Виктор Шкловский - Zoo, или Письма не о любви

Zoo, или Письма не о любви

4.1
1 час 49 минут
Альтернативные озвучки
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Ведут программу кандидат филологических наук Александр Галушкин и автор программы Екатерина Калинина. Текст книги читают Владислав Ветров и Ирина Бразговка . Звукорежиссёр - Марина Карпенко В предисловии к своей книге Виктор Шкловский писал: «… Первоначально я задумал дать ряд очерков русского Берлина, потом показалось интересным связать эти очерки какой-нибудь общей темой. Взял „Зверинец“ (Zoo) – заглавие книги уже родилось, но оно не связало кусков. Пришла мысль сделать из них что-то вроде романа в письмах. Для романа в письмах необходима мотивировка – почему именно люди должны переписываться. Обычная мотивировка – любовь и разлучники. Я взял эту мотивировку в ее частном случае: письма пишутся любящим человеком к женщине, у которой нет для него времени. Тут мне понадобилась новая деталь: так как основной материал книги не любовный, то я ввел запрещение писать о любви. Получилось то, что я выразил в подзаголовке, – «Письма не о любви». Тут книжка начала писать себя сама, она потребовала связи материала, то есть любовно-лирической линии и линии описательной. Покорный воле судьбы и материала, я связал эти вещи сравнением: все описания оказались тогда метафорами любви. …» В пятисерийной радиоверсии знаменитой книги Виктора Шкловского речь пойдет о необычной судьбе самого писателя Виктора Шкловского , чье творчество и жизненные коллизии могли бы стать сюжетом самостоятельного авантюрного романа. «Русский Берлин» 20-х годов в книге „Zoo“ это галерея портретов знаменитых русских писателей и художников, о которых Виктор Шкловский рассказывает как о собратьях по судьбе и призванию. Авторы программы Екатерина Калинина и литературовед Александр Галушкин делают попытку восстановить истинную реальную картину жизни писателя в эмиграции и подробности его биографии в контексте его литературного творчества.

Лучшая рецензияпоказать все
barbakan написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Филолог Шкловский влюбился в Эльзу Триоле. Эльза была яркой и ветреной. Она любила танцевать по ночам, а дома ходила в шубе. Ко всему, в девичестве она была русской интеллигенткой – Эллой Юрьевной Каган, родной сестрой Лили Юрьевны Брик. За окнами был Берлин, липы и эмиграция.

Шкловский только вернулся с гражданской войны в очень продымленной шинели, а за Эльзой ухаживали трое. У Шкловского не было фрака, а значит, – ни единого шанса!

Эльза запретила писать ему о любви, тяжелой, как мотор грузовика. И он стал писать сборник писем «не о любви». Об эмигрантах и погоде. И покупал розы – вместо хлеба.

Так, благодаря холодной Эльзе, получилась книга.
Удивительно, сколько эти, в общем, не самые красивые женщины, сделали для русской литературы. Триоле, Брик, сестры Суок. Чтобы показать количество литераторов, влюбленных и переженившихся на этих музах, сложно придумать метафору. Очень много. В письме к сестре старая Лиля Брик писала: «История дала нам двух поэтов!» Маяковского и Луи Арагона. Привычней было бы услышать вначале слово «судьба». Но нет. Именно «история»! Мы подарили им свою энергию (если не красоту), свои горящие глаза, свою пассионарность, а они – забирали нас в историю. Отсюда – в вечность. Таковы условия общественного договора, заключенного музами, с одной стороны, и поэтами – с другой.

Вернусь к книге. Шкловский был теоретиком литературы, формалистом, новатором. Он верил, что литература меняется со временем. Что старая сюжетная форма, с судьбой героя, положенной в основу сюжета, перестает удовлетворять авторов. Он не знал, что придет на смену романа. В 1922 году писал: «самое живое в современном искусстве – это сборник статей и театр варьете, исходящий из интересности отдельных моментов, а не из момента соединения».

