Ирина Уварова - Даниэль и все все все

Даниэль и все все все

7 часов 31 минуту
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

В «Издательстве Ивана Лимбаха» вышла книга Ирины Уваровой «Даниэль и все все все». Воспоминания посвящены трагической жизни супруга Уваровой, известного советского писателя Юлия Даниэля, который вместе с Андреем Синявским был обвинен в написании и передаче для печати за границей произведений, «порочащих советский государственный и общественный строй». По итогам судебного дела, известного как «процесс Синявского и Даниэля», авторы были приговорены к семи и пяти годам лагерей соответственно. Уварова рассказывает, как проходил процесс, какая обстановка была в то время в обществе и интеллектуальном кругу, которому она и Даниэль принадлежали. Вспоминает Бориса Биргера, Булата Окуджаву, Владимира Войновича, Сергея Параджанова, Михаила Бахтина и многие другие центральные фигуры расцветшей культуры 60–80-х годов. Ирина Уварова - художник-постановщик, искусствовед, теоретик театра. В середине 1980-х годов вместе с Виктором Новацким способствовала возрождению традиционного кукольного вертепа; в начале 1990-х основала журнал "Кукарт", оказала значительное влияние на эстетику современного кукольного театра.

Лучшая рецензияпоказать все
GraneyStormfully написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Карнавал в деталях

Книга, которая очень нравится с первых страниц и немного утомляет к середине. Удивительный язык – настолько выверен каждый знак препинания, что, возможно, именно это и надоедает – в какие-то моменты сосредотачиваешься на стилистике, упуская содержание, и отчетливо представляешь споры с редактором за авторскую пунктуацию.
Я люблю такой жанр – фрагментарных детальных воспоминаний. Однобоким кажется вращение мира вокруг шестидесятников и борьбы с «Софьей Власьевной» - но это и простительно, и понятно, так и было (для них), и понятна авторская ностальгия по тому, что сейчас нам кажется коротким, канувшим, а с позиций истории неважным, а для неё и круга знакомых составляло жизнь.
Она – это Ирина Уварова, вторая жена Юлия Даниэля. Она вспоминает Юлия и его друзей, своих коллег, знакомых – известные Булат Окуджава и Михаил Михайлович Бахтин, знаменитый режиссер, малоизвестная грузинская художница – предстают в тех деталях, которые можно прочитать только в мемуарах. Это не похоже на художественные воспоминания Аксёнова, здесь нет сюжета, но зато много карнавала. В прямом смысле – костюмы, карнавализация – то, что захватывало автора и составляло научный и профессиональный интерес. Есть время, но время такое, каким его видела группа людей. Есть сексизим – какое-то придыхание жён перед талантливыми мужьями (я по крайней мере почувствовала в эпизодах типа – нас не допускали, когда мужчины работали).
Я любитель мемуаров и сторонник включения многих из них в школьную программу, эти воспоминания добавила бы в список дополнительной литературы, по желанию.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
1 слушателей
0 отзывов
GraneyStormfully написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Карнавал в деталях

Книга, которая очень нравится с первых страниц и немного утомляет к середине. Удивительный язык – настолько выверен каждый знак препинания, что, возможно, именно это и надоедает – в какие-то моменты сосредотачиваешься на стилистике, упуская содержание, и отчетливо представляешь споры с редактором за авторскую пунктуацию.
Я люблю такой жанр – фрагментарных детальных воспоминаний. Однобоким кажется вращение мира вокруг шестидесятников и борьбы с «Софьей Власьевной» - но это и простительно, и понятно, так и было (для них), и понятна авторская ностальгия по тому, что сейчас нам кажется коротким, канувшим, а с позиций истории неважным, а для неё и круга знакомых составляло жизнь.
Она – это Ирина Уварова, вторая жена Юлия Даниэля. Она вспоминает Юлия и его друзей, своих коллег, знакомых – известные Булат Окуджава и Михаил Михайлович Бахтин, знаменитый режиссер, малоизвестная грузинская художница – предстают в тех деталях, которые можно прочитать только в мемуарах. Это не похоже на художественные воспоминания Аксёнова, здесь нет сюжета, но зато много карнавала. В прямом смысле – костюмы, карнавализация – то, что захватывало автора и составляло научный и профессиональный интерес. Есть время, но время такое, каким его видела группа людей. Есть сексизим – какое-то придыхание жён перед талантливыми мужьями (я по крайней мере почувствовала в эпизодах типа – нас не допускали, когда мужчины работали).
Я любитель мемуаров и сторонник включения многих из них в школьную программу, эти воспоминания добавила бы в список дополнительной литературы, по желанию.

admin добавил цитату 6 месяцев назад
Однажды спросила: ты что же, лес вовсе не любишь? — У меня вся любовь к природе на море ушла.
admin добавил цитату 6 месяцев назад
— Когда-нибудь я уйду от людей, — неожиданно сказал Юлий, — и буду кормить собак.Дома в Москве нас поджидал Алик, черный спаниель, а также кот Лазарь Моисеевич, уж они-то рассказали бы вам, какой Юлий был замечательный создатель еды для зверья. Последние сутки в приморском раю лил сумасшедший дождь. Оказалось — под нашей верандой вылупились котята, и много их было. Они замерзли, промокли и плакали. Пришлось их всех забрать к себе, так что последнее воспоминание о Приморском было: компресс из котят.
Рай на то и рай, чтобы было солнце, море, звери. Но:— Когда-нибудь я уйду от людей...
admin добавил цитату 6 месяцев назад
— А вы знаете, что в Союзе писателей бардак? — Да кто ж этого не знает! — Нет, не в переносном смысле!