Энтони Бивор - Сталинград

Сталинград

4.1
1 хочет послушать 1 отзыв и 10 рецензий
17 часов 44 минуты
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Аннотация издательства: Сталинградская битва — наиболее драматический эпизод Второй мировой войны, её поворотный пункт и первое в новейшей истории сражение в условиях огромного современного города. "Сталинград" Э.Бивора, ставший бестселлером в США, Великобритании и странах Европы, — новый взгляд на события, о которых написаны сотни книг. Это — повествование, основанное не на анализе стратегии грандиозного сражения, а на личном опыте его участников — солдат и офицеров, воевавших по разные стороны окопов. Авторское исследование включило в себя солдатские дневники и письма, многочисленные архивные документы и материалы, полученные при личных встречах с участниками великой битвы на Волге. У книги Бивора, по крайней мере 5 хороших качеств. Первое: у него хороший стиль, интересно читать (в этом большая заслуга хорошего переводчика г-на Жеребилова). Второе: Бивор пишет об ужасах войны без эмоций, спокойно; и это спокойствие выше всякого пафоса. Третье: написано без пристрастия к какой-либо из воюющих сторон. Четвёртое: Бивор приводит множество малоизвестных фактов, ранее скрываемых, замалчиваемых; причём он использует эти факты не для того, чтобы обличить официальную советскую историографию во лжи, а чтобы дополнить уже известные читателю факты. Пятое: помимо хорошего стиля, у Бивора замечательный метод подводить внимательного читателя к своим выводам (и к своему отношению к излагаемому) — ни в коем случае не в лоб, и даже не заметными намёками, а исподволь, играя нюансами.

Лучшая рецензияпоказать все
Kehribar написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

«Те, кто видел в эти дни черное небо над Сталинградом, никогда не забудут его – грозное, грохочущее, озаренное багровыми вспышками».

Взялась я за эту книгу для того, чтобы увидеть нейтральную точку зрения событий и оценки ситуации. Но вместо этого получила восхищение и сочувствие фашистам. Причем это было даже не между строк, а конкретно в. Поразительно, конечно, как-будто Бивор получил личную выгоду, когда упоминал доблестные и храбрые сражение румынских и немецких армии, когда как «большевики» вшивые, почти всегда были в стельку пьяные, глушили антифриз по чём зря, воровали, перебегали к немцам, а злостные НКВДшники только и делали что ловили их для расправы. Нет ну я специально хотела найти прилагательное «храбрый» для русского, советского солдата, неа, не нашла.

Пожалуй, даже важнее, чем табак, было для солдат водочное довольствие – сто фронтовых граммов ежедневно. Это святое правило никогда не нарушалось. Водка делилась в полной тишине под пристальными взглядами бойцов. Напряжение после боев было столь велико, что такого количества водки солдатам явно не хватало. Приходилось искать другие источники для удовлетворения своих потребностей. На хирургический спирт солдаты никогда не посягали, тот всегда использовался по прямому назначению, а вот технический и даже антифриз выпивали с удовольствием, но только после специальной «очистки».



И вообще немцы у Биворы сентиментальны, образованы, могут пустить слезу расстреливая эвакуировавшихся женщин и детей. Их тяга к прекрасному сильна даже в окопах, они рисуют, играют на рояле.

А вот русские сволочи, товарищ Бивор не преминул подкрепит ярким эпитетом этот абзац:

Особенно отвратительный эпизод произошел 29 декабря 1941 года, когда во время наступления русские захватили в Феодосии немецкий полевой госпиталь. Советские морские пехотинцы, многие из которых были совершенно пьяны, убили около 160 раненых немцев. Многих больных просто выбрасывали из окон, других вытащили на мороз и, облив водой, оставили умирать.



Наверно надо было выдать талоны на усиленное питание.

Зато расстрел в Белой Церкви 90 еврейских детей от 1до 7 – не отвратительно Бивору. Не говоря уже о лагерях смерти.

Вот ещё благородные немцы:

Верность перебежчиков не всегда оценивалась немцами по достоинству. Как то один сержант спросил своего офицера: «Что мы будем делать с нашими русскими? Может быть, прикончить их?» Офицер, ошарашенный подобным бессердечием, отверг эту идею. Он просто отпустил перебежчиков на все четыре стороны, предоставив возможность спасаться самим.



Бивор задается задачей объяснить как должен был действовать Паулюс, чтобы взять Сталинград:

Позже, когда катастрофа уже произошла, Паулюса стали обвинять в невыполнении приказов Гитлера. Но его настоящая ошибка как главнокомандующего состояла в том, что он не подготовился к достойной встрече противника. Все, что ему нужно было сделать – вывести большую часть танков из бесполезного боя в городе и создать сильную механизированную группу, способную быстро отреагировать на удар русских. В германских частях в то время была страшная неразбериха со снабжением, и Паулюсу следовало взять все поставки под личный контроль, чтобы быть уверенным – по первому же приказу техника двинется вперед.
Если бы Паулюс осуществил все эти несложные приготовления и не побоялся взять ответственность на себя, 6 я армия не уступила бы русским и в критический момент смогла бы дать противнику решительный отпор.



