Владимир Липовецкий - Ковчег детей, или Невероятная одиссея

Ковчег детей, или Невероятная одиссея

4
1 день 3 часа
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Литературно-историческим подвигом назвал эту книгу президент Российской Телевизионной Академии Владимир Познер. Действительно, автор «Ковчега детей» Владимир Липовецкий потратил двадцать пять лет жизни на то, чтобы по крупицам собрать свидетельства об одной из самых удивительных историй XX века. Истории о том, как восемьсот петроградских детей в 1918-1920 годах по воле обстоятельств совершили полное кругосветное путешествие. Вывезенные на лето из голодного Петрограда на Урал, дети оказались отрезаны начавшейся Гражданской войной, и только вмешательство Красного Креста помогло избежать трагедии. Ребятам пришлось путешествовать более двух лет. Через китайскую территорию они добрались до Владивостока, затем на японском судне пересекли Тихий океан, побывали в Америке и Европе и лишь потом, через Финляндию, вернулись домой. В эту историю трудно поверить — но все это чистая правда. Правда, подкрепленная воспоминаниями участников, письмами, документами и фотографиями. Правда, которая теперь становится известна всем.

Лучшая рецензияпоказать все
Hermanarich написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Постмодернистская имитация библейской одиссеи

Сложность в выработке отношения к данной книге возникает прежде всего из-за чудовищно сильного рассинхрона, который настолько плотно въелся в ткань повествования, что стал элементом авторского замысла (хотя на мой взгляд, подобной задумки изначально не было). Не буду настаивать, что мои личные дефекты зрения помогают работать с этим рассинхроном лучше — хотя оба моих глаза демонстрирует разный характер астигматических нарушений, связанных с точкой фокусировки внутри глаза. Посмотрим на эту книгу каждым глазом по отдельности, фокусируясь на двух основных «пластах» данного повествования: содержании и форме.

Содержание
Здесь все достаточно просто — незатейливая история как дети, спасаясь от голода, поехали в более «сытые» места, и поездка затянулась на несколько лет, включая в себя целое кругосветное путешествие. С сюжетной точки зрения здесь нет ничего примечательного — история проста до невероятия, и, если б автор иначе подошел к выбору формы, особых сложностей с ней вообще бы не было. Взяв на вооружение весь бэкграунд советского интеллигента: кусок своей первой профессии; Одиссею, покрывшуюся мхом в голове где-то в первые три десятилетия жизни; Библию, перед которой советский интеллигент обязательно благоговеет, но при этом презирает; кровавых большевиков; добрых американцев; гуманизм этого самого «большевистского» разлива — автор выдал гигантский труд как весьма относительные дети (там были и жбаны по 17 лет, так себе, прям скажем. дети, что не мешает автору говорить о «детях» с экзальтированным придыханием) оказались пешками в политической игре большевиков и, условного, «западного мира». На этом, надо сказать, история заканчивается. И не обманывайтесь, это не Библия с потопом, это не Одиссея , и даже не Илиада — сходство слишком поверхностное и фрагментарное. Оба выведенных (не слишком ли много?) в заголовок текста героической (!) литературы декларируют глобальную миссию у своих героев — и у Ноя, и у Одиссея. Понятно, что ни в какой традиции героической литературы ребенок не может быть полноценным персонажем с собственной миссией — вспомните Сравнительные жизнеописания Плутарха . Миссия появляется позже, когда человек выходит из статуса ребенка. Попытка прикрыть свое повествование чем-то великим — стандартное желание не очень опытного писателя. Больше о содержании сказать, особо, нечего.

Форма
Метод формализации авторской истории есть самое интересное в данном повествовании. Если сюжет просто «художественная документалистика» без особых изысков, то вот с формой автор заморочился сильно, и не сказать чтоб это пошло на пользу повествованию.

Постмодернистские нотки
Какой-то идейный постмодернизм в книге сквозит очень явно, притом что книга старательно маскируется под самое что ни на есть классическое повествование. Темы, вызывающие наибольший психологический отклик — голод, страдание невиновных — здесь отправные точки. Автор сразу накачивает читателя морфином, и после него анальгин как обезболивающее чувствуется чуть меньше чем никак. Как-бы проверяя, что читатель дошел до нужной кондиции — автор берет иголку и тыкает его. В роли иголки выступает смерть детей. Эффект достигнут — читателя эпизод смерти ребенка, просто катастрофической для «русского литературного космоса», не трогает вообще никак — честное слово, нечасто припомнишь такой мощный «анестезирующий» эффект от подготавливающей части. По уровню формировании эмпатической связи между героем и читателем автор находится где-то на уровне Дарьи Донцовой — её герои тоже ничего не чувствуют. Героиня Донцовой грустит, когда конфета размазалось по кровати, радуется, когда тискает своих мопсов, и в ужасе, когда она нашла труп на помойке. Но все эти эмоциональные движения происходят посреди просто тотально выжженной пустыни (слабо характерной для уже упоминавшийся традиции отечественной литературы). Здесь автор играет в эту же игру — героям не сопереживаешь никак. Где-то к середине герои утрачивают свои облики, а главным действующим лицом становится «технический персонал» — и выпадение из сюжета Вихры становится куда более неприятной вещью, чем смерть очередного «маленького пассажира» (от слова «колония» все повествование меня очень коробило). Кульминация, конечно, это смерть Марии — героини, которая именно что вышла из «детской» части повествования, на наших глазах перейдя во взрослую жизнь.
Это не постмодернизм идейный, как у Сорокина , это такой интуитивный постмодернизм. Автор нащупал постмодернистскую канву, разлитую в ХХ веке, и начал в ней работать, возможно, сам того не подозревая — считая что он пишет самое что ни на есть классическое повествование. По крайней мере для работы с этим текстом я советую отойти от «классической» литературной традиции, и не попадаться на атмосферу начала ХХ века.

Сопереживание
Главный элемент этой слезливо-жалостливой истории. опять же, лишен внутреннего ядра — в истории некому сопереживать. У героев нет прошлого — кто все эти дети? Что у них за семьи? Они грустят по своим родителям, но как и о них самих — об их родителях мы ничего не знаем. Урывками становятся понятно, что дети совсем не из бедных семей — автор проговаривается, что поездка эта стоила 200-300 рублей, сумма немаленькая, которую приходилось «даже занимать у знакомых». Понятно, что эти деньги это уже не царские рубли, но в условиях голода иметь: а) наличие денежных средств на руках; б) источники дохода денежных средств; в) знакомых, у которых есть денежные средства, и которые их будут готовы вам дать; г) и все это в условиях войны и достаточно мощного голода — заставляет думать, что дети эти из семей выше среднего класса. У многих живы родители, особенно отцы, что принципиально важно, учитывая что отбушевала Первая мировая, где царское правительство (что бы не пели сейчас современные монархисты) не сильно заботилось о сохранении человеческого ресурса. Если взрослых мужчин не мобилизовали, они жили в столице, и они не могли все бросить, и покинуть голодающий город — значит, не последними людьми они там были.
Подобные элементы, которые необходимы для сопереживания, приходится выуживать буквально по крохам. Финальные титры тоже не проливают свет — автор, при всей его любви к избыточным подробностям, здесь очень сух, и эта скупость на подробности ему совсем нехарактерна.

Поток сознания
Автор применяет классическую технику «потока сознания», не сильно руководствуясь художественной ценностью или литературными задачами. Создается полное ощущение, что автор так до конца и не определился, что же он пишет — художественную литературу на документальной основе, или же чистейшую документалистику. Здесь можно как и отругать, так и пожалеть автора. Пожалеть за то, что такой дичайший объем произведения раздавит и куда более опытного автора — с такими массивами справиться может далеко не каждый, и когда автора постигает неудача — ну, он не смог один остановить оползень. Но с другой стороны — кто его заставлял делать объем настолько большим? Пресловутый «долг перед истиной»? Создается ощущение, что автор просто вывалил все, что у него было, и сам потонул в этом объеме. Отсюда и эклектика в повествовательных технологиях — тут намешано от «документальных» писем до каких-то личных воспоминаний на смежные темы. Гигантомахия — распространенная болезнь, но не обязательно идти у неё на поводу.
Мельтешение сотен героев вызывает перед глазами не «полотно эпохи» и не «трагедию слома времени» а телевизионный белый шум. Герои возникают, исчезают, снова возникают, умирают, исчезают — а ты смотришь на это глазами автора, и внутри тебя мало что шевелится, хотя автор и нагнетает как может. Канал Дискавери, когда на голубя налепили камеру, он летит и все снимает — это увлекательно, но это не пример удачного «художественного произведения». Слишком большая книга, которая писалась слишком долго.