Прошло сто лет. Почти. Роман не умер. Он оказался страшно живучим жанром. Но модернистская книжечка «Zoo», что написал Шкловский, водевильная, разорванная в соединениях, жжшная, блоговая – выглядит очень современно. А язык этой книги может страшно вдохновлять. Вот как патриотическая речь великого оратора готова погнать солдат под пули, так язык Шкловского может погнать к письменному столу, заставить писать. Принудить к творчеству. Солдаты умрут – и станут героями. А вы напишете пост, статус, письмо или, может быть, стихотворение – и поймете что-то про себя.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов
barbakan написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Филолог Шкловский влюбился в Эльзу Триоле. Эльза была яркой и ветреной. Она любила танцевать по ночам, а дома ходила в шубе. Ко всему, в девичестве она была русской интеллигенткой – Эллой Юрьевной Каган, родной сестрой Лили Юрьевны Брик. За окнами был Берлин, липы и эмиграция.

Шкловский только вернулся с гражданской войны в очень продымленной шинели, а за Эльзой ухаживали трое. У Шкловского не было фрака, а значит, – ни единого шанса!

Эльза запретила писать ему о любви, тяжелой, как мотор грузовика. И он стал писать сборник писем «не о любви». Об эмигрантах и погоде. И покупал розы – вместо хлеба.

Так, благодаря холодной Эльзе, получилась книга.
Удивительно, сколько эти, в общем, не самые красивые женщины, сделали для русской литературы. Триоле, Брик, сестры Суок. Чтобы показать количество литераторов, влюбленных и переженившихся на этих музах, сложно придумать метафору. Очень много. В письме к сестре старая Лиля Брик писала: «История дала нам двух поэтов!» Маяковского и Луи Арагона. Привычней было бы услышать вначале слово «судьба». Но нет. Именно «история»! Мы подарили им свою энергию (если не красоту), свои горящие глаза, свою пассионарность, а они – забирали нас в историю. Отсюда – в вечность. Таковы условия общественного договора, заключенного музами, с одной стороны, и поэтами – с другой.

Вернусь к книге. Шкловский был теоретиком литературы, формалистом, новатором. Он верил, что литература меняется со временем. Что старая сюжетная форма, с судьбой героя, положенной в основу сюжета, перестает удовлетворять авторов. Он не знал, что придет на смену романа. В 1922 году писал: «самое живое в современном искусстве – это сборник статей и театр варьете, исходящий из интересности отдельных моментов, а не из момента соединения».

Прошло сто лет. Почти. Роман не умер. Он оказался страшно живучим жанром. Но модернистская книжечка «Zoo», что написал Шкловский, водевильная, разорванная в соединениях, жжшная, блоговая – выглядит очень современно. А язык этой книги может страшно вдохновлять. Вот как патриотическая речь великого оратора готова погнать солдат под пули, так язык Шкловского может погнать к письменному столу, заставить писать. Принудить к творчеству. Солдаты умрут – и станут героями. А вы напишете пост, статус, письмо или, может быть, стихотворение – и поймете что-то про себя.

AlaskaNedd написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мне понравилась эта книга. Даже очень понравилась. Интересно послушать человека, который имел честь быть современником писателя Андрея Белого, художника Марка Шагала, лингвиста Романа Якобсона. Я получила огромное удовольствие. Язык Шкловского лёгкий, яркий, острый как игла.
Это роман- признание в страшной ностальгии. Автор говорит о том, что советскому человеку трудно находиться в эмиграции, потому что «где родился, там и пригодился». Пусть в Советской России было плохо, но в Европе – совсем невозможно. Весь текст пропитан этой непонятной тоской. Автор по собственному желанию сбежал из России, а теперь хочет обратно.
Шкловский пишет 22 письма: 18 из них он адресует некой Але, а 4 – от Али самому себе. Получилось эпистолярное раздвоение личности. По-моему, идея из ряда вон, за что писателю можно уверенно ставить толстый плюс. А вот двадцать третье письмо он написал напрасно, потому что советская власть не прощала измен.

