27 минут 19 секунд
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

«Лотос» грандиозный экзистенциалистский пассаж, где разыграна тема Большой Смерти, поглощаемой Великой Жизнью. ЕСЛИ МЫ ВЗДОХНЕМ РАЗОМ, ВОЗДУХ ЗЕМЛИ ПОДНИМЕТСЯ НЕВИДАННЫМ УРАГАНОМ. У НАС ХВАТИТ ВРЕМЕНИ, ЧТОБЫ О КАЖДОМ СОЧИНИТЬ ДОСТОЙНЫЙ РЕКВИЕМ. ЕГО МЫ ИСПОЛНИМ НЕЖНО, ИСТОВО, С ВОЗВЫШЕННОЙ ПЕЧАЛЬЮ. Художник Лохов не побрился перед отъездом и довез свою суточную щетину до материнского смертного ложа. Осторожно целуя старуху в неподвижное белое лицо, он вдохнул запах прелого тела, она же, не открывая глаз, со слабым стоном отвернулась. Сын любил ее, много трогательных слов хотелось сказать ему матери при встрече после долгих лет разлуки, а теперь и говорить было незачем. Быстро прошел зимний серый день, пал ранний февральский вечер за окном, и назревала во тьме, взмахивающей снежными рукавами вихрей, ночная пурга. Еще стоял у Лохова в ушах самолетный гул со свистом, а прошлая бессонная ночь дурманно качалась в голове. Он сидел на стуле, стиснув коленями свои бесполезные руки, и думал о том, что спешил на свидание с матерью, а оказался вдруг у рабочего места смерти, у этой железной кровати. Перед ним на сбившейся постели лежала седая старуха, и сын постепенно узнавал в ней то родное, милое, что сберегалось в его душе, мелькало во сне и сладко тревожило его память все годы разлуки. Вернуться к матери оказалось так просто — всего лишь сутки не поспать, ему же подобное усилие мнилось почти невозможным, и чем больше проходило времени, тем недоступнее казалась мать. А теперь она была перед ним, распростертая на смертном одре, и рядом сидел старый кореец, возле него на стуле лежала горка увязанных в сетку апельсинов.

Лучшая рецензияпоказать все
smereka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Невероятный писатель - Анатолий Ким. Его "Отец-лес" остался в моей памяти, как самое красивое и глубокое произведение советской литературы. Что-то там было такое, что заставило обратить внимание и запомнить. Что? - не помню. Что-то очень интимное и одновременно бескрайнее, невероятно цепляющее. И ни на кого тогда не похожее. Теперь-то я знаю, что его потрясающие описания природы, неожиданные эпитеты - взгляд профессионального художника.
Таков и "Лотос".
Постмодернизм. Экзистенции. Мистика. Невероятная красота слога.
О чём книга? О душе. О её жизни: о её боли, иллюзиях, видениях, памяти, связях и одиночестве; любви и смерти; о памяти и забвении. О красоте стихий и бренности, тщетности бытия.
Прочитав книгу на языке оригинала, уверенно скажу, вспомнив Гессе, Гамсуна, Маркеса, Сартра, Камю и К..., что это - Нобель. Только почему в "отечестве своём" - не "пророк"? Правда, пишут, "переведен на многие языки"...
В предисловии написали что-то о "попытке" автора смычки христианства с буддизмом в книге. Так христианства здесь нет. Здесь свободный от всех и всего полёт. Сам слог и поток мысли - как стихия.
Трудно говорить о шедевре. Это не развлекаловка. Это - искусство.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
2 слушателей
0 отзывов
smereka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Невероятный писатель - Анатолий Ким. Его "Отец-лес" остался в моей памяти, как самое красивое и глубокое произведение советской литературы. Что-то там было такое, что заставило обратить внимание и запомнить. Что? - не помню. Что-то очень интимное и одновременно бескрайнее, невероятно цепляющее. И ни на кого тогда не похожее. Теперь-то я знаю, что его потрясающие описания природы, неожиданные эпитеты - взгляд профессионального художника.
Таков и "Лотос".
Постмодернизм. Экзистенции. Мистика. Невероятная красота слога.
О чём книга? О душе. О её жизни: о её боли, иллюзиях, видениях, памяти, связях и одиночестве; любви и смерти; о памяти и забвении. О красоте стихий и бренности, тщетности бытия.
Прочитав книгу на языке оригинала, уверенно скажу, вспомнив Гессе, Гамсуна, Маркеса, Сартра, Камю и К..., что это - Нобель. Только почему в "отечестве своём" - не "пророк"? Правда, пишут, "переведен на многие языки"...
В предисловии написали что-то о "попытке" автора смычки христианства с буддизмом в книге. Так христианства здесь нет. Здесь свободный от всех и всего полёт. Сам слог и поток мысли - как стихия.
Трудно говорить о шедевре. Это не развлекаловка. Это - искусство.

spillikin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Незаслуженно не читаемый автор. Изучается он, видимо, только на филфаке. А зря! Мало кто так трогательно пишет о человеческих отношениях. Эта книга об утраченном впустую времени, о том, что главное всегда остается где-то за чертой.

admin добавил цитату 5 месяцев назад
Даль огромного и высокого мира, наполненного гулом гроз, звоном зноя и шорохом опадающих лепестков майских тюльпанов, размытая маревами даль ее степной юности была зыбкой и таинственной, она бездумно ждала чего-то великого.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
И пришло время узнать истину, которая была в том, что ему умирать, а подлинный мир, полный дивных тайн, оставался весь позади, так и не познанный.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
В зайце жизнь жарко трепетала от ужаса, а за ним гналась не менее жаркая и страстная жизнь, но верхом на ней мчалась распаленная желанием заячья смерть. И в том, чего желала неистовая всадница, была такая же неотвратимость, как и в золотом и багряном убранстве траурной осени. Убийца и жертва были обуреваемы великими страстями, но при столкновении их получался результат самый незадачливый: невзрачный труп, пожелтевшая трава, шелестящий лоскутный ковер в лесу.
...Он никак не мог забыть о последней секунде заячьей жизни, когда полуживой зверек, каким-то образом вырвавшись из пасти собаки, пытался уползти в сторону. И в том, как он смиренно, слепо и обреченно ковылял прочь от горелого пня, ... увидел самое непримиримое и страшное: одиночество убиваемого, несогласие быть насильно умерщвленным — быть никем, бездыханным трупом.