В целом о задумке
Как ни странно, именно из-за конфликта двух основных пластов повествования книга представляет интерес — не как литературное произведение, а как очень четкий барометр того, что творится в голове среднестатистического советского интеллигента, у которого нет литературного опыта чтоб скрывать свои мысли получше. Творится, как и предполагалось, каша.
Дело даже не в Одиссеи, которой тут нет, ни в декларированной аллюзии на Ноя с его ковчегом (автор настолько раздухарился, что в середину вставил еще и сон про Ноя, видимо, понимая, что заголовок закольцован весьма слабо) — кто в этих Одиссеях с Ноями то разбирается вообще? Дело в какой-то собственной неопределенности. Вот у него революция, которая «служит народу», и вот у него Американский Красный Крест, который служит людям. Конфликт между «служением народу» в понимании большевиков и «служение человеку» в понимании Красного креста и есть главная силовая линия повествования — и именно политическая борьба «бульдогов под ковром» в определенный момент полностью перетягивает на себя внимание читателя. А дети? Дети это фон, декорация этого спектакля, типа вырезанных из картона ёлочек на сцене театра. Самое забавное, что автор с самого начала взял курс именно на трагедию детей, но к середине в голове у него что-то сместилось, и повествование пошло иным путем. Первую часть выправлять он, конечно, не стал.
И пусть никого не обманывают рекомендации Владимира Познера — прямо скажем, он не образец хорошего литературного вкуса, да и вкуса вообще. «Луковое» повествование, в качестве верхнего слоя скрывающееся под документалистикой, потом под художественной литературой, в конце выводит нас туда, куда неизменно выводит любой отечественный автор — в свою собственную голову, где что-то там кипит, бурлит, булькает и взрывается.
Главный вопрос — почему 4-е звезды? Ответ есть у меня — это то самое произведение, которое не выводит тебя из зоны комфорта. Бывают авторы, которые пишут о вопросах, которые их, на самом деле, не волнуют — но делают это настолько классно, что ты весь испереживаешься. Что ни говори, задача искусства все-таки травмировать, выбивать человека из привычной колеи — иначе это совсем не искусство. Здесь мы видим постмодернистский роман в овечьей шкуре документалистики, написанный не очень умелым автором, где в качестве главного тарана представлена трагедия детей. И знаете — это таран сделан настолько картонным, что он не в состоянии пробить ворота скепсиса и цинизма среднестатистического человека (с истериками работать значительно проще — не удивлюсь, если люди истерического характера сочтут этот роман проникновенным). Что мы получаем в итоге? Скрупулезно, добротно слепленный документальный худлит, который не выгоняет тебя из твоего гамака, и заставляет сочувствовать персонажам весьма умеренно. У них даже нет каких-то характеров, чтоб им можно было сочувствовать сильнее, чем нужно. А раз так, даже их смерть не перерастет в трагедию.
Создается полное ощущение, что роман этот писался не для отечественного читателя, а для зарубежного. Ода американскому красному кресту, сдержанные плевки в сторону большевиков, специально мелко нарубленные главы (чтоб легче было переводить), очень простой язык, нарочито незамысловатый сюжет с трагичностью. Взрослые персонажи с характером, с историей, со своим голосом в повествовании — сплошь иностранцы. Им же и хочешь сопереживать. Мне это повествование напомнило книги Светланы Алексиевич о войне — это тот самый жанр, который заставит сопереживать западного читателя, но не сможет его сильно травмировать (иное дело, например, Даниил Гранин ). И если взять гипотезу, что книга написана для зарубежного читателя, за аксиому — сразу все становится понятно. Это и хвалебные отзывы, явно предназначенные для американского читателя (да, даже Познер), это и структура, это и посыл. И для американского читателя эта книга придется очень даже впору — по крайней мере насколько я представляю себе портрет данного читателя. Для русскоязычного читателя данный продукт будет интересен если вы истерик, и готовы расплакаться вообще над всем, либо если вы любите летать в бурях ХХ века, не вылезая из своего гамака.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
7 слушателей
0 отзывов
Hermanarich написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Постмодернистская имитация библейской одиссеи

Сложность в выработке отношения к данной книге возникает прежде всего из-за чудовищно сильного рассинхрона, который настолько плотно въелся в ткань повествования, что стал элементом авторского замысла (хотя на мой взгляд, подобной задумки изначально не было). Не буду настаивать, что мои личные дефекты зрения помогают работать с этим рассинхроном лучше — хотя оба моих глаза демонстрирует разный характер астигматических нарушений, связанных с точкой фокусировки внутри глаза. Посмотрим на эту книгу каждым глазом по отдельности, фокусируясь на двух основных «пластах» данного повествования: содержании и форме.

Содержание
Здесь все достаточно просто — незатейливая история как дети, спасаясь от голода, поехали в более «сытые» места, и поездка затянулась на несколько лет, включая в себя целое кругосветное путешествие. С сюжетной точки зрения здесь нет ничего примечательного — история проста до невероятия, и, если б автор иначе подошел к выбору формы, особых сложностей с ней вообще бы не было. Взяв на вооружение весь бэкграунд советского интеллигента: кусок своей первой профессии; Одиссею, покрывшуюся мхом в голове где-то в первые три десятилетия жизни; Библию, перед которой советский интеллигент обязательно благоговеет, но при этом презирает; кровавых большевиков; добрых американцев; гуманизм этого самого «большевистского» разлива — автор выдал гигантский труд как весьма относительные дети (там были и жбаны по 17 лет, так себе, прям скажем. дети, что не мешает автору говорить о «детях» с экзальтированным придыханием) оказались пешками в политической игре большевиков и, условного, «западного мира». На этом, надо сказать, история заканчивается. И не обманывайтесь, это не Библия с потопом, это не Одиссея , и даже не Илиада — сходство слишком поверхностное и фрагментарное. Оба выведенных (не слишком ли много?) в заголовок текста героической (!) литературы декларируют глобальную миссию у своих героев — и у Ноя, и у Одиссея. Понятно, что ни в какой традиции героической литературы ребенок не может быть полноценным персонажем с собственной миссией — вспомните Сравнительные жизнеописания Плутарха . Миссия появляется позже, когда человек выходит из статуса ребенка. Попытка прикрыть свое повествование чем-то великим — стандартное желание не очень опытного писателя. Больше о содержании сказать, особо, нечего.

Форма
Метод формализации авторской истории есть самое интересное в данном повествовании. Если сюжет просто «художественная документалистика» без особых изысков, то вот с формой автор заморочился сильно, и не сказать чтоб это пошло на пользу повествованию.

Постмодернистские нотки
Какой-то идейный постмодернизм в книге сквозит очень явно, притом что книга старательно маскируется под самое что ни на есть классическое повествование. Темы, вызывающие наибольший психологический отклик — голод, страдание невиновных — здесь отправные точки. Автор сразу накачивает читателя морфином, и после него анальгин как обезболивающее чувствуется чуть меньше чем никак. Как-бы проверяя, что читатель дошел до нужной кондиции — автор берет иголку и тыкает его. В роли иголки выступает смерть детей. Эффект достигнут — читателя эпизод смерти ребенка, просто катастрофической для «русского литературного космоса», не трогает вообще никак — честное слово, нечасто припомнишь такой мощный «анестезирующий» эффект от подготавливающей части. По уровню формировании эмпатической связи между героем и читателем автор находится где-то на уровне Дарьи Донцовой — её герои тоже ничего не чувствуют. Героиня Донцовой грустит, когда конфета размазалось по кровати, радуется, когда тискает своих мопсов, и в ужасе, когда она нашла труп на помойке. Но все эти эмоциональные движения происходят посреди просто тотально выжженной пустыни (слабо характерной для уже упоминавшийся традиции отечественной литературы). Здесь автор играет в эту же игру — героям не сопереживаешь никак. Где-то к середине герои утрачивают свои облики, а главным действующим лицом становится «технический персонал» — и выпадение из сюжета Вихры становится куда более неприятной вещью, чем смерть очередного «маленького пассажира» (от слова «колония» все повествование меня очень коробило). Кульминация, конечно, это смерть Марии — героини, которая именно что вышла из «детской» части повествования, на наших глазах перейдя во взрослую жизнь.
Это не постмодернизм идейный, как у Сорокина , это такой интуитивный постмодернизм. Автор нащупал постмодернистскую канву, разлитую в ХХ веке, и начал в ней работать, возможно, сам того не подозревая — считая что он пишет самое что ни на есть классическое повествование. По крайней мере для работы с этим текстом я советую отойти от «классической» литературной традиции, и не попадаться на атмосферу начала ХХ века.