В общем, после этой книги точно не буду читать его бред про Берлин.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
21 слушателей
0 цитат
Ленчик поделился мнением 1 неделю назад
Kehribar:
"... я специально хотела найти прилагательное «храбрый» для русского, советского солдата ..."

Надо же, проблема. НЕ НРАВИТСЯ – НЕ ЧИТАЙ. Читай "Российскую газету", смотри Царьград, RT и соловьиный помёт. И балдей...
Kehribar написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

«Те, кто видел в эти дни черное небо над Сталинградом, никогда не забудут его – грозное, грохочущее, озаренное багровыми вспышками».

Взялась я за эту книгу для того, чтобы увидеть нейтральную точку зрения событий и оценки ситуации. Но вместо этого получила восхищение и сочувствие фашистам. Причем это было даже не между строк, а конкретно в. Поразительно, конечно, как-будто Бивор получил личную выгоду, когда упоминал доблестные и храбрые сражение румынских и немецких армии, когда как «большевики» вшивые, почти всегда были в стельку пьяные, глушили антифриз по чём зря, воровали, перебегали к немцам, а злостные НКВДшники только и делали что ловили их для расправы. Нет ну я специально хотела найти прилагательное «храбрый» для русского, советского солдата, неа, не нашла.

Пожалуй, даже важнее, чем табак, было для солдат водочное довольствие – сто фронтовых граммов ежедневно. Это святое правило никогда не нарушалось. Водка делилась в полной тишине под пристальными взглядами бойцов. Напряжение после боев было столь велико, что такого количества водки солдатам явно не хватало. Приходилось искать другие источники для удовлетворения своих потребностей. На хирургический спирт солдаты никогда не посягали, тот всегда использовался по прямому назначению, а вот технический и даже антифриз выпивали с удовольствием, но только после специальной «очистки».



И вообще немцы у Биворы сентиментальны, образованы, могут пустить слезу расстреливая эвакуировавшихся женщин и детей. Их тяга к прекрасному сильна даже в окопах, они рисуют, играют на рояле.

А вот русские сволочи, товарищ Бивор не преминул подкрепит ярким эпитетом этот абзац:

Особенно отвратительный эпизод произошел 29 декабря 1941 года, когда во время наступления русские захватили в Феодосии немецкий полевой госпиталь. Советские морские пехотинцы, многие из которых были совершенно пьяны, убили около 160 раненых немцев. Многих больных просто выбрасывали из окон, других вытащили на мороз и, облив водой, оставили умирать.



Наверно надо было выдать талоны на усиленное питание.

Зато расстрел в Белой Церкви 90 еврейских детей от 1до 7 – не отвратительно Бивору. Не говоря уже о лагерях смерти.

Вот ещё благородные немцы:

Верность перебежчиков не всегда оценивалась немцами по достоинству. Как то один сержант спросил своего офицера: «Что мы будем делать с нашими русскими? Может быть, прикончить их?» Офицер, ошарашенный подобным бессердечием, отверг эту идею. Он просто отпустил перебежчиков на все четыре стороны, предоставив возможность спасаться самим.



Бивор задается задачей объяснить как должен был действовать Паулюс, чтобы взять Сталинград:

Позже, когда катастрофа уже произошла, Паулюса стали обвинять в невыполнении приказов Гитлера. Но его настоящая ошибка как главнокомандующего состояла в том, что он не подготовился к достойной встрече противника. Все, что ему нужно было сделать – вывести большую часть танков из бесполезного боя в городе и создать сильную механизированную группу, способную быстро отреагировать на удар русских. В германских частях в то время была страшная неразбериха со снабжением, и Паулюсу следовало взять все поставки под личный контроль, чтобы быть уверенным – по первому же приказу техника двинется вперед.
Если бы Паулюс осуществил все эти несложные приготовления и не побоялся взять ответственность на себя, 6 я армия не уступила бы русским и в критический момент смогла бы дать противнику решительный отпор.



В общем, после этой книги точно не буду читать его бред про Берлин.

metaloleg написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"... личное противостояние двух тоталитарных вождей..."

