить, что всего через несколько месяцев этот город станет могилой для почти полутора миллионов своих жителей. Она не помнит блокады, поскольку была слишком мала для того, чтобы что-то помнить. Но у нее остался дневник ее матери, который та вела в осажденном и вымирающем от голода и морозов городе. Строки этого дневника пробирают ужасом до самых дальних уголков души.

А потом была ранняя смерть матери, так и не оправившейся от последствий блокады. Столь же ранняя смерть отца, то ли случайно, то ли намеренно шагнувшего под несущийся грузовик. Была советская юность с песнями у костра, походами и шутками. И не хотелось задумываться о тех родных, о которых не хотела лишний раз вспоминать мать. О родных, уничтоженных немцами из-за их национальности. Был брак и развод. Была эмиграция и вот, теперь новый брак и спокойная жизнь в достатке.

Вроде бы все есть. И нечего волноваться за будущее. Но Минотавр не дремлет. И героиня частенько ловит себя на мысли, что очень хочет припасти дома 23 килограмма муки. Те самые 23 килограмма, которыми почти бредила ее мать в голодающем городе, высчитывая, на какой срок ей бы их хватило, чтобы питаться по двойной норме. А теперь ее дочери в сытой Голландии не дает покоя желание припрятать их на кухне.

Современная реальность постоянно вытаскивает ее из темного лабиринта, заставляя решать какие-то вопросы. Окружающие регулярно пытаются втянуть ее в улаживание собственных проблем, от чего героиня всеми силами пытается откреститься. И чем дальше, тем на больший срок она стремится уйти от реальности туда, в темные закоулки. Она боится их и стремится к ним одновременно. Одно за другим, как фамильные броши в шкатулке, она перебирает давние обиды и давние потери. Выстраивает галерею портретов близких, полузабытых лиц, и почти случайных попутчиков. И постепенно начинает утрачивать представление о том, кто из них реален, а кто живет лишь в лабиринте.

Но при этом она всеми силами стремится остаться в стороне. В стороне от всех и каждого, включая собственных детей. Гораздо ближе для нее роль случайного наблюдателя, которого не задевает происходящее перед его взглядом.

«Пилюли счастья» оставляют после прочтения странное, почти неосознанное ощущение. Закрыв книгу, вы словно выходите на свет из недр Лабиринта. И, закрывая переплет, как тяжелую дверь, запираете внутри Минотавра. Ведь именно в лабиринте ему самое место.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
1 слушателей
0 отзывов
0 цитат
Freyia написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Эта книга более всего напоминает путешествие по лабиринтам памяти. И свой Минотавр тут тоже есть. Словно неспешно разматывая клубок с путеводной нитью, автор блуждает по коридорам и залам, заглядывает в маленькие темные тупички, проскальзывает небольшие комнатки. Иногда останавливаясь у небольшого окна или внезапно выходя на открытую вовне галерею. И, мельком глянув на реальный мир за стенами лабиринта, вновь погружается в душный полумрак воспоминаний. Здесь ей лучше, уютнее и безопаснее. Здесь все трагедии уже свершились и ничего уже не изменить.

Она живет в тихой и благополучной Голландии. Обеспеченная жизнь, муж и дети. Законопослушное общество, ухоженный город. Но мысли раз за разом возвращаются совсем в другой город. И в другое время. Мыслями она всегда бродит вокруг Минотавра в лабиринте.

Светлана родилась за пару месяцев до войны в прекрасном советском городе. И никто тогда не мог предположить, что всего через несколько месяцев этот город станет могилой для почти полутора миллионов своих жителей. Она не помнит блокады, поскольку была слишком мала для того, чтобы что-то помнить. Но у нее остался дневник ее матери, который та вела в осажденном и вымирающем от голода и морозов городе. Строки этого дневника пробирают ужасом до самых дальних уголков души.

А потом была ранняя смерть матери, так и не оправившейся от последствий блокады. Столь же ранняя смерть отца, то ли случайно, то ли намеренно шагнувшего под несущийся грузовик. Была советская юность с песнями у костра, походами и шутками. И не хотелось задумываться о тех родных, о которых не хотела лишний раз вспоминать мать. О родных, уничтоженных немцами из-за их национальности. Был брак и развод. Была эмиграция и вот, теперь новый брак и спокойная жизнь в достатке.

Вроде бы все есть. И нечего волноваться за будущее. Но Минотавр не дремлет. И героиня частенько ловит себя на мысли, что очень хочет припасти дома 23 килограмма муки. Те самые 23 килограмма, которыми почти бредила ее мать в голодающем городе, высчитывая, на какой срок ей бы их хватило, чтобы питаться по двойной норме. А теперь ее дочери в сытой Голландии не дает покоя желание припрятать их на кухне.

Современная реальность постоянно вытаскивает ее из темного лабиринта, заставляя решать какие-то вопросы. Окружающие регулярно пытаются втянуть ее в улаживание собственных проблем, от чего героиня всеми силами пытается откреститься. И чем дальше, тем на больший срок она стремится уйти от реальности туда, в темные закоулки. Она боится их и стремится к ним одновременно. Одно за другим, как фамильные броши в шкатулке, она перебирает давние обиды и давние потери. Выстраивает галерею портретов близких, полузабытых лиц, и почти случайных попутчиков. И постепенно начинает утрачивать представление о том, кто из них реален, а кто живет лишь в лабиринте.

Но при этом она всеми силами стремится остаться в стороне. В стороне от всех и каждого, включая собственных детей. Гораздо ближе для нее роль случайного наблюдателя, которого не задевает происходящее перед его взглядом.

«Пилюли счастья» оставляют после прочтения странное, почти неосознанное ощущение. Закрыв книгу, вы словно выходите на свет из недр Лабиринта. И, закрывая переплет, как тяжелую дверь, запираете внутри Минотавра. Ведь именно в лабиринте ему самое место.