Сопереживание
Главный элемент этой слезливо-жалостливой истории. опять же, лишен внутреннего ядра — в истории некому сопереживать. У героев нет прошлого — кто все эти дети? Что у них за семьи? Они грустят по своим родителям, но как и о них самих — об их родителях мы ничего не знаем. Урывками становятся понятно, что дети совсем не из бедных семей — автор проговаривается, что поездка эта стоила 200-300 рублей, сумма немаленькая, которую приходилось «даже занимать у знакомых». Понятно, что эти деньги это уже не царские рубли, но в условиях голода иметь: а) наличие денежных средств на руках; б) источники дохода денежных средств; в) знакомых, у которых есть денежные средства, и которые их будут готовы вам дать; г) и все это в условиях войны и достаточно мощного голода — заставляет думать, что дети эти из семей выше среднего класса. У многих живы родители, особенно отцы, что принципиально важно, учитывая что отбушевала Первая мировая, где царское правительство (что бы не пели сейчас современные монархисты) не сильно заботилось о сохранении человеческого ресурса. Если взрослых мужчин не мобилизовали, они жили в столице, и они не могли все бросить, и покинуть голодающий город — значит, не последними людьми они там были.
Подобные элементы, которые необходимы для сопереживания, приходится выуживать буквально по крохам. Финальные титры тоже не проливают свет — автор, при всей его любви к избыточным подробностям, здесь очень сух, и эта скупость на подробности ему совсем нехарактерна.

Поток сознания
Автор применяет классическую технику «потока сознания», не сильно руководствуясь художественной ценностью или литературными задачами. Создается полное ощущение, что автор так до конца и не определился, что же он пишет — художественную литературу на документальной основе, или же чистейшую документалистику. Здесь можно как и отругать, так и пожалеть автора. Пожалеть за то, что такой дичайший объем произведения раздавит и куда более опытного автора — с такими массивами справиться может далеко не каждый, и когда автора постигает неудача — ну, он не смог один остановить оползень. Но с другой стороны — кто его заставлял делать объем настолько большим? Пресловутый «долг перед истиной»? Создается ощущение, что автор просто вывалил все, что у него было, и сам потонул в этом объеме. Отсюда и эклектика в повествовательных технологиях — тут намешано от «документальных» писем до каких-то личных воспоминаний на смежные темы. Гигантомахия — распространенная болезнь, но не обязательно идти у неё на поводу.
Мельтешение сотен героев вызывает перед глазами не «полотно эпохи» и не «трагедию слома времени» а телевизионный белый шум. Герои возникают, исчезают, снова возникают, умирают, исчезают — а ты смотришь на это глазами автора, и внутри тебя мало что шевелится, хотя автор и нагнетает как может. Канал Дискавери, когда на голубя налепили камеру, он летит и все снимает — это увлекательно, но это не пример удачного «художественного произведения». Слишком большая книга, которая писалась слишком долго.

В целом о задумке
Как ни странно, именно из-за конфликта двух основных пластов повествования книга представляет интерес — не как литературное произведение, а как очень четкий барометр того, что творится в голове среднестатистического советского интеллигента, у которого нет литературного опыта чтоб скрывать свои мысли получше. Творится, как и предполагалось, каша.
Дело даже не в Одиссеи, которой тут нет, ни в декларированной аллюзии на Ноя с его ковчегом (автор настолько раздухарился, что в середину вставил еще и сон про Ноя, видимо, понимая, что заголовок закольцован весьма слабо) — кто в этих Одиссеях с Ноями то разбирается вообще? Дело в какой-то собственной неопределенности. Вот у него революция, которая «служит народу», и вот у него Американский Красный Крест, который служит людям. Конфликт между «служением народу» в понимании большевиков и «служение человеку» в понимании Красного креста и есть главная силовая линия повествования — и именно политическая борьба «бульдогов под ковром» в определенный момент полностью перетягивает на себя внимание читателя. А дети? Дети это фон, декорация этого спектакля, типа вырезанных из картона ёлочек на сцене театра. Самое забавное, что автор с самого начала взял курс именно на трагедию детей, но к середине в голове у него что-то сместилось, и повествование пошло иным путем. Первую часть выправлять он, конечно, не стал.
И пусть никого не обманывают рекомендации Владимира Познера — прямо скажем, он не образец хорошего литературного вкуса, да и вкуса вообще. «Луковое» повествование, в качестве верхнего слоя скрывающееся под документалистикой, потом под художественной литературой, в конце выводит нас туда, куда неизменно выводит любой отечественный автор — в свою собственную голову, где что-то там кипит, бурлит, булькает и взрывается.
Главный вопрос — почему 4-е звезды? Ответ есть у меня — это то самое произведение, которое не выводит тебя из зоны комфорта. Бывают авторы, которые пишут о вопросах, которые их, на самом деле, не волнуют — но делают это настолько классно, что ты весь испереживаешься. Что ни говори, задача искусства все-таки травмировать, выбивать человека из привычной колеи — иначе это совсем не искусство. Здесь мы видим постмодернистский роман в овечьей шкуре документалистики, написанный не очень умелым автором, где в качестве главного тарана представлена трагедия детей. И знаете — это таран сделан настолько картонным, что он не в состоянии пробить ворота скепсиса и цинизма среднестатистического человека (с истериками работать значительно проще — не удивлюсь, если люди истерического характера сочтут этот роман проникновенным). Что мы получаем в итоге? Скрупулезно, добротно слепленный документальный худлит, который не выгоняет тебя из твоего гамака, и заставляет сочувствовать персонажам весьма умеренно. У них даже нет каких-то характеров, чтоб им можно было сочувствовать сильнее, чем нужно. А раз так, даже их смерть не перерастет в трагедию.
Создается полное ощущение, что роман этот писался не для отечественного читателя, а для зарубежного. Ода американскому красному кресту, сдержанные плевки в сторону большевиков, специально мелко нарубленные главы (чтоб легче было переводить), очень простой язык, нарочито незамысловатый сюжет с трагичностью. Взрослые персонажи с характером, с историей, со своим голосом в повествовании — сплошь иностранцы. Им же и хочешь сопереживать. Мне это повествование напомнило книги Светланы Алексиевич о войне — это тот самый жанр, который заставит сопереживать западного читателя, но не сможет его сильно травмировать (иное дело, например, Даниил Гранин ). И если взять гипотезу, что книга написана для зарубежного читателя, за аксиому — сразу все становится понятно. Это и хвалебные отзывы, явно предназначенные для американского читателя (да, даже Познер), это и структура, это и посыл. И для американского читателя эта книга придется очень даже впору — по крайней мере насколько я представляю себе портрет данного читателя. Для русскоязычного читателя данный продукт будет интересен если вы истерик, и готовы расплакаться вообще над всем, либо если вы любите летать в бурях ХХ века, не вылезая из своего гамака.