Снайпер 1047-го стрелкового полка Василий Григорьевич Зайцев получает карточку кандидата в члены ВКП(б). Ее вручает начальник политотдела 284-й стрелковой дивизии Иван Степанович Ткаченко. Сталинград, 1942-й год

Добрался и до переиздания известного "клеветника и очернителя" Энтони Бивора, это вторая его книга, прочитанная за последние четыре года вслед за Второй Мировой, еще когда-то, лет пятнадцать назад читал его же Берлин. Соответственно, тут скорее не рецензия, а разбор писательских приемов в данном конкретном случае, когда автор от глобальной картины конфликта переходит на ступень ниже, на уровень самого грандиозного сражения на сухопутном фронте. Отмечу, это эта книга впервые выходила в России еще в конце 90-х, сразу после публикации на Западе, для этого издания "Колибри" сделала новый перевод. Сам переводчик неплохо справился со своей работой, сохранив весьма легкий для чтения стиль автора, я легко проглотил 600-страничный томик дней за пять.

Вся работа Антона Боброва складывается из противодействия двух заданных автором векторов - взгляд сверху, в рамках вынесенной в заголовок цитаты из книги, и взгляд снизу, вкратце который может сформулирован как "плохо обычному человеку на войне". Мессидж сверху раскрывается, когда автор двигает на страницах дивизии и армии, говорит устами пропагандистов и генералов, в общем, выполняет обычную для военного историка работу повествователя. В России эту книгу вроде бы даже пытались запретить на региональном уровне, причем в тот же год, что и это издание, что есть скорее бессмысленно - Бивор тут выступает как сугубо нейтральная сторона конфликта, несмотря на формальное родство в стране-участнице антигитлеровской коалиции. Равно описаны и зверства немцев по отношению к военнопленным и на оккупированных территориях, и суровость советских компетентных органов. Эта нейтральная позиция скорее всего и бесит комментаторов у нас в стране, потому что автор тут предстает не самостоятельным исследователем, а перепевателем устоявшихся на Западе штампов о советской стороне, в том числе передирающего у других непроверенные и непонятно откуда взявшиеся цифры. Например цифру в 13 500 расстрелянных своими же солдат и офицеров Красной армии англичанин взял у покойного Джона Эриксона, чья The Road To Stalingrad вышла еще в 1975-м, а вот откуда там ее придумали, уже не выяснить. И это несмотря на работу в приоткрывшихся к тому времени советских военных архивах (напоминаю, что книга писалась в 90-е годы), к которой автор подошел весьма своеобразно.

Вектор "снизу" для автора традиционен во всех его книгах, это можно даже назвать его фирменным стилем - сыграть на противопоставлении взгляда сверху, каким мы и историки видят это сейчас, и каким его видели непосредственные участники или очевидцы в том месте и в то время. Для этого Бивор добросовестно перелопатил сотни письменных свидетельств и собрал большое количество интервью у еще живших в то время рядовых и даже высокопоставленных участников битвы, из которых есть вполне ценные исторические свидетельства, например капитана-танкиста Бера из 6-й армии, отправленного Паулюсом в ставку Гитлера, в надежде, что если он не послушал генерала Хубе, то может быть выслушает простого офицера с Рыцарским Крестом. Тому и правда удалось толкнут речь фюреру и окружающим его военным, но и это не сработало. И пристальная работа в советских архивах оказывается Бивором была проделана с заданным вектором - найти и поднять доклады с мест Щербакову, начальнику ГлавПУра РККА в то время о политико-моральном состоянии войск. Это благодатная среда для изыскания свидетельств за и против "политики партии", потому что подобные донесения, как по линии полиотделов РККА, так и чекистов, содержат как чистые срезы общей обстановки, так и примеры героизма пополам с идеологически подозрительными высказываниями и деяниями - в целом для замысла автора более чем удобный материал для подтверждения своих слов, на который всегда можно сослаться при наездах.

По мне же, книга, как и аналогичная и в чем-то даже родственная у Карелла носит скорее развлекательный характер, хотя многие места по-своему интересны, особенно в оценках роли командующих в ОКВ, ОКХ и на местах. Советские генералы у Бивора подобного внимания лишены. Но с точки зрения знания о непосредственно сражении куда лучше читать настоящих военных историков.