Morra написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

О таких книгах рассказывать сложнее всего.

Они переворачивают все твои представления (а Шкловского я до этого знала исключительно как литературоведа).
Они поражают блестящим отточенным языком.
Они разваливаются на отдельные самостоятельные цитаты, которые живут своей жизнью и точно вписываются в отдельные периоды твоей. И режут, режут, режут тебя по живому.
Они заканчиваются, не успев толком начаться. Хотя, с другой стороны, килограммовый талмуд афористики я бы вряд ли читала с таким упоением - теряется вся новизна, стилистика приедается. Небольшой объем в этом смысле - самое оно, самая прелесть.

Кажется, я, которая никогда особо не жаловала русскую литературу, таки нашла в ней свой период.

innashpitzberg написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Ты дала мне два дела:

1) не звонить к тебе, 2) не видеть тебя.

И теперь я занятой человек.

Есть еще третье дело: не думать о тебе. Но его ты мне не поручала.



Великолепно цитируемый, легко читаемый, такой озорной и умный, с налетом легкой грусти, блестящий эпистолярный короткий роман знаменитого теоретика литературы Виктора Шкловского.

Берлин, начало двадцатых, талантливые писатели, художники и другие люди искусства, эммигрировавшие из бурлящей России.

Он был страстно влюблен тогда в Эльзу Триоле, сестру легендарной Лили Брик. Они переписывались. Она запретила ему писать о любви. Но он не растерялся:

Я не буду писать о любви, я буду писать только о погоде.

Погода сегодня в Берлине хорошая.



Некоторые письма, вошедшие в роман, выдуманны, но некоторые реальны, в том числе несколько писем самой Эльзы:

Больше всего мне сейчас хочется, чтобы было лето, чтобы всего, что было, — не было.

Чтобы я была молодая и крепкая.

Тогда бы из смеси крокодила с ребенком остался бы только ребенок, и я была бы счастлива.



Очень интересно, что прочитав письма Эльзы в этом романе, Горький посоветовал ей писать книги, она послушалась его совета и стала известной французской писательницей, и кстати женой знаменитого Луи Арагона.

А Шкловский вернулся в Россию и занимался в основном теорией литературы, создав чрезвычайно важные и интересные работы, которые уже давно прославили его не только в России, но и на Западе.

Блестящий роман, очень рекомендую.

А нам остаются желтые стены домов, освещенные солнцем, наши книги и вся нами по пути к любви построенная человеческая культура.

И завет быть легким.

А если очень больно?

Переведи все в космический масштаб, возьми сердце в зубы, пиши книгу.

Tanka-motanka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Шкловский такой Шкловский. Зачем тебе женщина, когда ты так пишешь и так говоришь о литературе? Вот и я думаю - только для того, чтобы порадовать читателя.
Тут письма, женщина, вроде как любовь - только проблема не в том, что о любви ему писать нельзя. А в том, что нет любви никакой, как мне кажется. Есть два отдельных человека - и один из них нуждается в собеседнике, а другой - просто вежливо отвечает. Очень отрезвляющее чтение, как будто тебя окатили холодной водой и мир лишился иллюзий.
Не читать влюбленным и восторженным, а мне вполне можно.

admin добавил цитату 5 месяцев назад
Придя домой, переодеться, подтянуться - достаточно, чтобы изменить себя.
Женщины пользуются этим несколько раз в день.
Что бы вы ни говорили женщине, добивайтесь ответа сейчас же; иначе она примет горячую ванну, переменит платье, и все нужно начинать говорить сначала.
Переодевшись, они даже забывают жесты.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
А если очень больно? Переведи все в космический масштаб, возьми сердце в зубы, пиши книгу.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Смеяться же будет тот, кто всех сильней. Книга будет смеяться.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Я не лингвист, о чем раскаиваюсь и буду раскаиваться до смерти.
admin добавил цитату 5 месяцев назад
Синтаксиса в жизни женщины почти нет.