Gauty написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я список всех детей прочел до середины

Зачастую книги - это поля битв, и данная не является исключением. СССР и США, белые и красные, пельмени и их отсутствие, отцы и дети, голод и тётка, крестьянство и городские жители. И главная - документалистика против беллетристики. Немного неудачная терминология, но я постараюсь уточнить. Редкий, малоосвещённый исторический факт о детских лагерях питания для петроградских детей, и о том, что из этой затеи вышло, наталкивается на авторский выбор формы повествования - ту, где додумываются реплики за героев, а события максимально ретушируются. Вдобавок, наливается побольше незначительных событий, например, как мальчик заработал пару пачек сигарет от разных воспитательниц за унос/принос кота. Очень полезное знание, никак не помогающее читателю, и таких около сорока процентов в книге.
Попробуем вообразить себе картину: Петроград задыхается в тисках голода, и власти придумывают послать около 1000 детей за Урал на несколько месяцев, а лучше на годик, чтобы "вволю наесться хлеба". Ну да, конечно, весь юг страны полыхал, на Дону и Кубани только и ждали с распростёртыми объятиями детей большевиков. Вариант, показавшийся наиболее безопасным, привёл к разлуке детей с их семьями на долгих три года (интервенция, восстание белочешского корпуса, Колчак). Но кто тогда при прощании на вокзале мог это знать? Все не бесплатно, кстати говоря, а за 300 рублей - это немалые деньги, между прочим. Сумма эта даже явилась основанием для обсуждений в Советском правительстве о детях буржуев, которых послали откармливать и выживать в Сибирь. Автор неплохо разбивает эти утверждения, приводя список профессий отцов наших юных путешественников. Письма детей домой, а также сохранившиеся телеграммы позволяют прочувствовать дух времени, в остальном же - лишь фантазии автора. Для меня, например, так и осталось загадкой, на каком этапе, благодаря кому и как было принято решение об участии в судьбах петроградских детей отделения американского Красного Креста. По Липовецкому это произошло потому, что одному журналисту в Гонолулу захотелось. Райли Аллен примкнул к отделению Красного Креста, базировавшегося во Владивостоке и начал операцию по спасению детей, которые к поздней осени 1918 года остались почти без еды и тёплых вещей. Одна из самых ярких сцен книги - когда воспитатели напрямую предлагают детям заняться попрошайничеством. Лично я бы в осознанном возрасте никогда не смог такого позабыть. До занятия Владивостока японцами остается ещё год, который дети проводят, так, как было запланировано изначально. Но благодаря американцам, наладившим быт, учёбу и воспитательный процесс. Сначала я подумал, что книга готовилась к изданию рубежом и рассчитана на американских читателей, например. Но к сожалению, автором не анализируются никакие источники с той стороны Тихого океана, не приводятся документы из архивов Красного Креста, которые бы позволили взглянуть на проблему с другой стороны, под их призмой. Нет архивов или воспоминаний детей, оставшихся в Европе и США, от них в произведении лишь фамилии и констатация факта, что такие были. Некоторые места в книге, казалось, написал герой Стругацких Михаил Крутиков - вокруг одни достойнейшие и прекраснейшие люди. Американцы хорошие, но иногда плохие, потому что хотят помочь детям бежать из советской России. Белочехи хорошие, пропускают состав и кормят, а злые потому что домой хотят. Красные хорошие и вообще герои, но Луначарский с Чичериным просто не разобрались в ситуации, думая что дети буржуйские. Белые чудесные и даже не грабят и не подозревают в шпионаже, а иногда умирают, когда очень мешают. Казаки и крестьяне изумительнейшие, не думают, что дети приехали их объедать, не подают просто так, а лишь за работу на покосе...Сопереживалка отваливается, потому что быстро наступает пресыщение. Скажу страшное - дети и их история на авторском полотне замазываются ненужными уточнениями и отсутствием метких деталей об образах каждого. За исключением трёх человек, они масса, пришедшая из ниоткуда, вернувшаяся в никуда. Очень мало поступков или слов, которые бы выделяли кого-то из сонма. Воспитатели такие же, кроме биолога и белочеха Вихры, их временного помощника. Большой людской каравай, из которого торчат псевдоручки и ложноножки.
Я удивлён, зачем автор работает в режиме лука - усиленное слезодавление читателю гарантировано. Тема сама по себе непростая, невольно ставишь себя то на место детей, то на место их родителей, ужасаешься и перестаёшь. У наших чад есть почти всё, что захотят, у тех ребят простая каша с маслом вызывала восторг, потому что ели жмых и то не вдоволь. Но этого мало, а потому в книгу вставлена история про мальчика с собакой, которая умеет считать и понимает всё, что говорят. Мальчик Федя ищет отца по всему миру, беспризорный, но весёлый и неунывающий. Радостно соглашается плыть со всеми в Америку, потому что пароход отца туда тоже поплыл, как говорят(кстати, кто?), а ещё он хочет написать письмо президенту Вильсону и узнать про папку. Но Вудро-то тоже хороший, понимаете? Он обязательно поможет, а может быть, первым это сделает полицейский, потому что в Америке все хорошие, ясно? Что вы только что прочитали? Что я только что написал? Зачем автор прилепил историю в историю? Почему так мало дневниковых записей, если несколько раз в книге упоминается, что многие дети выдержали и все 2,5 года путешествий вели дневники?
Главное в этой истории, конечно же, что большинство детей вернулось. Пусть не всегда туда и к тем, от кого уезжали, но выжили и навсегда запомнили эти годы. Боюсь вообразить, как с конца тридцатых до самой середины шестидесятых точно они тряслись, чтобы никто не узнал об их визите в Америку. А те, у кого братья-сёстры решили остаться за рубежом? Интересно было бы узнать о дальнейшей судьбе колонистов после возвращения. Собственно, книга выполняет возложенную на неё миссию поучать, развлекая. Я нашёл два сайта, показавшиеся мне достойными внимания. Над нами красный крест и КолонияСпБ. Потомки путешественников объединились в попытке собрать документы, фото архивы и вообще эту историю по крупицам. Потрясающие дневники, строк которых так не хватило Липовецкому, на мой взгляд:

Тётя Лиза ходила в нецензурном костюме, неподобающем ее полу и в розовых туфлях. Героини очень радовались такому конфузу. Эффектна была Адамовна - толстая хохлушка-прачка, тоже в экстравагантном костюме. На изоляционном пункте тоже гуляли, скандалили и читали


Опять поехали, опять вобла и галеты. Начали рассматривать соседей по вагону. Остались друг - другом не довольны.

red_star написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

С любимыми не расставайтесь

Ты сейчас далеко-далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти нелегко,
А до смерти - четыре шага.

А. Сурков, "В землянке", 1942

Большая книга о неизвестном дотоле мне событии, оставляющая смешанные чувства. Событие – интересное, страшное, любопытное, книга – заурядная. Тем более обидно, что это первая существенная книга об этом событии, автор явно старался, но все же надо разделять историю, вытащенную из неизвестности, и качество книги.

Итак, автор в конце 70-х во время плавания с заходом в Штаты услышал, что где-то здесь живет некий спаситель русских детей. Так он услышал о кругосветной одиссее (на первом этапе – скорее об анабазисе) петроградских детей, отправленных откормиться на Урал и вернувшихся домой несколько лет спустя через океаны и континенты. История автора поразила (и было чем). Он стал собирать материалы, нашел оставшихся в живых колонистов и стал писать. Насколько могу судить, книга вышла только в середине 2000-х (хотя заметно, что многое написано еще в 80-е), большая, рыхлая, несколько неорганизованная. А главное – лакированная как палехская шкатулка.

Удивительная все же история, такая, что я было не поверил, что она имела место в нашей с вами реальности. В гугле про нее – кот наплакал, разве что ссылки на эту же книгу, в Вики ничего конкретного. Подтвердили историю только поиск по персоналиям, пара статей в западной прессе да хорошая рецензия в «Новом мире» со ссылками на, простите, бэкграунд. В удивительной и непредсказуемой стране мы с вами живем.

Как широко известно, поводом для падения царизма стали хлебные хвосты в столице. Год революции, смена правительств, Октябрьский переворот не очень способствовали улучшению снабжения. И вот весной 1918 доброхоты выпестовали и осуществили идею отправки сотен петроградских детей в хлебные районы, где дети должны были провести лето. Сам проект, благожелательное отношение советских властей к нему, скорость реализации и согласие родителей детей от себя оторвать и отправить нагляднее всего говорят о том, что и общество, и большевики надеялись, что насилие осталось позади (спорадические вспышки погашены). Пора НИИ основывать и идти в светлое будущее. Наивность, которая обычно стоит человеческих жизней. В каком-то смысле оно и здесь так вышло. Легко, однако, рассуждать об этом с послезнанием, после ужасов Гражданской войны (как вспомнишь мясорубку «Донских рассказов» , мороз по коже – а ведь к казакам и отправляли, другим, правда), тогда вера в лучшую жизнь была, видимо, сильна.

Жизнь растоптала иллюзии, всего за несколько недель после отъезда. Гражданская война вспыхнула быстро, разгорелась жарко. Мятеж чехословаков сразу обрубил связь детей с домом. А сначала и письма ходили, и интересно вроде было. В наш век самолетов трудно представить себе мир, зависящий (особенно за Уралом) от тонкой нитки рельсов (при царе, насколько помню, Транссиб вообще однопутный был почти на всей протяженности), которую оказалось так легко перерезать. И мир схлопнулся – от проектов довеса детей к концу лета к банальному выживанию на враждебной или полувраждебной территории.