Artistka_blin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Книга давно пылилась у меня к «Прочтению», накануне 9 мая упал на нее взгляд. Думалось, непредвзятый взгляд со стороны – самое то. Первая глава была очень интересной о начале войны, готовности наших войск, о причине ввода немецких войск, как это они сами аргументировали. В таком ключе я хотела видеть и остальные главы. Дочитав практически до середины, сказала себе: «Всё хватит!» Хватит травиться этим ядом якобы уравновешенного отношения британского историка к двум противоборствующим сторонам. Когда мы ругаем себя сами, легче переносится, чем критика со стороны. И дело даже не в этом. Бивор свое мнение выдает за факты, не увидела нигде цитат в тексте. Везде его пересказ. Причем русские выставлены не в благоприятном свете, хотя бы из уважения к победе наших войск и учитывая, что агрессорами и зачинщиками были не мы, приглушал тон. Нет, у меня сложилось впечатление, что он, наоборот, в тайне сочувствовал немецкой стороне. Они у него выходили в общей массе сентиментальными, чувствительными. Например, когда любовались природой на берегу Волги под Сталинградом, решая, что после окончания войны, здесь очень хорошее место для их ферм. Ну, а русские – это быдло. Девушки, попавшие под обстрел на железной дороге – страшны. Бойцы – пьяницы, для них ежедневные сто грамм для поддержания духа, малы, они напиваются тем, что дополнительно найдут, бывает антифризом. И не соблюдение Гитлером международных конвенций по обращению с военнопленными оправдано, эти звери разве заслуживают к себе другого отношения. Вскользь о Сталине – он тоже не любитель соблюдать ведение войны по правилам. Конечно, о репрессиях в военном окружении Сталина перед войной наслышана. Выкошена вся военная верхушка, кто ни затронут, тот лишен духа без приказа сверху что-то предпринимать. Больно сознавать, что это было. У Бивора тоже все отражено. Про толпы дезертиров и перебежчиков к немцам, что такие огромные цифры я не слышала. Пусть советская пропаганда скрывала, но в наше время все тайны раскрываются, говорят обо всем. То ли неприкрытая правда оказалась мне не по зубам, то ли я не готова читать о том, что медперсонал, испугавшись авианалетов, бросил раненых, они остались на 5 дней без присмотра. Лучше почитаю нашу версию на события, может с пропагандой, завуалированными фактами. Но мне легче жить дальше. И считать зверства наших солдат – ответом на грубое вторжение и бесчинства немцев.

Что касается самого стиля изложения. Тоже есть претензии. Есть перескакивание с одних дат на другие, географическая мешанина, то тут, то там. И откровенное топтание на месте. Когда идет изложение каких-то неоспоримых фактов, к ним добавляются какие-то сплетни обо всем, что можно и нельзя.

Мой предвзятый отзыв на непредвзятый взгляд.

radio-einheit написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мощная книга — с литературной точки зрения даже больше, чем с исторической: отлично выстроенное повествование, по неумолимости движения к развязке напоминающее античную трагедию, только с множеством мелких живых деталей, благодаря которым картина войны то распадается на вспышки отдельных личностей и судеб, приближаясь в упор, то снова отдаляется, складываясь в размашистое батальное полотно.

Единственное, к чему может придраться читатель из бывшего СССР, - главный герой в книге один, и это вермахт. Конечно же, Красной Армии там тоже очень много, - как иначе - но эта история все же о немецком преступлении и наказании за него, о том, как вермахт отправился покорять и выжигать для себя Lebensraum, и какую чудовищную расплату он за это понес.

Впрочем, такой угол зрения по-своему полезен - мы не привыкли к нему, куда чаще мы ограничиваемся расчеловечивающим безразличием по отношению к людям, которые были вовлечены во взлет и падение Третьего Рейха, следовательно, уплощая и упрощая противника, а значит - и своих защитников.

Бивор такой ошибки не делает, стараясь видеть в нацистах людей - не забывая ни на секунду, почему они отправились умирать от снарядов, голода и холода к черту на кулички, что они сделали для того, чтобы туда дойти, и кто их там убил. Закавыка в том, что стремление дать объемную картинку здорово рикошетит по РККА: чувства, которые она вызывает, будут непривычно тяжелы для любого, кто знаком с советским военным мифом. Многие из деталей, на которые мы привыкли закрывать глаза (100 фронтовых грамм, подрыв танков с помощью мин на собаках, бытовые условия, идеологический фон), английский язык остраняет - и снова закрывать глаза на них не выходит. Многие из фактов, которые Бивер, успевший получить довольно хороший доступ к архивам в конце девяностых, без комплексов вытягивает на свет божий, вызывают только беспомощную ярость: ну как, ну как так можно было воевать? так бездумно и безоглядно терять человеческие жизни? так глупо подставляться и подставлять других? проявлять такую бессмысленную и отталкивающую жестокость к своим и чужим?

Впрочем, он очень хорошо удерживает баланс — откровенное изображение слабостей, странностей и ужасов РККА не означает, что Бивер приукрашивает вермахт. Медленная и по-настоящему чудовищная смерть немецкой группировки в голой промерзшей степи выглядит абсолютно заслуженной: отдельных людей не выйдет не пожалеть - как не вздрогнуть, читая, как люди тысячами замерзали насмерть, сгорали вместе с транспортниками, сбитыми при попытке взлететь с последнего работающего в окружении аэродрома, истекали кровью в развалинах или умирали от истощения в окопах без еды и воды, - но за ними всегда стоят украинские евреи и жители разбомбленного Рихтгофеном Сталинграда.

bobbybrown написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Так себе, пережевывает из пустого в порожнее одно и тоже, слишком длинно. Потом рраз, какое-нибудь бездоказательное заявление, и опять страницы мутоты.