Герои существуют в странном мире, прочно вошедшем в нашу литературу. Это те же места, где жили и любили сестры Булавины в «Хождении по мукам» , те же, где становился взрослым Гайдар в повести «Школа» . И все на поездах, вяло идущих через области с разной властью. Странно это все, фантасмагорично, но не уникально. По крайней мере, смахивает на Сирию с ее гражданской войной последних лет, где несмотря на разный контроль, автобусы продолжали ходить через всю страну.

Автор неспешен, плавно движет повествование через месяцы и месяцы. Видно, что писал человек из прошлой жизни – язык книги сформирован давно и резко отличается от современного. И, несмотря на значительный объем, в книге почти нет контекста, мир какой-то иллюзорный, неплотный. Нет казуальности, события просто происходят, герои перемещаются, жизнь идет. Я человек занудный, мне надо как в «Робинзоне» - списки, таблицы, источники средств, кто принимал решения. Увы, все это тонет в лаке кисельно-идеальных отношений. Конечно, автор писал о людях, с которыми (некоторыми из них) он общался, и прямо видно, как тяжело было ему и рассказывать, и сглаживать углы. А люди не могут без углов, особенно под тысячу детей с их конфликтностью. Автор выбрал свой подход, создал уютный нереальный мир бесконфликтности, и этим, на мой взгляд, существенно обесценил свой собственный труд. Ибо когда конфликты все же прорываются – куда плыть, чем заниматься, между русскими и японцами, между русскими воспитателями и американской администрацией, конфликты эти повисают в воздухе, нелепо идут и картинно разрешаются.

Мне вот интересно – что думал автор, выпуская в середине 2000-х книгу, написанную и оставшуюся в 80-х? Он ездит в Ленинград, пишет о Набережной Красного Флота, которая с 1994 уже Английская, сдержан в оценках сторон конфликта, аккуратно говорит о политических симпатиях колонистов (вполне себе красных), с опасением относится к казакам и крестьянам, к присущему им внешнему и домашнему насилию. Все это резко контрастирует с короткими завлекающими отзывами в начале и конце книги – они отвратительно современные, кондовые такие, с идиотскими отсылками к дневнику Анны Франк (ибо это бестактность) и «Мастеру и Маргарите» (ибо это ни к селу ни к городу). Странное скрещение эпох и дискурсов.

Но к черту канву, лучше к детям. У меня вот их трое уже, и страшно читать о крошках (и не таких уж крошках), оторванных от своих годами. Я в детстве два раза был в санатории, в Кисловодске и Анапе по месяцу. Как хотелось домой, слов нет, а это еще со мной деда отправили, он где-то рядом квартиру снимал и проведать заходил каждый день. Своих детей я не отпускаю даже к бабушкам ночевать, не готов пока морально. А тут годы, годы в неизвестности и ожидании чего угодно.

Знаете, что меня поразило больше всего? Когда представитель родительского комитета, заручившись бумагами красных, проехав по территории белых с представителем Красного Креста, добрался до детей, узнал как они живут и просто поехал назад. Просто поехал назад, не забрав своих! Мол, остальным будет тяжело. Со всей откровенностью могу сказать – я не смог бы так сделать, ни за что и никогда. А еще страшнее от того, что один из его детей потом погиб, так и не добравшись до дома.

Да, эти смерти маленьких детей страшны. Бурные реки, болезни, раны, какая-то инфицированная муха в Панамском канале, воспаления (а это еще мир без антибиотиков!). А родители где-то там в Петрограде (удивительно напоминающем Германию из «Черного обелиска» Ремарка) ждут и ничего не знают – и потому, что письма не доходят, и потому, что другие дети не хотят расстраивать заранее, просто не пишут о смертях в пути.

Главное чудо в этой истории – Американский Красный Крест. Американцы подхватили детей, выходили, накормили, вывезли во Владивосток, год холили и лелеяли, надеясь на победу белых, потом, после падения различных белых образований, решились все же везти детей в Европу, но морским путем, через Америку. Тут начинается именно морская часть одиссеи, с тысячами и тысячами морских миль через Тихий океан и Атлантику, с политическими интригами, с попыткой отправить детей во Францию к белым вместо родителей в Петрограде, с противной возней. И с некрасивой любовной линией. Руководитель экспедиции от Американского Красного Креста мужественно и четко выполнял свои инструкции, в американском же стиле, без особого учета мыслей самих опекаемых. Но это полбеды, главное же его скоротечный (по словам автора) роман с одной из колонисток (максимально взрослой).

Если убрать мишуру сладких слов о взаимной любви, выглядит все печально – водил по ресторанам, дарил подарки, на Западном побережье США взял ее с собой в поездку в Вашингтон, пока корабль шел Панамским каналом. Соблазнил, поселил с собой в Нью-Йорке, сделал ребенка, не следил за ее здоровьем. Не женился, после опасной операции взял с собой на корабль в Европу (и, судя по этому, жениться и не собирался – ведь она не ехала к родителям, она сиротой была), где она от последствий воспаления и скончалась. Зовите меня ханжой, но это классическое – поматросил и бросил. Вот такой душка и Санта Клаус. Хорошо ли, плохо ли, но другие источники говорят, что этот эпизод автор книги выдумал полностью от начала до конца (как и Федю Кузовкова), ибо Аллен был давно женат и ехал из Штатов в Европу с женой.

Автор в американских эпизодах явно не на высоте, пытаясь по уже закрепившейся привычке все затушевать, а контекст сгладить. Американцы у него – душные душки, слащавы до дрожи просто. Дело ровно в том, что так не бывает, а когда так кажется, то сразу и подвох ищешь. И легко находишь, ведь не могут люди так – ровно и без эксцессов. Как уже было сказано, АКК пытался всеми правдами и неправдами отправить детей во Францию, а не в РСФСР. И почти преуспел, несмотря на фактически открытый бунт самих детей. Уступка была сделана под большим давлением американской общественности, на которое повлияли наши эмигрантские организации. И они, что удивительно для нас, тогда были в основном просоветскими (как меняются времена), ибо бежали в Штаты в основном евреи, пострадавшие от белых (автор приводит любопытное письмо русскоязычной еврейской девочки о погромах Деникина). К колонистам приставали с вопросами – сколько среди них еврейских детей, что самих детей сильно удивляло. Такая вот, в каком-то смысле, почва для «Красного нуара» , всех этих будущих друзей Советского Союза среди американской творческой интеллигенции. Маленькое спасибо автору за упоминание Людвига Мартенса и Модеста Альтшулера.

Дети хотели домой, встречались с представителем РСФСР в Штатах (дипломатических отношений не было и не будет еще более десяти лет), митинговали и добились своего – японский пароход пошел в Балтийское море (не без остановки во Франции, где с борта сошли дети тех, кто уехал во Францию).

И тут, после всего мира, после эпопеи, дети оказываются в Финляндии, в тридцати километрах от России (тогда граница сразу у Сестрорецка была). Здесь автор опять вытаскивает баночку с лаком и все густо заливает. Финляндия вся такая игрушечно-пряничная, но в тяжелых отношениях с Россией. Отчего бы это? Может, после местной Гражданской войны с массовыми казнями красных и бескорыстной поддержкой немецких добровольцев? А может, после серии терактов, проведенных милыми мягкими финнами в Петрограде? Из текста этого мы с вами никогда не узнаем.

Дети изводятся рядом с границей, ждут встречи с родителями. Но не забывают и о идеологии, массово описав памятник Александру III, сохраненный финнами на территории бывшего царского туберкулезного санатория, который стал очередным временным домом для детей. Потом граница, голодный Питер, конец приключения. Первые встречи, тяжелый быт, будущее.

Автор очень и очень старался. Видно, что ему все далось с большим трудом, вся эта работа над мировым приключением с опасностями и смертями (и простите, но чертов эстет во мне передергивается, когда видит стилистические ошибки вроде «одеть/надеть»). Первопроходцев стоит хвалить, но пропускать недостатки нельзя. К тому же, если верить «Новому миру», есть более документальное и не сглаживающее углы повествование от потомка колонистов Ольги Молкиной. Там, говорят, есть и о попытках американцев идеологически влиять на детей через скаутизм, и про конфликты внешние и внутренние.

Вообще об этом событии у нас писали несколько раз, и в 20-е, и после войны неоднократно, но что-то помешало сюжету прославиться. Вот и в этот раз, судя по молчанию вики и прочих источников, воображение он особо не захватил. И это тоже странно. Порадуемся же просто тому, что большинство вернулось домой.

Anthropos написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Эксплуатация детской темы, или что-то плавает

Мне сегодня приснился Ной с длинной бородой и развевающимися на ветру одеждами. Он грозил посохом и убеждал меня: «Не смей строить ковчег. У тебя кривые руки, отсутствие инженерного образования, даже закон Архимеда помнишь лишь примерно. Загубишь всех, вместо того, чтобы спасти!». А я, если честно, и не собирался – знаю, что не потяну, даже если притопит. К сожалению, Ной (или кто-нибудь другой, может быть, Аристотель) в свое время не приснился Владимиру Липовецкому. Глядишь, избежали бы столь плохо написанной книги непонятного жанра.

Нужно сразу отметить, история о детях Петрограда, пересекших всю Россию и два океана, чтобы добраться до родного дома, чрезвычайно интересна. А с учетом того, что эту историю замалчивали, и в настоящее время о ней мало кто знает, это благодатный материал для написания хоть документального, хоть художественного произведения. К сожалению, автор не справился. Но две заслуги у него все же имеются. Во-первых, собственно популяризировал данный эпизод русской истории. Я, например, до этой книги совсем ничего об этом не знал (темный я человек до самых глубин селезенки), теперь в курсе. Во-вторых, автор провел в начале 2000-х беседы с живыми участниками той самой «одиссеи», тем самым сохранил и донес до потомков их свидетельства. Все это замечательно характеризует Липовецкого, но не как автора. Потому что писатель он, мягко говоря, фиговый. И если оценивать, не реальную историю, лежащую в основе книги, а книгу непосредственно, то высокий балл ей поставить невозможно. Постараюсь пояснить почему.

Автор и издательство характеризуют книгу в качестве документального произведения. Это не совсем так. Документы, конечно, имеются. Большинство из них представлены свидетельствами участников и их близких, письмами и выдержками из дневников. Все это зовется модным словом «нарратив», то есть документами, в которых слишком велика доля личной эмоциональной оценки, порой весьма далекой от истины. Для популярного произведения это, пожалуй, не большая беда. Другое дело, что автор абсолютно этот стиль не выдерживает. Он решает додумать, присочинить, приукрасить, тем самым переводя произведение в форму художественного романа.

Для художественной книги используются совершенно другие критерии. Если автор показывает нам персонажа, он должен его раскрыть, показать личностные особенности, мотивацию его поступков et cetera. Если мне показывают трагическую историю, я хочу сопереживать герою, для этого герой должен обладать некой индивидуальностью. Ее не хватило. Более того, мысли, слова и поступки детей и взрослых вроде столь обычны, но показаны настолько плохо, что им не веришь. *Тут должен быть укоряющий портрет Константина Сергеевича С.* Липовецкий не швыряет, как плотву, живое слово. Его герои умышленны, неправдоподобны, схематичны. Персонажей много, толку мало.

Есть сюжет, который у большинства людей вызывает сильнейший эмпатический эмоциональный ответ. Это смерть ребенка. Его в мировой литературе использовали различно. Когда я читаю шокирующее у Маяковского «я люблю смотреть, как умирают дети» или про бросок детей «с подоконника в сны» из стихотворения Поплавского, я ощущаю невероятную сопричастность к этим детям, совершенно неназываемым, и описанным всего несколькими строчками, даже несмотря на всю очевидную провокационную составляющую данных стихотворных текстов. Когда я читаю про умирающих детей в этом романе Липовецкого, ответа не возникает. Даже ситуация с недавним ребенком – молоденькой беременной девушкой – оставляет мои глаза сухими, а сердце непоколебимым (если выражаться так же пафосно, как автор).

Кроме документальной и художественной составляющих, есть еще публицистическая. Автор не смог придержать свое мнение при себе и высказался. Причем на самые разные темы. То он дает хвалебную оду природе, то вдруг пытается включить психоаналитика и что-то нам объяснить про описываемых героев. Довольно осторожно высказывается на политические темы, кто хороший, по его мнению, а кто не очень. И это тоже плохо согласуется с основным текстом.

Еще один «грех» автора – жуткая неупорядоченность книги. События, вопреки здравому смыслу, излагаются не всегда по порядку. Автор свободно скачет туда и сюда, забегает вперед и возвращается. Это уместно для какого-нибудь модернистского текста, но не здесь. И окончательно автор добивает читателя окончанием книги. Если уж назвал книгу Одиссеей, будь добр соответствуй! Как вы помните, «Одиссея» Гомера не заканчивается приездом сына Лаэрта домой, хотя это и основная его цель, Гомер еще рассказывает о дальнейшей судьбе персонажей. Липовецкий, который плохо, но вел своих героев упоминает о дальнейшей жизни лишь отдельных действующих лиц, да и то весьма скупо. Будущее большинства детей и преподавателей остается в тумане неведомого. Как советская власть их встретила, кого репрессировали, кто умер с голоду в родных стенах и т.д. Необязателен отчет для каждого из сотен детей и взрослых, можно было в общем, я был бы удовлетворен.

Если коротко подвести итог. История очень хорошая. Книга очень плохая. Советую читателю рецензии почитать о невероятном путешествии детей в интернете и не открывать данное «творение», зачем вам оскорблять свой художественный вкус?

Долгая прогулка - 2019. Май. Бонус. Команда "Сетка шведских мандаринов".

angelofmusic написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Ной - это не от слова "ныть"

Я уже один раз рассказывала. Когда моему племяннику было лет тринадцать-четырнадцать, он затеял исторический проект - написать очерк про испанских детей, вывезенных из Испании во время их Гражданской войны. Так это был период, когда я только бросила работу в офисе и постигала прелести, а не ужасы дауншифтинга, я сопровождала его на многие интервью, постепенно проникаясь ужасом этой истории. В 1936-м году в Испании вспыхнул мятеж фалангистов - профашистки настроенных консерваторов. Достаточно либеральная на тот момент Испания (пять лет, как вместо монархии у них была республика) сказала "Упсс!" и началась гражданская война. Республиканским силам стали помогать добровольческие отряды из многих стран (Хэм и Оруэлл - как раз столкнулись именно с этой войной). Это была такая репетиция Второй мировой на отдельно взятом полуострове. Особенно с поддержкой республиканских сил отличился СССР. Отличился настолько рьяно и красочно, что у самих испанцев стало складываться впечатление, что выбирают они не между фашистским режимом и демократической страной, а между прокравшимся социализмом и пусть злыми, но знакомыми консерваторами. Помимо прочих игр "наши добровольцы помогают" (добровольцы; вооружённые мужики, которые едут заграницу; по своей воле, без содействия государства; в СССР, ага), была проведена акция "увезём детей от войны". Это какой-то общий бзик двадцатого века - разделять семьи, я сходу могу назвать три детские книги, которые основаны на вживании детей в незнакомую семьи при эвакуации - "Хроники Нарнии" (хотя ладно, тут только в фильме так), "Пять детей и это", "Волшебный сад Тома". В любом случае часть детей испанских коммунистов увезли подальше от войны на отдых в СССР. Не могу ничего сказать по поводу качества содержания детей в СССР, было ли лучше или хуже, как правило, в Испании дети жили в бедных семьях, так что ухудшения качества жизни у них наверняка не было. Но дело в том, что фалангисты победили. Второй пиар-акции "Возвращаем детей" уже было не устроить (да и многих родителей наверняка расстреляли, фалангисты вывозили целыми грузовиками людей на расстрелы за поддержку коммунистических идей или по доносам в любом занятом ими городе). А потому детей просто оставили в стране. Прост. Через пять лет эти подросшие дети бежали добровольцами на фронт, многие пошли работать на заводы. Не выжило очень большое количество. Ах да. В Испании всё равно остался фашизм. Фалангисты победили и посадили на трон (иного слова не подберу) Франсиско Франко. Официально он был только опекуном реального королевского наследника. Но наследник вырос, начал стариться, а Франко продолжал сидеть (как похожи наши страны). Да, в Европе вплоть до 1975 года, когда Франко откинулся естественным путём, а Испания пришла к тому виду монархии, который исповедует и сейчас, продолжала оставаться профашистки настроенная страна. Сейчас, правда, правые организации получают вторую жизнь при хорошем спонсорстве, но замнём. После войны на испанских детей тем более стало всем плевать. Кто-то успел соскочить с социалистического поезда и эмигрировать в Европу, их потомков стала зазывать Испания после падения Железного занавеса... Но речь не о том. Речь о том, что на судьбы детей, которые выехали отдохнуть, а потом навеки остались заложниками "социалистического рая" всем было плевать. В нашем 2к19 словосочетание "правозащитные организации" считается ругательным, а тогда тем более инициатива с мест награждалась путёвкой в лагерь, в трудовой. Если правительству пофиг, не умничай со своими инициативами. А ведь возможности как-то соединить детей с родственниками были. Через те же ячейки итальянских коммунистов организовывать побеги выживших из Испании, организовывать встречи... Но нет ножек - нет конфеток. Если дети больше не приносят пиар-прибыль, пох на них.

Если в этой испанской истории мне мешает отсутствие реакции властей, то вот схожая ситуация в родной стране. Детей отправляют "отдохнуть", забивают на них, а потом правозащитная и гуманистическая организация занимается их спасением, фактически тоже являясь бильярдным шаром, который бьют политическими интересами разных стран и общественным мнением. Но есть в этом общественном мнении кое-что замечательное. Это общая парадигма: "Дети должны быть спасены вопреки всем интересам" (думаю, вбитые советские шаблоны, которые гласят "Плевать на людей, важнее интересы страны" сейчас терпят кое-какое давление). И мне нужна картина со стороны тех, кто владел ситуацией, кто видел картину в целом, а не изнутри. Книга начинается и я ни хрена в ней не понимаю. Патетика, пафос, а где чёртова конкретика? Ленин шлёт паническую телеграмму: "Хлеба! Петрограду нужно хлеба!". Он пожалел умирающий от голода пролетариат? Или испугался народных волнений, если хлеба всё-таки не будет? Кстати, первые голодные бунты в Питере в 17-м привели к отречению кое-какого монарха, сомнения в уме, прозорливости и толщине черепе которого (про череп японцы подтвердят) вызывает нервическую реакцию у ещё одной части наших граждан. А дальше у нас повествование со стороны некой Катеньки (в этот момент мозг, среагировав на зашкаливающую слёзность повествования, стал автоматически менять имя девочки на Надинька, так как травма после прочтения ДпВ до сих пор сказывается). Директрисса лицея Черская сообщает о возможности поездки на отдых.

Первое. Мне никакого дела нет до этой Катеньки и автор никак не смог заинтересовать ею. Второе. А на самом деле интересно мне иное: откуда были деньги на банкет? Какого чёрта вообще взялись вывозить детей? Нельзя ли было на эти деньги организовать хотя бы одноразовый завоз продуктов? Или это была акция, типа "пусть все посмотрят, что у нас есть деньги на заботу о детях, потому пусть не беспокоятся"? Или такие поездки "подкормиться" были с царских времён и часть расходов уже сразу брала на себя какая-нибудь организация, потому был смысл примазаться? Потому что "вывезти 800 детей из голодающей столицы" - это ни хрена не логичный шаг. Логичным он был бы в сороковых, когда Дорогу Жизни стоило бы использовать для эвакуации. Игра в "мы помогаем детям и только детям" могла быть исключительно политической и публичной. И любой журналист, кто тем более тридцать лет собирал материал, должен был сунуть нос в газеты того времени (они-то пока не засекречены) и понять, в чём был смысл акции. Но неееееет. Мы расскажем, блин, про Катеньку. Причём подробности, которые я даже в пять лет постеснялась бы записывать печатными буквами из-за их клишированности.

В момент, когда я прочитала нижеотцитированный пассаж, мой Внутренний Критик и Эстет извинился и пошёл проблёвываться от количества всунутых нам силком в кишки соплей, а я поняла, что с меня довольно и пошла искать информацию в интернете.

Только дворник Пахом в длинном белом переднике наводит чистоту у подъезда. Он первый, кого она встречает каждое утро по дороге в гимназию. Борода у Пахома — от глаз до пояса. Он только с виду страшный. А глаза добрые и лучистые, как у Деда Мороза.

Я не могла поверить, что настолько плохо стилистически выверенная вещь, может не накосячить и в чём-то ином. И оказалась права, когда наткнулась на эту статью. Где-то половина произошедших в этом опусе событий - выдумка.

Я ненавижу фильм "1+1", очень сильно морщусь от фильма "Прислуга" и ужасно критикую фильм "Полночь в саду добра и зла". Все три объединяет то, что они основаны на реальных событиях и повествуют о непонимании, нетерпимости, о человеческих жестокости и доброте. Людям лениво обращаться к первоисточникам. Они смотрят фильмы, утирают слёзы, вызванные зашкаливающей приторностью повествования, кивает головами и повторяют, что "всё так и было". Эти фильмы вредны. Вредны, как и эта книга. Один из подобных фильмов только уже от российских разработчиков не так давно разобрали на ютубе. Это фильм "Временные трудности". Он основан на реальных воспоминаниях, слёзы, сахар... Только там есть одна масипусенькая подробность... Такой истории, которая показана в фильме в принципе не было. Равно как не было тех историй, на которых основаны вышеуказанные ленты. Потому что в этом сентиментальном говне меняют главное - саму суть истории. Потому что очень тонкие истории о том, как люди начинают смотреть на жизнь по-другому, достаются для реализации людям примитивным, которые не понимают тонкости взаимоотношений. Потому что "обладать счастьем в жизни" - это не гонять на Мазератти, рискуя чужими (!!!) жизнями, только потому, что эта украденная из "Запаха женщины" сцена красиво смотрится в их сентиментальном дерьме. Потому что сегрегация - это не "жестокий" приказ хозяйки служанке пройти пару шагов под дождём, чтобы воспользоваться туалетом для слуг, а постоянное давление на обе стороны, когда одного человека априори, просто по праву рождения, считают вторым сортом, а тот, кто считает себя "первым сортом", держится любыми силами за это разделение, чтобы быть лучше хоть кого-то. Потому что проблемы городка Саванна не в произошедшем там убийстве, а в неумении смиряться с некрасивой, но правдой. Эти фильмы вредные. И эта книга вредная. "Временная трудности" - это пик, апофеоз того, к чему может привести желание чуть-чуть подправить реальность. В основе - жизнь успешного коуча, который родился с признаками ДЦП, но преодолел их и стал торговать словами (сейчас это модно). в фильме же ребёнок болен ДЦП по полной, отец подвергает его травле, пардон, испытаниям, если судить по настроению фильма, а мальчик, сцепив зубы, преодолевает болезнь. Слёзы, сахар. Пи...ц. Вбить в людей мысль, что ДЦП можно преодолеть, а бедные дети-инвалиды заслуживают "испытаний", которые по сути своей пытки, это им на пользу. Просто то, что чернокожих, таких же людей, как все остальные, сажают на особые сиденья в автобусе - мало, нужна туалетная тема, чтобы вызвать чужие слёзы. Недостаточно показать страх подростков, которые понятия не имеют, что будет дальше, которые осознают, что их "поездка на отдых" оборачивается тем, что какие-то чужие люди решат всю их дальнейшую судьбу (и этот страх много сильнее, чем просто "любовь к родине и потому желание вернуться"), надо ввести придуманные любовные линии...

Спекуляция. Спекуляция эмоциями хуже, чем любая спекуляция товарами. Я понимаю, что на момент написания книги человеку было 69 лет, а это тот возраст, когда точно не надо садиться писать первую в жизни книгу. Но я и понимаю, что все эти дурновкусные вставные новеллы - попытка срубить дешёвой популярности. Риииииальная история! Плевать на то, что она выдуманная. Нет ничего хуже, чем враньё. Оно хорошо, когда ты сражаешься против кого-то, врёшь врагу. Ложь - это оружие. Когда ложь применяют, чтобы выбить слёзы из читателей или зрителей, это всё равно как против вас применяют оружие. Обёрнутое розовой ватой, присыпанное блёстками. Но оружие.

Итак, чуть дальше автор вскользь упоминает некоторые подробности, из которых становится ясно, что всё то, что описано как инициатива Наркомпроса, на самом деле денежная афера. Часть денег за вывоз детей платили сами родители - двести-триста рублей, другую часть давала благотворительная организация "Союз городов". Государство, как понимаю, просто крышевало совершенно чужую благотворительную акцию. С чего "Союзу городов" организовывать подобное? Кто вообще был организатором, чья ответственность? А теперь представьте полыхание моего филея, когда я читаю по поводу денег, которые давал "Союз": "И председатель правительства Яков Свердлов разрешил принять так своевременно предложенную помощь". Попытаемся прорваться сквозь "катинек" и прочий оглушающий треск французских булок. Нет, вывозили не 800 детей, а 11 тысяч, это огромное количество. Я хз про степень инфляции в 18-м, по дореволюционным временам 300 р. - огромная сумма, которая оплачивает не одно лето, а весь год. Недаром дети считались "детьми буржуев". Но надо быть благодарным Советскому правительству, "Союзу городов", бла-бла-бла, ё... ладно, я не проматерюсь. Предположим, что основные деньги давал всё-таки "Союз" , но зачем? Как и было сказано, оплачивать одно лето детям - это идиотизм. Те же деньги стоит потратить на обеспечение продовольствия, которое помогло бы и им, и родителям. У меня простое объяснение: деньги были не самой организации. Так по-идиотски сливать деньги, оплачивать детские лагеря, когда вокруг разруха, намечается интервенция (в Мурманске уже есть во весь рост), банды, весь прошлый год постоянно сваливали правительство (ну, не всегда сваливали, но были и провалившиеся попытки сместить Временное, большевики там были со своим переворотом далеко не первыми, кто радостно объявил "Игру престолов" в одной отдельно взятой столице). Но это шикарная отмаза, когда надо освоить бюджет. "Мы помогаем детям и только детям!". Откуда этот бюджет взялся - Бог весть, но пара минут гугления дали мне понять, что именно в 18-м Союз и прекратил существование. Причём в Большой Советской Энциклопедии он охарактеризован так: "Организация городской буржуазии, создана в августе 1914 для оказания помощи царскому правительству в ведении империалистической войны". Мне лень гуглить дальше, но, полагаю, красиво трясти кошельком перед захватившими власть... гмммм, перед Молодым Советским Правительством было крайне неосмотрительно. А деньги тогда были только у тех, кто хранил их в зарубежных банках и мог спонсировать организацию для помощи голодающим соотечественникам. Вот и акция: красиво, помпезно. Бесполезно. Вредительски даже можно сказать. Разлучать семьи, когда все живут впроголодь и на пороховой бочке. Да какая разница, если сами семьи оплачивают большую часть расходов, но можно сыграть в игру "а мы старалися!"? А родители детей - первое поколение людей, которое ещё не выучило главный советский постулат: "Правительство тебе ничего не обещало, даже если его слова были похожи на обещание". Странно, что фигня произошла только с одной колонией, а остальные дети худо-бедно вернулись домой. При прочтении мне хотелось прищёлкивать пальцами и напевать песенку, которую пели Морж и Плотник устрицам.

Вот как раз с Красным Крестом ситуация иная, намного более играющая на поле "все люди добры". Европа и Америка не голодали, у них пока не было предубеждений против коммунистов, совсем иной эти история была бы в годы Великой Депрессии и маккартизма: нет, я не утверждаю, что детей выбросили бы за борт и держали бы вёслами в воде до полного захлёбывания, но выкачать весь политический потенциал из "мы добрые" постарались бы по полной, а так американцы реально могли позволить себе при помощи спонсирующих христианских организаций побыть действительно добрыми на деле, а не на словах. Так что не надо, визжа, тыкать пальцем в Америку: "А вот они бы, они!". Интересно, сколько человек готовы сказать, что лучше бы дети умерли от голода на родине, лишь бы не быть обязанными американцам? Или начнут искать корысть там, где были только затраты, даже пиар получился скорее с приставкой "анти" из-за бугуртения СССР (ну, кто бы стал признаваться, что бросил своих же несовершеннолетних граждан на произвол, чтобы граждане другой страны их спасали от смерти, лучше америкосов в чём-нибудь обвинить)?

Остальная книга построена в режиме "заунывной шарманки". Бедненькие-несчастненькие. Родители не просто провожают детей на вокзал, а там они с озабоченными лицами. Оху... нет, не проматерюсь. Нет, мне не жалко. Если уже на вокзале ты озабочен, то включи мозг: куда и зачем ты отправляешь своего ребёнка? Эти в правительстве сидят без года неделя, их к сентябрю могут сместить и никто концов не найдёт (то, что большевики просидели не годик, а больше 70-ми - это одна из загадок века, самый долгий в мире косплей фэнтези-книги "Капитал"). Я не верю в эти озабоченные лица, которые должны вызывать жалость. Я могу поверить, что родители машут рукой "ну, там тысячами детей посылают, всю жизнь всё было норм, что теперь может случиться?", не подозревая, что прежней жизни нет вот совсем-совсем, но родители, которые чуют подставу, но всё равно отправляют детей в гребеня, не вызывают моей жалости.

Я не верю в воспоминания, которых груды, и мне опять же лень гуглить, но мне кажется, что я вполне могу найти возмущение родственников тех, кто давал интервью для книги. В каждом предложении инверсия, все они вывернуты под простонародный. Потому что "так жалостливей". Я не верю, что это ТОЧНЫЕ слова говоривших, они вывернуты под понятия стиля автора, а стиль автора чуть кошмарнее ужаса. Я не хочу читать книгу, где все люди, где, ёпрст, РЕАЛЬНЫЕ люди, говорят однотипно. Жалостливо.

Я не смогла поставить двойку. Я даже не смогла всю рецензию посвятить теме "Как надо писать книги по реальным событиям". Но я считаю, что руководствоваться правилом "пипл хавает" по отношению к реальным событиям - это одна из жутчайших вещей в нашем времени. Не знаю, поймёте ли вы меня. Вот вы прочитали про "любоффффь" журналиста и одной из воспитанниц, если отношения выдуманные, от них же не убыло. Но убыло от вас. Потому что если бы оценивали это как художественную книгу, вы могли бы указать, где и что не так, но вы поверили, что вот эта выдуманная история и есть жизнь. Ваш мозг сделал один шаг к деградации. Он записал в память, что "вот так бывает" и вы уже неверно в какой-то момент оцените ситуацию, у вас будет существовать слегка искажённое представление о жизни. Да, хорошо, что автор опросил столько народа. Плохо то, что вместо людей он поместил в книгу свежеокрашенные картонки. Что вместо реальных слов написал свои. Я хочу читать про тех людей, а читаю про автора и его понимание "прекрасного".

admin добавил цитату 6 месяцев назад
Внезапный крик, исполненный печали,
Воздушной птицы из осенней дали, —
Ты знаешь ли?
Жемчужину, скользящую на дне
В предутренней нахлынувшей волне, —
Ты знаешь ли?
admin добавил цитату 6 месяцев назад
Иногда поводом для детской мечты может стать самая неожиданная причина. Когда мне сверлили зубы, я подумал - хорошо быть зубным врачом. Лучше я буду сверлить, чем мне.
admin добавил цитату 6 месяцев назад
Животы их урчат от голода, но им еще хватает энергии бросать друг другу обвинения:
— Ты съел белые цветы, ты съел белые цветы! — кричит девочка.
— И вовсе я их не ел, — отвечает мальчик и, помолчав немного, добавляет: — Они, во-первых, желтые… А ты зато ела дохлых мух с подоконника, а мама не велела. Они грязные.
admin добавил цитату 6 месяцев назад
«Из японцев мне особенно запомнился матрос Ямасаки. Он безответно влюбился в нашу девочку Марусю Богданову.
Мы живем в трюме, оборудованном под спальню. Ямасаки приходит к нам в свободное от работы время, садится против Маруси и тяжело вздыхает. Другие девочки занимают места на соседних койках. Мы понимаем, это настоящая любовь. Но… любовь безнадежная. И очень жалеем японского матроса.
А наша Маруся тем временем восседает как богиня. У нее вздернутый носик и русые кудряшки. И она позволяет себя созерцать с бесстрастным выражением лица.
Навздыхавшисъ, Ямасаки уходит. Расходимся и мы. И нам почему-то грустно…»
admin добавил цитату 6 месяцев назад
... у каждого человека должен быть хотя бы один недостаток. Иначе с ним скучно.